Пандемия коронавируса SARS-CoV-2 продолжает смертоносное шествие по стране: ежедневное количество заболевших не опускается за планку ниже 500 человек, умерших становится больше. По-прежнему в рамках борьбы с эпидемией полиция устраивает рейды, в результате которых задерживает граждан, несознательно относящихся к карантину и не желающих верить во всю серьезность сложившейся ситуации, в существование ковида в целом. Кто-то считает факт существования эпидемии ни чем иным, как «всемирным заговором», кто-то считает бесчеловечным заставлять людей сидеть дома в такую жару, носить маски, выходить максимум на 2 часа в день – по особому разрешению. Недовольство растет, понимание никак не приходит – несмотря на угрожающий рост статистики заболеваний и смертей в стране. Даже эти факты не могут удержать дома людей, которым не сидится в четырех стенах из-за жары и безнадеги.

Что поделать, в Азербайджане очень сложно донести до человеческого разума тот факт, что, по сути, весь мир сумел избежать колоссальных жертв, благодаря санитарно-эпидемиологическим нормам, ведь вакцины нет! Похоже, смертность должна возрасти в 10000 раз, чтобы наши граждане наконец-то уверовали в страшное существование ковида, в цепкость его смертельных объятий. И только те, кто борется с заболеванием, а также те, кто сумел вырваться из ковидного тумана, могут рассказать правду, для многих — невыгодную. Но – тем не менее – правду.

Вот уже несколько недель «Минвал» публикует интервью с врачами, предупреждающими о серьезности ситуации в стране.

Сегодня нашим собеседником стала Саида Каримова, врач Центрального таможенного госпиталя, подключившегося к борьбе с коронавирусом с 11 июня. Доктор была немногословна, так как сложная ситуация в стране не располагает к длительным и пространным беседам. Но суть сказанного – неизменна. И реальна.

— Моя специальность — физиотерапевт реабилитолог. С момента перехода госпиталя на пандемический режим я вместе со своими коллегами заступили на смену длиной в 8 часов. Смена начинается с того самого момента, как только мы надеваем защитные комбинезоны, перчатки, маски, очки. К середине смены обычно у всех уже ранки на носу, за ушами, которые мы дезинфицируем, заклеиваем пластырем, а также максимально переделываем ремешки масок, так как раны от них за ушами долго не проходят. Постоянно приходится придумывать способы спасения себя, чтобы не дай Бог не заразиться.

В нашем отделении тяжелые и очень тяжелые больные, кстати, много молодых тяжёлых больных — вопреки расхожему мнению. Тяжелые больные задыхаются, мы зовём на помощь реаниматологов, некоторых больных приходится переключать на ИВЛ. Очень тяжело все это – и морально, и физически. Болезнь коварна, коварна настолько, что ее «логику» можно уловить по анализам крови, данным КТ и общему состоянию заболевших. И так мы держим руку на пульсе долгие 8 часов. И если в обычное время врачи после смены идут домой и проводят досуг в кругу семьи и близких людей, мы, заканчивая смену, дезинфицируемся, а затем направляемся в карантинный отель, так как с момента наступления смены в течении 14 дней персонал оказывается в изоляции, домой дорогие нет, а если хочешь увидеть семью – то только по видеосвязи в вотсап.

Собеседниками «Минвала» также согласились стать переболевшие ковидом жители Баку, в частности, это жители Ясамальского района, считающегося одним из самых зараженных районов столицы.

— Я заболел в 20-х числах апреля. Сначала подумал, что это простуда, так как все время гриппую именно весной. Три дня держалась температура 38, а потом резко подскочила до 39,2. Началась одышка, я не мог ни спать, ни есть, — рассказывает 47-летний Махир Абдуллаев. – Хорошо, что дети были у моих родителей, в Гарачухуре, с февраля я ремонтировал дом. Мне не хотелось думать, что у меня коронавирус, так как считал, что этого вируса на самом деле не существует. Единственный человек, который был рядом со мной, когда я заболел, моя жена Тахира. Она была с детьми у родителей, но как только я сказал ей, что заболел, она приехала. Жена и вызвала скорую. Меня отвезли в «Семашко», сделали тест. Оказалось, что я заболел коронавирусом. У жены и моей матери тоже выявили ковид, а тесты отца и моих детей были отрицательные. Ой, как мне было страшно! Я весь горел, впадал в бессознательное состояние, почти 2 недели я лежал в реанимации. Когда меня перевели в палату общего положения, на моих руках не осталось места для внутривенных инъекций – все руки были в ранах от уколов. Я не хотел есть, сильно похудел, меня постоянно знобило и сильно болела голова. Кроме того, постоянный страх за жизнь жены доконал меня, я молился Всевышнему, чтобы он не забирал ее, и если уж нужна жертва, то я готов умереть, лишь бы мои дети не остались без матери. Но она не так тяжело болела, как я, у мамы была легкая форма, она даже не температурила, просто немного кашляла. Все обошлось, хотя могло быть гораздо хуже. Не так давно один из наших родственников умер от коронавируса, у него была тяжелая форма, гораздо тяжелее, чем у меня. И всю его семью сейчас держат в карантине. Я обращаюсь ко всем, кто прочитает сейчас эти строки: люди, вирус есть. Он коварен, страшен, берегитесь, берегите своих близких, родителей, детей! В «Семашко» от ковида умирали люди, и старые, и молодые, и богатые, и бедные, вирус не разделяет людей по этим принципам.

Татьяна Гасанова, тоже жительница Ясамальского района, заболела коронавирусом, но не подозревала даже, что является носителем, так называемой асимптомной больной.

— Я работаю в госорганизации, где все сотрудники были проверены при помощи специальных тестов на ковид. У меня выявили коронавирус, хотя не было никаких симптомов, о которых пишут в СМИ: ни кашля, ни температуры, горло не болело, приступов удушья тоже не было. Я была шокирована, когда узнала, что у меня ковид. В данный момент моя семья (муж и сын) до сих пор на карантине, в Олимпийской деревне, а я сижу дома, никуда не выхожу, общаюсь с близкими по телефону или по вотсапу. Продукты мне приносят соседи, оставляют под дверями, а я потом забираю. Следующий тест выявит – здорова я или нет. Лечусь обычными средствами, которые применяются при простудных заболеваниях. Но опять же говорю: я ничего не чувствую, у меня состояние здорового человека, а не больного. Я думаю, что ответ теста вообще не мой, а кого-то другого. Через пару дней я снова пройду тестирование и тогда станет ясно: больна я или здорова. Но все равно советую всем сидеть дома, не выходить без нужды на улицу, носить маски, так как никто не знает – кто болен, а кто  — нет, как в моем случае.

Таких историй на самом деле очень много, но далеко не каждый, столкнувшийся с ковидом лицом к лицу, хочет говорить об этом, предпочитая забыть все, как страшный сон. Но красноречивые статусы в социальной сети «Фейсбук», в которых люди сообщают о смерти свох близких, погибших от удара коварного вируса, говорят голосами сотен людей, чью жизнь поломал COVID-19. А ведь они тоже не верили…

Яна Мадатова

Minval.az