Блогер Александр Лапшин, который недавно был помилован президентом Азербайджана, в своем ЖЖ описал впечатления от белорусского СИЗО, где он провел два месяца. Ему ответил Андрей Бондаренко, который в свое время тоже находился за решеткой в СИЗО № 1 на Володарке. Вот, что он написал на своей странице в Фейсбуке.

«Это, наверное, первый случай, когда «Платформа» вступается за отечественную пенитенциарную систему, опровергая откровенную клевету известного блогера. Мне сложно сказать, по какой причине Александру Лапшину понадобилось это вранье, но если уже я не выдержал, то можете представить, чего он там понаписывал. То, что бытовые условия СИЗО-1 остаются неудовлетворительные — уже давно не секрет. И это по сути единственное, что автор отразил более-менее реалистично (…). В остальном — полный бред.

  1. «Как выяснилось, почти все сокамерники сидят уже давно в ожидании суда, некоторые по 2(!) года и к ним еще даже не приходил следователь».

—  Даже сложно это как-то прокомментировать, поскольку следователи появляются с завидной регулярностью, а к сроку содержания под стражей СИЗО не имеет никакого отношения.

  1. «Принесли завтрак. Выглядит этот так: распахивается окошко и раздается крик «Каааааша».

— Питание раздают по времени и никто не орет. В этом нет смысла, меню на каждый день заключенные знают.

  1. «У нас камера элитная, можно тарелки помыть в раковине, но в других камерах раковин попросту нет».

— Во всех камерах есть раковины и туалет.

  1. «В тюрьме дофига больных туберкулезом, причем из-за переполненности камер многие из них сидят вместе со здоровыми».

— Больных туберкулезом очень мало и сидят они отдельно.

  1. «Если вам не приносят передачи родные — вы быстро начнете болеть и в итоге погибните. К счастью, белорусские сидельцы жалеют иностранцев и делятся с ними своими домашними передачами».

— Питание в СИЗО-1 вполне съедобное, но и его берут только для гарнира к 30 кг. передач, которые разрешены в месяц.

  1. «Свидания с семьей раз в месяц на полчаса через стекло, причем начальство чаще никаких свиданий не разрешало без объяснения причин».

— Свидания обвиняемым НЕ РАЗРЕШЕНЫ вообще, только с разрешения следователя.

  1. «Еще не разрешается читать книги! Это не шутка».

— Каждую неделю книги раздаются местной библиотекой, а в письмах и передачах их можно передавать сколько душе угодно. С определенными понятное дело ограничениями.

  1. «По секрету сокамерники делились, что, если со свободы через „одного человечка“ передать деньги, то и свидания с семьей разрешат чаще и камеру могут дать получше. Еще за взятку можно договориться, чтобы вам в камеру поставили телевизор, это вам обойдется примерно в 500 евро взятки. Перевод в камеру получше стоит 1000−1500 евро в месяц. Лечь в больницу — еще около 2000 евро в месяц».

— Телевизор в камеру администрация по заявлению даст бесплатно или можешь заказать его с воли через родственников и забрать обратно после выхода или этапирования на зону. А перевод в камеру за 1500 у.е.- вызывает улыбку и сомнения в адекватности автора. Как и сумма «лечь» в больницу, в которую просто попадаешь при наличии заболевания.

Статья автора — не более, чем социальная фантастика, очень смахивающая на банальное вранье. В белорусских тюрьмах достаточно недостатков, за которые их можно критиковать. Достаточно случаев нарушения прав человека. Но для чего их обвинять в том, чего нет? Мне кажется, что подобные высказывания недопустимы для определенного уровня авторов, доверие к которым после таких публикаций исчезает напрочь».