Тональность высказываний армянских лидеров и экспертов после встречи президентов в Женеве резко диссонирует с теми, что звучали прежде. Напускная смелость сменилась заискиванием и лукавством. Речь не только о том, как выразился Серж Саргсян, что «решение карабахского конфликта будет болезненным». Конфликт садится на развязку, и происходит это не по сценарию агрессора. Отсюда панические настроения в армянских рядах.

В Женеве, фактически, состоялись похороны плана Еревана по созданию механизмов мониторинга на линии соприкосновения. С его помощью Саргсян намеревался загубить пункт о возвращении оккупированных азербайджанских территорий. Но …

Очный швейцарский раунд армянский президент проиграл вчистую, потому поторопился с заявлением о невозможности пребывания Карабаха в составе Азербайджана. Фортель был сродни маханию кулаками после боя, да еще и с помощью липы. А ведь никакой встречи с представителями швейцарской диаспоры не было. Ход был блефом чистой воды, и придумали его, чтобы смыть очевидный президентский фол.

Политической сообразительности хватило на примитивный пиар, и распространенный посыл, разумеется, рассчитали для внутреннего пользования, потому что Саргсяну надо было вернуться домой не с бледным лицом. Теперь же, когда президент говорит о необратимости политических уступок, поневоле открывает завесу над швейцарским, да и общим  провалом.

В этой связи многие в неведении, вот и продолжаются гадания на кофейной гуще. Большинство, в том числе и в рядах просаргсяновского лагеря, осторожно предсказывают неизбежность болезненных территориальных уступок. Но в контексте ведется подготовка общественного мнения, и таким образом амортизируется реакция радикалов, им сочувствующих.

Альтернативой уступкам может стать военное решение, в котором Еревану ничего не светит. Прекрасно понимая серьезность момента, Саргсян и его команда наводят туман на общее положение, подключая все резервы.

В их рядах серьезным порядком изучают вероятность появления российских миротворцев в зоне конфликта, упорно привязывая «новшество» к компромиссным решениям. Разумеется, акцент делается на мифическую договоренность между Баку и Москвой. И почему-то все видят в таком раскладе «очередную провокацию», подразумевая под ней азербайджано-российский сговор против Армении. Для убедительности подкрепляются ничем не оправданные предположения, мол, Ереван идет на подписание соглашения с Евросоюзом, и наказание со стороны северного соседа может проявить себя в виде появления в зоне противостояния российских голубых касок.

В путаном состоянии президент снова предоставляет поле палочке-выручалочке – карабахским сепаратистам, которые не устают изображать  непримиримость. Выглядя оторванными от реальности, они продолжают твердить, будто располагают силами, способными сдержать наступление Азербайджана. Чего стоят эти заверения, не имеет смысла уточнять.

Параллельно допускаются утечки, дескать, Баку предрасположен к  послаблениям, потому соглашается на разблокирование некоторых  коммуникаций в обмен на возвращение части оккупированных территорий.

Несуразные словесные маневры – всего лишь отвлекающие фишки  манипуляционной политики. Все берется с потолка, который вот-вот рухнет.

Главный герой, чуя приближение решающего часа, намекает на использование полумер для косметического решения проблемы, на что Баку никогда не пойдет. Более того, в Армении уверовали, что и Турция вынашивает щадящие варианты, при которых будут соблюдены интересы Еревана.

Складывается впечатление, что бушующая фантазия армянских сил оторвана от реальности, и не желает считаться с происходящими в непосредственной близости трансформациями. Они, между прочим, инициируются центрами сил.

Заявление президента Турции Реджеп Тайип Эрдогана прессе о его решимости добиться разблокирования карабахского конфликта означает, что Анкара согласится только на вариант, принимаемый официальным Баку. Турецкий лидер подчеркнул, что планирует обсудить дилемму с российским лидером Владимиров Путиным для получения конкретного результата.

Всплеск геоэкономической активности в регионе при участии дееспособных сил не может быть остановлен малозначимыми причинами и неудобными обстоятельствами. Армянская политика с ее упертой несговорчивостью и предрасположенностью к разжиганию региональной бойни оформилась в большой клубок рисков, обещающих одни проблемы на всех.

В периметре большого региона, охватывающего и Южный Кавказ,  высвечиваются более чем благоприятные дискурсы. Этим не могут пренебрегать дееспособные игроки.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев, высказавшись о встрече с главой России в Тегеране, предельно ясно отметил, что в двусторонних отношениях нет ни одного вопроса, требующего своего решения. Сегодня Россия и Азербайджан демонстрируют высокий уровень добрососедства, партнерства и надежной дружбы, и невозможно не заметить, как Армения  противодействует усилению стабилизирующих тенденций, закладывая мины под фундамент региональной безопасности.

Аналогично конструктивный фон характерен положению дел по оси Баку-Тегеран, Анкара-Москва, Тегеран-Анкара, и на этом фоне невозможно не заметить опасную активность Армении, направленную на подрыв действующего порядка ради отстаивания только своих целей. Если раньше ее претензии воспринималась в качестве локального фактора, то ныне они оформились в серьезный комплекс вызовов, способный повлечь за собой цепные проблемы. Такая перспектива противоречит интересам стран, формирующих геостратегический климат в важном пространстве. Настрой национальных элит нацелен на укрепление пояса сотрудничества, и все, что выпадает из ряда, требует консолидированных усилий для нейтрализации опасных трендов.

Ситуация свидетельствует о продолжающемся обрушении армянских акций, и это обстоятельство ясно высвечивает перед Ереваном перспективу последнего выбора. Он позиционирует между предсказуемым будущим и бесславным прошлым.

Тофик Аббасов

Minval.az