Издание azlogos.eu опубликовало интервью с именитым азербайджанцем, профессором и старшим советником Копенгагенского Университета по неврологии, руководителем Международного общества по изучению головных болей и директором Исследовательского Союза по изучению мигрени Масудом Ашиной. Данное интервью Minval.az публикует без изменений.

— Вы стали одним из шести ученых-лауреатов Фонда Лундбека и выиграли крупный грант в размере 5.3 млн. евро. Чем конкретно вы занимаетесь?  

-Цель моей работы – выяснение первопричины мигрени, расшифровка ее молекулярного механизма. В результате этих исследований мы сможем найти новые фармакологические методы лечения, способные уменьшить боли при мигрени а также частоту ее приступов, улучшив тем самым качество жизни пациентов.

Мигрень – сложное, серьезное заболевание. Полмиллиарда людей во всем мире страдают от этой болезни. Согласно глобальному отчету журнала «The Lancet», мигрень является одним из наиболее распространенных заболеваний, от которого страдают люди в возрасте от 19 до 49 лет, преимущественную часть которых составляют женщины. Эта болезнь проявляется, можно сказать, на заре жизни, в то время, когда молодые люди заводят семьи или начинают работать. Наша цель – уменьшение невыносимых болей, от которых страдают сотни миллионов людей и улучшение качества их жизни. Представьте себе человека, который весь день лежит в постели с постоянной тошнотой, боясь света и любых звуков. Каждый месяц из-за этой болезни человек теряет 2-3 дня. Это равносильно потере одного месяца в году. И это как минимум, потому что у большинства моих пациентов приступы мигрени продолжаются в среднем по 8 дней в месяц. Они теряют по три месяца в году. Теперь представьте, что их боли уменьшились на 50% или, по крайней мере, хотя бы на 30%, тогда вы поймете насколько возрастет продуктивность.

Ситуация в Азербайджане такова, что 10% населения и 25% всех женщин, в той или иной степени подвержены этой болезни.

— Значит, выделенный Вам грант направлен на поддержку Ваших исследований?

— Совершенно верно. Получение этого гранта – это прежде всего успех пациентов, официальное признание их проблем. Мигрень – это не просто головная боль, и выделенный грант является этому подтверждением. Кроме того, это престижно и для всех других областей развития нейронауки.

— Ученые до Вас получали такой крупный грант?

— Не знаю, выделялись ли в мировой науке единовременно, одному ученому такие суммы на исследования… Мне такой случай неизвестен. Существует организация, называется Европейский Совет по изучению мозга, и в его отчете содержится статистика о выделяемых на исследования средствах, эти данные свидетельствуют о том, что мигрень всегда находилась на последнем месте, в списке приоритетных направлений. Поэтому считаю это большим успехом и очень рад за область неврологии, в которой тружусь. Это является также положительным стимулом и для моих коллег: врачей и ученых, работающих в этой области. Появляются новые возможности для ученых, изучающих генетические аспекты мигрени. В каждой стране необходимо привлекать внимание к этой проблеме. Вместе мы можем достичь многого.

— Деньги позволят нам предоставить возможность практикующим врачам и специалистам на самореализацию, создание базы для себя. Конечно, я выделю им часть этих денег для использования в качестве трамплина в их карьере. Другими словами, эти деньги будут потрачены не только на мое собственное исследование, но и на продвижение моих коллег и помощников, которые проводят исследования.

— Я делюсь своим успехом со всей моей командой. Последние 15 лет мы вместе работали плечом к плечу, без сотрудничества, поддержки и самоотверженности моих коллег и ассистентов мне было бы очень трудно. Даже если вы лидер, вы ничего не сможете достичь без энтузиазма и самоотдачи членов команды.

— Складывается впечатление, что Дания и мозг уже стали синонимами.

— Впечатление неошибочное, а точнее, абсолютно точная идентификация. Дания всегда держит в центре своего внимания независимые исследования и уделяет большое внимание научным разработкам. Исследователей в этой стране ничем не ограничивают, а ученые получают гранты на свои изыскания. Вам не нужно приспосабливать свои идеи к кому-либо, вы предлагаете свои идеи, а они – свои возможности. Это датская традиция. Даже в Соединенных Штатах нет таких грантов и премий как в Дании. Я говорю это со всей ответственностью. Дания является лидером и твердо держит эту позицию. Что касается нашей научной области, я могу с уверенностью сказать, что у Дании нет конкурентов в сфере исследования мозга и новых технологий. Дания экспортирует науку и технологии. Жизнь в Дании – это привилегия.

— Прочитал комментарий доктора из Норвегии, он пишет, “что данный грант – предтеча Нобелевской премии”. За успехи в молекулярной расшифровке мигрени, вполне полагается премия. Вам так не кажется?

— Скажу банальность, но ученый не посвящает свою жизнь получению Нобелевской премии. Да и невозможно сделать какие-либо предположения по этому поводу. Есть секреты, которые я хочу разгадать, и мы пытаемся найти ответы на наши вопросы. Посмотрим, что покажет время.

— Стало ли для Вас сюрпризом то, с какой радостью информационные агентства и сайты распространяли эту новость в Азербайджане?

— Радость понять можно – в первую очередь, за медицинскую науку, потому что в сфере изучения мозга уже есть значительные успехи и ожидаются новые, ну и рады тому, что азербайджанец попал в этот список. Как выпускник Азербайджанского медицинского университета, человек, глубоко привязанный к родине, понимаю эмоции людей.

Только мне очень хотелось бы, чтобы все эти исследования, качественное образование и возможности были доступны и в Азербайджане. Азербайджан, сохраняя свою идентичность, должен полностью интегрироваться в передовую мировую науку, культуру. Именно об этом говорил в своем выступлении в БГУ президент Ильхам Алиев. Курс ясен, с самим курсом проблем нет, разве что могут быть дискуссии по деталям, но это нормальное и необходимое явление.

— Проживающих за границей азербайджанцев обвиняют в том, что они смотрят на Азербайджан сквозь розовые очки…

— Конечно, живущие в Азербайджане и представители диаспоры находятся в разных реальностях. Тем не менее, изменения и процессы, происходящие в Азербайджане сегодня, можно оценить только с положительной стороны. Я лично считаю, что все эти изменения в конечном итоге приведут к развитию образования и культуры. Главное сейчас заключается в том, чтобы поддержать президента в его позитивных шагах, мотивировать и открыто говорить о проблемах, недостатках в стране, которые необходимо решать. Все довольно просто. Это и есть задача прессы, лидеров мнения. Политика также должна стать современной, цивилизованной и отказаться от языка ненависти. Нас ожидают более серьезные дела, на непродуктивные телодвижения нет времени.

Minval.az