937771_original

Карабахский конфликт — злободневный вопрос для России. Об этом в беседе с Tert.am сказал научный сотрудник аналитического центра Московского государственного института международных отношений (МГИМО), дипломат, историк и политолог Виктор Мизин. По словам последнего, если нынешний формат Минской группы ОБСЕ не работает, возможно, следует искать новый формат. По словам политолога, прошедшая в Вене встреча двух президентов уже является положительным и может стать началом для переговоров.

— В ходе прошедшего на днях заседания Совета Безопасности Российской Федерации обсуждался карабахский конфликт. Представляет ли этот конфликт угрозу для безопасности России?

— Безопасности России ничего не угрожает. Просто Россия вовлечена во все замороженные конфликты в регионе. Я не знаю, исторически так получилось. А что касается Нагорного Карабаха, Россия в свое время просто посылала добровольцев, но теперь оказалась в сложной ситуации. С одной стороны, Россия является стратегическим партнером Армении, членом ОДКБ, в Армении размещены российские базы, с другой стороны, Азербайджан также является важным партнером для России, хотя в последнее время он открыто флиртует с Соединенными Штатами. В экономическом плане Россия также имеет отношения с обеими сторонами. Не секрет, что Россия поставляет оружие обеим странам, возможно, в больших объемах продала оружие дружественной Армении, но …

Так что, для России урегулирование конфликта имеет важное значение. Если нынешний формат Минской группы не работает, может быть, есть необходимость в новом формате.

— Как вы оцениваете встречу президентов Армении и Азербайджана в Вене? Она была эффективной?

— Думаю, что факт встречи, в которой Россия, несомненно, сыграла ключевую роль, уже имеет важное значение. Россия была и остается гарантом мирного урегулирования конфликта и сделает все возможное, чтобы снизить напряженность на границе и чтобы не начались широкомасштабная война.

— Получается, что итогом встречи двух президентов является лишь факт встречи и ничего более?

— Да. Но не думайте, что это не положительно, это позитивный шаг. Несколько лет назад я сам критиковал российскую дипломатию за безинициативность, но в этом случае или, например, в случае с переговорами по Сирии и по другим вопросам мы видим, что российская дипломатическая набирает  новые инициативные обороты, достигает новых высот.

— Приведет ли проведенная в Вене встреча к возобновлению переговоров, принимая во внимание условия, которые представлены сторонами?

— Никто не заинтересован в возобновлении конфликта. Война не исходит из интересов России и наших международных партнеров, Франции, США, Германии. Мы заинтересоване в мире. Россия сделает все, чтобы стороны сели за стол переговоров.