maxresdefault

Владимир Казимиров, Чрезвычайный и Полномочный посол МИД России, руководитель посреднической миссии России, полномочный представитель президента Российской Федерации по Нагорному Карабаху и сопредседатель Минской группы ОБСЕ от России в 1992-1996 годах, в интервью изданию «Ноев Ковчег» рассказал о своем видении решения Карабахского конфликта.

– Мое видение вряд ли будет совпадать с мнением трех сопредседателей Минской группы. Есть 10 принципов в Хельсинкском заключительном акте. Второй принцип в акте по очередности – неприменение силы или угрозы силой. Потом идут принципы территориальной целостности государств и права на самоопределение. Неприменение силы, на мой взгляд, является самым острым вопросом в решении конфликта, именно его реализации надо добиваться в первую очередь. Но незаслуженно забываются еще два важных принципа: мирное решение споров и добросовестное выполнение обязательств по международному праву. Мирное решение споров лишь усиливает требование неприменения силы. Причем хельсинкские принципы не допускают не только применение силы, но и угрозы силой. Об этом как бы забыли, а ведь угроз силой немало в основном с одной и той же стороны.

Фактически идет некое «перерождение» конфликта в опасный очаг возобновления вооруженных действий, причем в очень чувствительном геополитическом регионе. Ведь после прекращения огня в 1994 году стороны начали было искать решение конкретных спорных вопросов, как бы отодвинув главное – неприменение силы. Думали, что раз достигнута договоренность о прекращении огня, то уже сила применяться не будет, и искали политические средства разрешения конфликта. А сейчас ясно, что решения конкретных и даже частных вопросов не просматривается, и перед лицом осложнения ситуации в этом конфликте и в данном регионе необходимо вернуться именно к этой главной проблеме. Это сейчас вопрос №1. Пока не будет устранена опасность возобновления войны, вряд ли удастся решить какие-то конкретные спорные вопросы.