В Азербайджане отмечают пятую годовщину «четырехдневной войны» — первого «военного» прецедента, когда территориальный баланс на Южном Кавказе сместился в пользу Азербайджана, а не Армении, когда стало понятно, что у конфликта из-за Нагорного Карабаха есть военное решение, а у Азербайджана — Армия с большой буквы.

Сегодня у этой даты — уже другая «эмоциональная окраска». Потому как не осталось места для сомнений, что освобождение нескольких высот, и в том числе Лелетепе, действительно было предвестником славной победы нашей страны осенью 2020 года, а с села Джоджуг Марджанлы на самом деле началось большое возвращение на теперь уже освобожденные земли. И самое главное, уже тогда не осталось сомнений: схема «если азербайджанцы будут слишком упорствовать на переговорах, мы там еще что-нибудь захватим», более не работает.

Только вот… все ли это уяснили для себя хотя бы теперь?

Так уж совпало: как раз накануне пятой годовщины победных для Азербайджана апрельских боев в фокусе внимания журналистов и экспертов оказались скандальные призывы небезызвестного Захара Прилепина присоединить к России украинский Донбасс, молдавскую Транснистрию, или Приднестровье, и заодно Нагорный Карабах. Понятно, что Прилепин — персонаж сугубо маргинальный. И даже если он успел «прилепиться» к «Справедливой России», которая тут же поддержала его бредовые идеи — это еще не повод считать их чем-то большим, чем мнением оппозиционной партии.

Но вот эти самые призывы Прилепина прозвучали на фоне взлета напряженности в украинском Донбассе. А он, этот «взлет», совпал не только с приходом к власти в США команды Байдена, но и избранием на пост президента Молдовы прозападного политика Майи Санду.

А тут нужно немного отвлечься от горячей политической хроники и вспомнить географию. Донбасс, который Прилепин призывает присоединить к России, имеет с ней территориальное соприкосновение. А вот Приднестровье, или, по-молдавски, Транснистрия — уже нет. И тем более не имеет с ней сухопутной связи Карабах.
И что же — у Прилепина проблемы с географией? Или…кто-то всерьез рассчитывал эту неудобную географию «исправить», и это были персоны посерьезнее Прилепина?

По понятным причинам, планы «рубить коридоры» к очагам сепаратизма не подтверждались официально, но на уровне СМИ и экспертного сообщества «сигналов» было предостаточно. Так, с первых же недель российской агрессии на востоке Украины, весьма условно замаскированной под сепаратистский мятеж, многие эксперты, и не тольк в Киеве, говорили о том, что планы Москвы не ограничиваются Крымом и Донбассом — они включают и Мариуполь, и Николаев, и Одессу. Проще говоря, Украину предполагалось вообще отрезать от моря и в качестве «вишенки на торте» пробить по ее территории «коридор» к Приднестровью. Тем более что Приднестровье — это не только коньяк «Белый Аист». Здесь еще в советские годы в поселке Колбасное были сосредоточены колоссальные даже по меркам СССР склады боеприпасов. Как утверждали знающие люди, создавали их для тех частей Советской Армии, которые должны были наступать через Балканы на европейскую часть Турции и выходить с севера к Босфору. Словом, «узловая стратегическая точка».

И не секрет, что еще более важной «узловой стратегической точкой» является и Карабах, горный узел, с которого как на ладони азербайджанские равнины и транспортные коридоры.

А вот тут нужно вспомнить некоторые деликатные обстоятельства. Еще в «нулевые» в Армении принялись обозначать претензии на земли бывшего Гирдыманского ханства, которые спешно переименовали в «Гардман». Тут же, как грибы после дождя, начали плодиться соответствующие «земляческие союзы». В 2011 году географию обозначили вслух. Популярная ереванская газета «Новое время» заявила, что армянской армии надлежит возобновить наступление на Азербайджан, но двинуться на север и выходить к российским границам. Более того, в Габале имелась арендуемая Россией РЛС, и это тоже придавало оптимизма любителям перерисовывать границы. Конечно, от этого бреда можно было бы просто отмахнуться. Тем более что в 2012 году Габалинская РЛС была закрыта. Но…в 2013 году в Ереван пожаловал заместитель директора “Центра стратегической конъюнктуры” Михаил Чернов, который клятвенно заверил местную «тусовку»: . прямая граница между Россией и Арменией обязательно будет, это дело ближайшего будущего, и вообще России необходим прямой выход в Армению для поддержания боеспособности российской военной базы в Гюмри.

А через два года, в мае 2015 года, тогдашний замминистра обороны Армении Давид Тоноян дал интервью Tert.am, где прямо обозначил курс Еревана на новые территориальные захваты: «…Кто говорит, что созданный в 1994г. «пояс безопасности» (здесь и далее кавычки наши — Minval.az) при нынешнем уровне вооруженности Азербайджана достаточен для выполнения своей роли. Кто говорит, что сформированный вокруг «НКР» «пояс безопасности» достаточен для нас? Чья это оценка? По нашей оценке, в нынешних условиях уровня вооруженности Азербайджана его уже недостаточно». «Поясом безопасности», напомним, называли окружающие бывшую НКАО оккупированные районы Азербайджана, и Тоноян, если кто не понял, прямо обещал эту зону оккупации расширить. И уже не получится исключать, что в апреле 2016 года армянские агрессоры как раз и собирались «рубить коридор» к российской границе. Только вот не ждали, что Азербайджан перейдет в наступление, «линия Оганяна» будет прорвана, а над ранее оккупированными высотами — поднят флаг Азербайджана. Министр обороны Армении Сейран Оганян тогда распрощается с креслом, его заместитель Давид Тоноян возглавит МЧС, но вскоре уже Никол Пашинян назначит его министром обороны. А Давид Эдгарович уже осенью 2019 года вновь принялся делиться планами «новой войны за новые территории» —выводов из боев под Лелетепе в Армении, к сожалению, не сделали. И получили сокрушительный удар азербайджанского «Железного кулака».

Но что происходит в ереванской политической верхушке теперь? Тонояна с поста министра обороны отодвинули, но военное ведомство возглавляет Вагаршак Арутюнян, который уже во время Второй Карабахской войны делился планами наносить удары по мирному населению азербайджанских городов, чтобы вызвать панику и облегчить их захват. А Ара Айвазян, глава МИД Армении, продолжает обозначать ереванские территориальные аппетиты.

И что же? Прилепин и некоторые политики в Ереване просто забыли «сменить пластинку»? Там не уяснили для себя, что Армения — это уже, согласно не очень вежливой поговорке, тот боец, который «уже не молодец»? И продолжают строить агрессивные планы?

Но если так, то их авторам лучше сравнить сценарии боев у Лелетепе и 44-дневной войны. Причем со всеми «компонентами», от масштабов боев и территориальных «подвижек» и до дипломатии. А потом задуматься, где наступающие армии остановятся после следующей попытки «исправлять неудобную географию» — не на ящике с песком, а в реальности.

И да, задуматься об этом надо вовремя.

Нурани, обозреватель

Minval.az