В США думают над тем, как закрепиться на Южном Кавказе: о чем говорили в CFR?

В США думают над тем, как закрепиться на Южном Кавказе: о чем говорили в CFR?

Вопрос о более глубоком проникновении на Южный Кавказ, который исторически был ареной соперничества великих держав, всегда беспокоил мозговые центры США. Последние не просто безотрывно следят за тем, что происходит в регионе, называемом ими «задним двором России», но и разрабатывают стратегии по эффективной и плавной интервенции, с дальнейшем вытеснением отсюда РФ и получением контроля не только над транспортными коридорами, но и энергоресурсами региона, а также политической ситуацией.

Сейчас мы видим, как Запад пытается закрепиться на Южном Кавказе через поддержку Армении, настаивая на том, что конфликт между Азербайджаном и Арменией продолжается, и что угроза эскалации все еще существует, несмотря на то, что между двумя сторонами уже давно идут мирные переговоры. Но поскольку США привыкли управлять через конфликты, им необходимо во что бы то ни было создать видимость этого самого противостояния, чтобы продемонстрировать всему миру свою обеспокоенность и готовность помочь в урегулировании «столь сложного» вопроса. Благо Армения сама выразила желание уйти из-под влияния России и как бы грех этим не воспользоваться…

Однако, похоже, в Соединенных штатах осознают провальность авантюры, затеянной ими в Украине, которая вылилась в затяжную войну, и, вместо ослабления России, они получили, страну, сумевшую не просто противостоять Западу, но и адаптироваться к сложным условиям, переведя свою экономику на военные рельсы. Мы вовсе не намерены петь тут дифирамбы России, но именно этот фактор заставил США задуматься о том, как хитро и без прямой военной интервенции закрепиться в регионе, потому что в противном случае это будет означать конец для Армении, что тоже совершенно очевидно для них, учитывая разную военную мощь Азербайджана и Армении (существует явная асимметрия).

В этой связи наиболее мощная частная организация по влиянию на внешнюю политику Соединённых Штатов, Совет по международным отношениям (Council on Foreign Relations, CFR, занят выработкой стратегии для США в планетарном масштабе), не первый год задается соответствующими вопросами и разрабатывает планы для Белого дома по интервенции на Южный Кавказ.

В США думают над тем, как закрепиться на Южном Кавказе: о чем говорили в CFR?

Так, последние интересные обсуждения на тему «Религия и внешняя политика: Разрешение конфликтов в Армении и Азербайджане» проводились Советом весной этого года с привлечением научных сотрудников Турции и Армении. Мысли, прозвучавшие в ходе вебинара, на многое проливают свет и помогают понять характер действий, предпринимаемых внешними силами в регионе Южного Кавказа.

Примечательно, что члены организации начали свои обсуждения с того, что в 2020 году Азербайджан одержал победу в 44-дневной войне, восстановил свою территориальную целостность, «но не все закончилось». В Совете считают сложившуюся обстановку очень нестабильной частью мира. Но проблему члены организации видят не столько в усиливающемся  Азербайджане, сколько в чрезмерной активности России: «слишком долго Россия была гарантом безопасности как в регионе, так и конкретно для Армении».

Сейчас Армения пытается уйти из-под российского влияния и приблизиться к Западу, однако члены совета сожалеют о том, что для этого понимания Еревану понадобилось тридцать лет, когда это можно было сделать 20 лет назад. Сейчас же «цена попытки сблизиться с Западом для Армении слишком высока», потому что немногим ранее такую попытку предприняла Украина, и к чему все это привело, видят все. 

«Почему мирные переговоры не дают существенных результатов, когда есть все необходимое для достижения мира?», – задаются вопросом в Совете.

Для них очевидно, что Россия не хочет отпускать Армению: россияне доказали, что они были очень заинтересованы в смене режима в Армении и устранении более прозападных элементов, которые сейчас находятся в правительстве. Столь же очевидно, как и то, что Азербайджан стал ключевым поставщиком энергии для Европы в то время, когда Европа пытается уменьшить свою зависимость от российского газа, предоставляя Азербайджану огромные рычаги воздействия. При этом Турция здесь рассматривается как внешний фактор, который вышел на сцену и сказал: «Мы впервые за сто лет готовы нормализовать наши отношения с Арменией, но с условием, что Армения и Азербайджан подпишут мирный договор, прежде чем мы это сделаем». Турецко-армянская граница закрыта. Но для разработчиков стратегии важно желание турецкого правительства нормализовать отношения с Арменией, а на этом треке пока ничего не происходит.

Более того, тут отмечается, что Армения «рвется» заключить мирный договор с Азербайджаном, но в мире между двумя странами явно не заинтересована Россия. А с другой стороны, Запад не имеет возможности вмешаться в этот процесс. И, конечно же, ситуация внутри Украины, то, будет ли Россия через год или два иметь больше своего военного превосходства, чрезвычайно важно для того эффекта, который она может оказать в ситуации с мирным договором. То есть иными словами, в США полагают, что мирный договор не будет заключен до того момента, пока Россия не будет уверена в собственном превосходстве на украинском фронте.   

Указав на то, что демократизация больше не работает как механизм разрешения конфликтов, участники обсуждения отметили, что одной из разумных мер поддержки этого региона Западом будет инвестирование: «Важно инвестировать в управление конфликтами, а не обязательно в их решение. Но минимизируя вероятность возникновения новой войны. Если до недавнего времени война велась на международно признанной территории Азербайджана – в Карабахе, то теперь есть вероятность ее перемещения на территорию Армении».

Армения должна двигаться дальше, вдали от полного контроля со стороны путинской России. И именно на данном этапе должны быть достаточные инвестиции со стороны Запада. Они уже осуществляются, Франция активно участвует в этом процессе, отмечено в ходе обсуждения.

И на вопрос: «Можем ли мы рассчитывать на присутствие США в регионе?» прозвучал следующий ответ: «Это должны быть более систематические инвестиции, которые являются частью долгосрочной стратегии по демократизации и интеграции с Западом, они действительно важны. И это одна из областей, где последовательность могла бы помочь в некоторой степени избавиться от зависимости от России».

Обсуждая роль религиозного сообщества в политической жизни Армении, было отмечено, что ситуация за последние 30 лет изменилась. В Армении мы видим возвращение Апостольской церкви – Армянской Апостольской Церкви, религиозное сообщество становится более активным во внутренней политике. В настоящее время институциональная церковь позиционирует себя скорее в оппозиции нынешнему правительству и управляется Россией. 

Этим, возможно, и объясняется тот факт, что для свержения действующей власти Россия сделала ставку на архиепископа Баграта Галстаняна, который должен объединить народ для отстранения от должности Никола Пашиняна.

Но в то же время указывается на ослабление связей между Россией и Арменией после того, как последняя заморозила свое участие в ОДКБ и поставила вопрос вывода российских пограничников из некоторых участков границы и аэропорта.

Коснулись члены Совета и непростых отношений Армении с армянской диаспорой на Западе, назвав их «не совсем гармоничными». Дело в том, что большая часть армянской диаспоры в Соединенных Штатах, — это потомки армян, бежавших из Османской империи, и поэтому более сосредоточенные на вопросах «геноцида». Хотя в последнее время они и были вовлечены в Карабахский конфликт, однако сосредоточены они на историческом примирении, исторических вопросах, в отличие от Армении – ее нынешних потребностей, развития, позиционирования, уязвимости и так далее, то есть на идее связать то, что происходит сегодня, с историей армянского народа, как «продолжающееся стирание не только армянской культуры и идентичности, но и исторической христианской идентичности региона и территории».

Не видно, чтобы группы диаспоры сплотились вокруг мирной программы. Диаспора не участвует в какой-либо поддержке политической ориентации, мира, который является абсолютной необходимостью для выживания Армении. Это, скорее, внутриармянский вопрос.

Наоборот, диаспора настаивает на том, что целью «Турции и Азербайджана якобы является полное искоренение Армении и ее христианской идентичности, а исход армян из Карабаха является свидетельством продолжающейся этнической чистки».

Но члены Совета считают эти утверждения армянской диаспоры не просто преувеличением, но и заблуждением. По их мнению, Турция предпочла бы нормализацию отношений с Арменией и открытие своей границы, что затем обеспечит прямой доступ к Азербайджану, Центральной Азии и действительно откроет для Турции невероятно ценный и изобретательный торговый путь – вплоть до Китая. Он называется «Средний коридор». И турецкие эксперты почти одержимы этим.

Однако прочные стратегические отношения с Азербайджаном оказывают огромное влияние на турецкое общественное мнение, поэтому … Турция ждет заключения мирного соглашения.

Здесь понимают, что цели Турции и Азербайджана необязательно совпадают, но они схожи, как понимают и то, что Армения в данный момент очень уязвима: гораздо более слаба в политическом и военном отношении. У Армении опасений много, Азербайджан же уверенно идет к намеченной цели. На повестке Зангезурский коридор…

В Совете считают, что Турция могла бы изменить сложившуюся ситуацию более эффективным способом, если бы убедила Азербайджан подписать мирное соглашение с Арменией. Но позиция Турции такова: «Мы поддержим все, что решит Азербайджан».

А еще здесь полагают, что Турция не открывает границу с Арменией, фактически сохраняя ее полную экономическую зависимость от России, что «является самым большим препятствием для движения вперед», несмотря на то, что прошлым летом было достигнуто соглашение, согласно которому по инициативе президента Эрдогана между двумя сторонами были назначены переговорщики. Они договорились о некоторых небольших шагах, таких как открытие границы между Арменией и Турцией только для граждан третьих сторон – не для армян и турок, а для третьих сторон и для владельцев дипломатических паспортов. Он должен был открыться до июля 2023 года. До сих пор не открыт.

Турция, опять же, является очень важным шагом для Армении на пути к открытию мира за пределами России. И здесь перед Западом стоит большой вопрос…

И наконец, главный вопрос, который заботит членов Совета: «Играет ли НАТО какую-либо значительную роль, например, в использовании рычагов воздействия на Турцию? Или присутствие НАТО слишком провокационно для России, как в Украине?».

В ответ на это участники обсуждения сошлись на мнении, что присутствие НАТО на данном этапе было бы очень провокационным: «Мы не должны давать Армении обещаний, которые мы не сможем выполнить. И хотя Армения и заявляет, что хочет стать ближе к Западу, что очень смело, это просто неудобное время для воздействия со стороны НАТО, тем более западные страны поддерживают Армению, а также предоставляют своего рода иммунитет».

Но что могут сделать США, рассуждают в Совете, так это постепенно поддержать Армению в экономическом и военном отношении, установив новые отношения. Армения и Украина – это разная география и это надо учитывать.

«Это должен быть обдуманный, постепенный, но в то же время решительный шаг. Нет сомнений, что у общества Армении существует огромная решимость вырваться из-под российского влияния, установить отношения с Западом и так далее. Но мы также должны осознавать свои собственные ограничения и недостатки. После совместных американо-армянских военных учений Азербайджан в сентябре 2023 года провел военные наступления в Карабахе (имеется в виду локальные контртеррористические мероприятия – редю), но Запад не смог поддержать Армению. Так что это напоминание об ограничениях мощи США, мощи НАТО», – отметили участники обсуждений.

Прямое вмешательство НАТО опасно. Турция в регионе не полностью играет роль члена Альянса, но у нее свои отношения с Россией, чем она и отличается от остальной части НАТО. Поэтому для Армении это не пойдет на пользу, считают в Совете по международным отношениям.

Рамелла Ибрагимхалилова