Что ХАМАС может выиграть от освобождения заложников?

Что ХАМАС может выиграть от освобождения заложников?

Соглашение о временном прекращении огня между Израилем и ХАМАС дает передышку продолжительному конфликту. Но его нельзя считать концом кризиса с заложниками или даже началом этого конца, пишет на сайте русской службы BBC профессор Королевского колледжа Лондона, специалист в сфере безопасности Питер Нойманн.

Но эта пауза дает ХАМАС преимущество в конфликте, который скорее всего трансформируется в затяжную драму без определенного конца.

Израильтяне встретят с огромным облегчением освобождение десятков пожилых людей, женщин и детей-заложников в ближайшие дни.

Тем временем ХАМАС продолжит удерживать еще более 150 заложников. Обмен заложников для ХАМАС может оказаться выгодным по нескольким причинам.

Во-первых, почти 240 заложников, захваченные изначально, вероятно, стали огромным бременем для ХАМАС. За заложниками нужно постоянно следить, контролировать и – при необходимости – перемещать. А когда в их числе есть пожилые и больные, это усложняет ситуацию.

Таким образом, «избавляясь» от тех, кто требует особого внимания, ХАМАС не проявляет сострадания, а в первую очередь высвобождает ресурсы, необходимые в других областях.

Это в особенности относится к примерно двум десяткам рабочих из Таиланда и Непала, которые не представляют стратегической ценности для ХАМАС, поскольку они не являются ни израильтянами, ни евреями.

Другая причина — оставшихся заложников группировке легче представить как «законных», поскольку в основном это израильские солдаты или мужчины боеспособного возраста.

ХАМАС будет утверждать, что они являются «вражескими комбатантами» – даже военнопленными.

Это усилит давление на правительство Нетаньяху, чтобы оно согласилось на дальнейший обмен пленными.

Как и в прошлом, когда Израиль согласился освободить сотни (в одном случае: более тысячи) палестинцев в обмен на небольшое количество израильских солдат, ХАМАС будет требовать освобождения тысяч, которые в настоящее время находятся в израильских тюрьмах.