Расим Мусабеков: «Азербайджан готовится и делается это не с оглядкой на Армению – возникли и другие риски»

Расим Мусабеков: «Азербайджан готовится и делается это не с оглядкой на Армению – возникли и другие риски»

Прошел год с момента подписания Декларации о стратегическом взаимодействии между Россией и Азербайджаном. Однако стороны так и не ратифицировали данное соглашение. На вопрос: «Почему данный документ еще не ратифицирован?» Minval.az ответил политолог, депутат Милли Меджлиса Расим Мусабеков.   

– Декларации – это не столько обязательства, сколько заявление о намерениях. Но в случае ратификации его положения становятся обязательствами. Шушинская декларация быстро прошла процедуру ратификации в парламентах и закрепила союзничество Азербайджана и Турции. Что же касается Московского документа от 22 февраля 2022 года, то стороны даже не запускали процедуру ратификации. Однако это не препятствует продвижению сотрудничества Баку и Москвы по восходящей линии.

–  Насколько повлияла война в Украине на азербайджано-российские отношения?

– Конечно, повлияла. Декларация была подписана на следующий день после того, как президент Путин принял решение о проведении СВО против Украины. Хотя американцы и британцы делали публичные предупреждения, однако большинство политиков и аналитиков, в том числе и я, сомневались в том, что Москва совершит такую огромную ошибку и начнет широкомасштабное вторжение в Украину. Поступив таким образом, Москва продемонстрировала, что ее собственные подписи под обязательствами, закрепленными в Будапештском Меморандуме, в договорах РФ с Киевом, в отношении территориальной целостности Украины, мало что значат. Стоит ли в таком случае нам полагаться на подписанную Декларацию о союзническом взаимодействии с РФ? Если помните, то президент Азербайджана Ильхам Алиев ограничился кратким выходом к представителям СМИ после подписания Декларации и брифинг был свернут. Так что судите сами об уровне доверия к России в свете того, что творят ее вооруженные силы в Украине.

– Президент Азербайджана в Мюнхене заявил о том, что мир уже не будет таким, каким был до начала этой войны, вне зависимости от ее итогов. Они могут привести к разным последствиям. Тем не менее, ожидаете ли вы ратификацию соглашения с Россией после войны в случае, если   в России придет новая власть, или начнутся какие-то иные процессы в мире. Или ее отменят?

– Если внимательно ознакомитесь с текстом Московской Декларации от 22 февраля 2022 года, то убедитесь, что  он на 95% повторяет все то, что уже ранее было подписано между сторонами в различных соглашениях и протоколах, ратифицированных и реализуемых на протяжении длительного времени. Договорно-правовая база отношений Азербайджана и России достаточно прочна и без московской Декларации. Однако полагать, что отношения Москвы и Баку выйдут на уровень союзничества, не стоит. У Азербайджана один союзник, и это братская Турция.

– Какие риски возникают для Азербайджана в условиях нератификации соглашения? Мы знаем, что соглашение имеет огромную экономическую составляющую и Азербайджан частично придерживается санкционного режима. Можно ли ожидать давления со стороны Кремля?

– Москва в настоящее время не в том положении, чтобы оказывать какое-то грубое давление на Азербайджан. Посмотрите, как такие страны, как Армения, Казахстан и даже Кыргызстан и Таджикистан, формально являющиеся союзниками РФ по ОДКБ и ЕАЭС, высказываются нелицеприятно в адрес Кремля, о чем ранее и помыслить не смели. Через эти страны в Россию идет так называемый параллельный или «серый» импорт. Что же касается подсанкционной продукции, имеющей военное назначение, то ни одна страна из-за угрозы вторичных санкций открыто поставлять их не решаются. Даже такие могущественные страны, как Китай или Индия. Какие-то мошеннические схемы с участием Армении и России реализуются. Иначе невозможно объяснить, как, не построив новые производства, Ереван увеличил объем торговли с РФ на 60 процентов, в том числе поставки машиностроительной продукции увеличились на 70%. Просто идет реэкспорт. Аналитики отмечают, что объем торговли между Китаем и Арменией вырос на 50%. Выясняется, что крупные китайские производители, чтобы не сталкиваться с трудностями на американском рынке, предпочитают даже товары, которые прямо не запрещены для экспорта в Россию, отправлять через Армению или Казахстан. Азербайджан в подобных схемах не замечен.

Армянская пропаганда обвиняет Баку в том, что мы реэкспортируем российские газ и нефть в Европу как собственное углеводородное сырье. Это чепуха, поскольку Азербайджан покупал газ у России и три года назад, и пять лет назад, в объемах примерно в 1 млрд. кубометров, предназначенные для внутреннего потребления. Мы аналогично приобретаем газ и у Туркменистана в объеме 1,5-2 млрд. кубометров. Покупать по выгодной региональной цене и продавать энергоносители на маржинальный европейский рынок – это бизнес, причем достаточно длительный. Для сравнения объемы подобных операций составляют всего лишь 5 % газа, который Азербайджан экспортирует (около 20 миллиардов кубометров). Поэтому на армянские пропагандистские обвинения, мол Азербайджан помогает России обходить санкции никто не ведется. Азербайджан для России является важной транзитной страной для выхода на Иран, Турцию и далее в страны Ближнего Востока. Сегодня для России это очень важно, что прослеживается в готовности Москвы профинансировать и даже самой достроить участок железной дороги Решт-Астара в Иране или поддержка Баку в открытии Зангезурского коридора.

А вообще, если посмотреть Мюнхенскую конференцию по безопасности, то на нее не были приглашены Россия и Иран, причем намерено. Азербайджан находится между этими странами. Надо понимать особенность нашего геополитического положения и исходя из этого, мы безусловно должны выстраивать свою политическую линию.

– На днях было расследование, выяснилось, что цель Кремля – взять Беларусь до 2030 года. Как вы думаете, есть ли аналогичные планы у Кремля в отношении нас?

– Насколько я могу судить, цель российской великодержавной политики заключается в том, чтобы включить в состав своего государства Украину и Беларусь, народы которых в Кремле считают русскими, и которые будто вследствие исторической случайности стали отдельными государствами. А вот Южный Кавказ и Центральную Азию, за исключением северных областей Казахстана (там высока доля русского населения), инкорпорировать в состав РФ не хотят. В России наблюдается демографическая деградация и убыль преимущественно русских, тогда как в мусульманских автономиях продолжается рост населения. Если присоединить к России территории с 50-60 миллионов мусульманского населения демографические проблемы только усугубятся. Южный Кавказ и Центральную Азию, как, впрочем, и другие сопредельные страны, Москва хочет иметь в качестве эксклюзивной сферы влияния: определять их внешнюю политику, безопасность, вмешиваться в кадровые назначения. Однако аннексия, даже в самых бредовых планах, не предполагается. Собственно, прослеживается идеологическая линия, которую в свое время очертил Солженицын: ядро – это Россия, Беларусь, Украина и северный Казахстан. Путин неоднократно заявлял, что является последователем этой программы Солженицына.

– Ближе к лету, ожидается наступление украинской армии. Запад уверен в победе Киева. В случае победы Украины и начала сложных трансформационных процессов в России готов ли Азербайджан к рискам, исходящим из этих процессов? В Азербайджане находятся росмиротворцы. Как Азербайджан готовится амортизировать эти риски?

– Конечно, Азербайджан готовится. Даже после победы в 44-дневной войне Азербайджан увеличил военный бюджет, военные расходы. Делается это не с оглядкой на Армению. Эта разгромленная страна сегодня для нас не соперник. Но возникли и другие риски. Обострились отношения с Ираном и там неизвестно, как пойдет ситуация. Не будем забывать и о том, что хаос в Иране может привести к тяжелым последствиям, массам беженцев. До хаоса или гражданской войны в России, как это было в истории, полагаю, дело не дойдет.  Но при всех случаях трудности, кризис в соседней державе не может быть для Азербайджана бесследным. В России проживает миллион наших соплеменников. Хотя доля РФ в внешнеэкономическом обороте Азербайджана составляет менее 10 процентов, это важный рынок для нашей страны. Вдобавок, есть серьезные коммуникационные и человеческие связи. Так что, независимо от того, как будет складываться геополитическая ситуация, нужно сохранить нормальные отношения с Россией.

Очевидно, что риски в связи с Россией и Ираном, с которыми граничит Азербайджан, растут независимо от нас. Хотим мы того или нет, эти риски проецируется на наш регион, и Баку стремится купировать их. Мы усиливаем наши вооруженные силы, активизируем дипломатию и развиваем международные связи, диверсифицируем экономику и укрепляем наши союзничество с Турцией. Но и не отворачиваемся от России. Ведь она остается единственной великой державой, с которой мы граничим, и исключить географию из политики не удавалось пока никому.

Ниджат Гаджиев

Из этой рубрики