Политолог Дубови: Казахстан теперь будет вынужден учитывать российские интересы

13 января, 15:03, 2022

Ввод войск ОДКБ на территорию Казахстана, инициированный по обращению руководства страны, но при этом, де-факто осуществляемый под руководством Кремля, вызвал серьезные озабоченности как у стран Тюркского совета, так и в ЕС и США. Сложно отрицать, что, так или иначе, Москва координирует все процессы в формате ОДКБ, хотя формально решение о вводе войск принимал председательствующий в руководстве ОДКБ премьер Никол Пашинян. И если даже сейчас — после некоторой нормализации ситуации в Казахстане — объявляется о выводе войск ОДКБ, вполне понятно, что геополитический расклад в регионе на данный момент изменился кардинально. В мире, так и на пространстве Центральной Азии, звучат мнения «о интервенции» или «экспансии» России в регион, отмечая, что теперь в списке интересов Москвы вполне определенно значатся другие страны ЦА. Как в Европе видят и оценивают последние события в Казахстане и в регионе Центральной Азии? Собеседник Minval.az – политолог из Вены Александр Дубови.

Читайте нас в Telegram, подписавшись на официальный канал. Там вы найдете самые свежие материалы!

— Как вы оцениваете угрозы региону Центральной Азии со стороны России после ввода войск ОДКБ на территорию Казахстана?

— В принципе, в прошлом Россия неоднократно доказывала, что она способна работать с любой политической силой, при условии, что с точки зрения Москвы это «стабильная, предсказуемая власть», не угрожающая ее основным интересам в сфере безопасности. По этой причине стабилизация ситуации в Нур-Султане является главной, но, безусловно, не единственной целью Москвы. Москва видит для себя возможность продвижения своих долгосрочных интересов через пусть и временно ограниченное военное присутствие в качестве гаранта безопасности в ключевом для российских региональных интересов государстве. Поэтому независимо от того, как будут развиваться события и чем в итоге обернется трансформация власти в Казахстане, в будущем любые из представителей казахстанской элиты будут вынуждена учитывать российские интересы в большой степени, чем это было в прошлом. Нынешний кризис также стал для Москвы возможностью дать понять в первую очередь Китаю, но также и Западу в целом, что влияние Москвы в Казахстане, а также во всей Центральной Азии остается весьма значительным. Кроме того, Москва, с большой долей вероятности, безуспешно попробует настоять на углублении политического сотрудничества в рамках Евразийского экономического союза. В прошлом как Казахстан, так и Беларусь были категорически против таких планов. Теоретически, Казахстан также может быть интегрирован в Союзное государство России и Беларуси, однако, думаю, это крайне маловероятно.

— Как в Европе трактуют эту весьма видимую политику России расширить новые сферы влияния, особенно после саммита ОДКБ, где недвусмысленно заявлялось об опасности терроризма в Узбекистане и других странах региона, что возможно подразумевает экспансию России на территорию других стран ЦА под видом «зачистки» от террористических угроз?

— На самом деле возможности влияния ЕС на нынешние события весьма ограничены. А беря во внимание ключевые интересы ряда центральных государств-членов ЕС в сохранении сотрудничества с Нур-Султаном в экономической и энергетической сферах, думаю, реакция на события в Казахстане будет максимально сдержанной. Проблема в другом: на протяжении многих лет — и даже после 2014-го года — Казахстану успешно удавалось поддерживать баланс в отношениях с Западом, Китаем и Россией. После событий января 2022-го года и учитывая растущее влияние России в регионе, такой сбалансированной внешней политики Нур-Султану будет крайне трудно достичь в будущем.

— Как события в ЦА на ваш взгляд могут развиваться дальше?

— Основным внешним результатом событий в Казахстане является, своего рода, возрождение ОДКБ. Данная организация вот уже много лет считалась малоэффективной, но теперь, очевидно, что ее значение для всех стран ЦА возрастет. Что касается роли России, то Москва еще со времен гражданской войны в Таджикистане, считает себя гарантом безопасности в регионе и рассматривает свое участие в урегулировании конфликтов и кризисных ситуаций в ЦА, как крайне эффективное. По этой причине, мне все-таки кажется, что Москва вряд ли станет считать кризис в Казахстане неким прецедентом и свое вмешательство обязательным в любой схожей ситуации.

В. Мансуров