Есть расхожее выражение: у политики не детское лицо. У политических провокаций — тем более. Но вот попыток устроить политические провокации с детьми в главной роли от этого меньше не становится.

Недавно на этой далеко не благородной почве вновь «отличилось» РосТВ. Точнее, «Первый канал». Здесь в программе «Голос. Дети» выступил — ах, как трогательно! — «мальчик Миша Григорян из «Степанакерта»». И теперь «Первый канал» посвятил ему пространный и слезливый репортаж. Где мальчик Миша рассказывает, как он катается на велосипеде по «Степанакерту», где есть «такая статуя — мы ее называем «Бабушка и дедушка»», что его любимая церковь находится в Шуше и что он помогает своему папе дирижировать военным оркестром. В следующем эпизоде Мишенька уже на кухне у своей живущей в Москве тети помогает готовить «женгалев хац». То есть, если кто не понял, кутабы с зеленью. И все это — под сентиментальные экскурсы в его музыкальные успехи. Только вот на деле получился не рассказ про участника конкурса «Голос. Дети», а очередная попытка прорекламировать в российском телеэфире созданный на захваченных азербайджанских землях оккупационный режим. Да еще с «интеллектуальным воровством» впридачу, от кутабов, переименованных в «женгалев хац», до азербайджанской народной музыки, выданной в эфире за армянскую.

Читайте также: О чем проговорился телеканал «Россия»?

Понятно и другое. «Прорекламировать через музыку» этот самый режим в Армении пытались и пытаются постоянно. В 2006 году, когда Армения впервые участвовала в «Евровидении», эту страну представлял некий Андрэ. Причем в Ереване попытались «заявить» его на конкурс как представителя…Нагорного Карабаха. Но в Европейском вещательном союзе — EBU — Армению поставили на место, и Андрэ пришлось выступать «всего лишь» от Армении. Затем, в 2009 году, когда «Евровидение» проходило в Москве, Армения вставила в свою «видеозаявку» изображение все тех же «Бабушки и дедушки», расположенных в Карабахе. Азербайджан заявил протест на уровне МИДа, EBU поддержал позицию Баку, видеозаявку Армении пришлось послушно откорректировать. В 2015 году Армении пришлось менять текст своей песни, где EBU увидел слишком явные намеки на «геноцид армян», а Евровидение — конкурс неполитизированный. Наконец, в 2016 году организаторы «Евровидения» предупредили: политической агитации на арене они не потерпят. В том числе и флагов Нагорного Карабаха, Страны Басков, «Исламского  государства» и т.д. Но в полуфинале представительница Армении Ивета Мукучан размахивала «флагом Нагорного Карабаха». В Азербайджане вполне справедливо возмутились. EBU предупредил: “Очевидно, что совершенно недопустимо, чтобы этот флаг появился в “Зеленой комнате” во время большого финала. И если повторится то, что произошло, последствия будут самыми серьезными. Они могут привести к дисквалификации участника песенного конкурса в этом году или исключению из участников конкурса “Евровидения” на три года”. «Повторять опыт» в финале Ивета не решилась. Пришлось ограничиться тем, что легкий самолетик в небе над Стокгольмом буксировал «набор букв» «Karabakh» и «Iveta».

Но это «Евровидение», где уважают и соблюдают правила и еще берегут собственную репутацию. А в российском телеэфире правила уже другие. И здесь можно превратить детский музыкальный конкурс в рекламу оккупации чужих земель. Причем в данном случае поет и танцует, быть может, Миша Григорян, но вот «заказывает музыку» во всех смыслах не Ереван, а Москва. И зная степень контроля властей над телеэфиром, в «самодеятельность» на таких конкурсах поверить не получится. Даже по приказу.

И да, все это происходило как раз в те дни, когда РФ на самом высоком уровне всячески пыталась утвердиться в роли большого друга Азербайджана и «главного посредника» в карабахском урегулировании. И даже рассчитывала, что в Баку ей поверят.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az