«Премьер-министр Армении Никол Пашинян своими заявлениями открыл ящик Пандоры, в результате чего каждый раз должен озвучивать заявления, согласно которым, он не обсуждает вопрос освобождения каких – либо территорий. В сложившейся ситуации Азербайджан тоже должен обосновать — зачем нужны эти переговоры, если вопрос освобождения территорий не обсуждается. Поэтому сопредседатели находятся в трудном положении. Тот флёр таинственности на переговорах, который был, раскрыт. И теперь главная суть вот в этой встрече».

Об этом Minval.az заявил экс-министр иностранных дел Азербайджана Тофик Зульфугаров, комментируя предстоящую 29 марта в Вене встречу президента Азербайджана Ильхама Алиева и премьер-министра Никола Пашиняна.

По словам нашего собеседника, в Азербайджане очень хорошо понимают, что переговоры не являются тем средством, в результате которых мы можем получить освобождение территорий. Исходя из этого, азербайджанская сторона преследует одну цель – использовать данную ситуацию (в том числе эту встречу), чтобы показать: Армения имеет аннексионистские, территориальные, совершенно не дезавуированные претензии к Азербайджану.

После провозглашения Пашиняном формулы «территории в обмен на мир не обсуждается», стало ясно, что предмета для переговоров фактически нет. И теперь даже для формального характера переговоры невозможно вести. Пашинян озвучил заявления, после чего переговоры потеряли всякий смысл.

«И сейчас, под давлением сопредседателей, Пашинян вынужден возвратиться за переговорный стол. Причем, с определенной повесткой дня, где четко присутствуют те вопросы, которые намерены обсуждать сопредседатели. Вот такая ситуация – когда Армению, и, в частности Пашиняна, можно сказать, приперли к стенке. И он должен либо согласиться с тем, что ведет переговоры, предусматривающие освобождение территорий, либо отказаться от переговоров вовсе. Посмотрим, что он выберет.

Зная позицию армянской стороны и их примерные возможности, следует предположить, что они скажут — мол, хотят выяснить, как посредники видят реализацию принципа права на самоопределение народов. Заранее с точностью до 99,9 % можно предсказать, кто и что скажет. Тогда сопредседатели, если азербайджанская сторона заявит о том, что это должно быть рассмотрено в ходе обсуждения статуса Нагорного Карабаха, могут сказать, что обсуждения должны состояться на втором этапе — после того, как будут освобождены
оккупированные территории вокруг Нагорного Карабаха. Армяне же заявят, мол, это их не устраивает… И повторится вся та риторика, которая звучала раньше», — отметил Т.Зульфугаров.

По словам дипломата, Пашинян, озвучивая популистские заявления, сам себя загнал в угол, сузив рамки для своего маневра. Его предшественники были хитрее и умнее, хотя они и преследовали те же цели, но однако при этом, по крайней мере, изображали какое-то сотрудничество с сопредседателями МГ ОБСЕ.

«Говорить о том, что есть перспективы переговорного процесса, не приходится. А если перспектив нет, то продолжение старого сценария с использованием старых декораций невозможно. Поэтому наблюдается некий переломный момент. И значение этой встречи именно в этом моменте и состоит», — отметил он.

Что касается напряженности на линии фронта, наблюдающейся в последние дни, то это часть тактики армян, которые хотят показать, мол, Пашиняна не слушаются карабахские армяне. И до тех пор, пока они не возвратятся за стол переговоров, ничего не изменится.

«Эта примерная тактика, с которой мы столкнемся. Каких-либо кардинальных изменений не будет. Переговоры, как я упомянул выше, не являются для Азербайджана средством, чтобы освободить оккупированные территории. Это в Азербайджане прекрасно понимают. Поэтому продолжается пропагандистская борьба, ориентированная на мировое сообщество и сопредседателей МГ ОБСЕ», — отметил бывший глава внешнеполитического ведомства Азербайджана.

Бахтияр Сафаров

Minval.az