Супруга скончавшегося на прошлой неделе народного артиста Фуада Поладова Гюлюстан Поладова дала интервью газете «Ени Мусават».

В этом интервью она рассказывает о первом знакомстве с покойным актером:

«Мы познакомились в Университете искусства. Мы оба работали там. Наши отношения были крайне официальными. Однажды мне пришлось задержаться на работе, и я думала о том, как  пойду домой в темноте и произнесла это в слух. И вдруг он ответил мне, «я вас провожу, Гюлюстан ханум». Я ответила ему, что не стоит. Затем сотрудники собрались за столом и вели бурные дискуссии. Одна из девушек сказала громко, «Гюлюстан, садись поближе, чтобы меня видеть», но мне не понравилось, как она это сказала, поэтому я ответила, «я вас и издалека хорошо вижу, не переживайте, говорите». После этого мы сблизились с Фуадом. И вдруг без слов я поняла, что наши отношения уже перешли в серьезные. Потом он признался мне в любви, мы обручились, вскоре заключили брак, а еще через два месяца сыграли свадьбу».

Супруга Фуада Поладова также рассказала, почему в последнее время актер был напряжен:

«Он ушел из Аздрамы. Он не мог принять эту несправедливость. Он был из тех, кто умел бороться. Когда видел несправедливость, то его невозможно было заставить замолчать. Он сыграл свою роль в последнем спектакле и ушел с любимой сцены. Потом я услышала, как его коллеги говорили, что он в последний раз окинул взглядом сцену. Когда закончился спектакль, все собрались вокруг него, чтобы попрощаться, а он очень грустно и внимательно смотрел на сцену. Хотела бы я знать, о чем он тогда думал, наверное, он прощался со сценой. Да, после того ухода у Фуада еще были прекрасные роли в Русском драматическом театре, но мне кажется, вся его напряженность началась после ухода из Аздрамы. Он как будто поник. Но он не говорил на эту тему. Когда я спрашивала об этом, он просто смотрел на меня, и я понимала, что он хочет сказать, мол, не спрашивай, тебе какая разница. И я больше не спрашивала его».

Г.Поладова рассказала о наказе артиста перед смертью: «Он просил, чтобы его тело не выносили из Аздрамы или другого места, а только из дома. Он говорил, «смотри, вдруг уговорят тебя, вдруг ты сделаешь не так, как я сказал, то я перевернусь в могиле».

Фуад Поладов также завещал не размещать его фотографию на могильном камне. Супруга сказала, что собирается выполнить его наказ.

Minval.az