Руслан Курбанов – «Минвалу»: Франция пытается принудить Азербайджан стать более послушным, чтобы через территорию Южного Кавказа наладить поставки урана

Руслан Курбанов – «Минвалу»: Франция пытается принудить Азербайджан стать более послушным, чтобы через территорию Южного Кавказа наладить поставки урана

На самом деле российско-украинская война – это многоходовая политическая операция США, конфигурация, продуманная для того, чтобы ослабить европейскую экономику, выкачать все финансовые ресурсы и перевести стратегическое производство из Германии и Франции на североамериканский континент. Об этом, а также о том, за что сегодня воюет Израиль и что кроется в попытках Франции дестабилизировать ситуацию на Южном Кавказе, в эксклюзивном интервью Minval.az рассказал российский политический эксперт, директор Центра «Альтаир» и старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Руслан Курбанов. 

– За два года войны в Украине погибло много людей. Москва планировала завершить свою «спецоперацию» в кратчайшие сроки, но ей не удалось, фактически она «завязла» в Украине. Как вы оцениваете эту войну спустя два года?

– Что касается войны в Украине, я неоднократно объяснял свое видение в своих видео-комментариях. Азербайджану это должно быть понятно, как никому другому. Потому что Азербайджан – это на сегодняшний день воюющая страна, отстаивающая свой собственный суверенитет, жизненное пространство, свои интересы. Причем Азербайджан достиг очень высокого уровня профессионализма и в дипломатии, и в военном деле, и я отмечал это не раз. Так вот, с точки зрения военной стратегии, политики выживания любого государства в современном агрессивном мире, каждая страна будет уничтожать любую экзистенциальную угрозу своей безопасности.

Одно дело, когда вас издалека пугают, периодически озвучивая угрозы о нападении, эти угрозы можно пропускать мимо ушей, и другое дело, когда уже на твоей границе развертываются военные базы враждебного блока, когда на них концентрируется наступательное вооружение, когда с каждым шагом это все пододвигается к границе и демонстрируются агрессивные намерения. В этом случае любая уважающая себя страна пойдет на опережение. Я приведу пример: представьте себе, если РФ начнет создавать свои военные базы в Мексике, вблизи границ США, начнет насыщать эти базы наступательным вооружением, ракетами, в том числе морскими наступательными вооружениями, начнет комплектовать мексиканскую армию, вооружать ее на манер российских военных стандартов, тренировать спецназ, штурмовые группы и так далее. Как вы думаете, какой будет реакция США? И как скоро?

Уже лет девять, как Саудовская Аравия фактически бомбит хуситов Йемена. До начала последнего обострения между Израилем и Палестиной Саудовская Аравия в коалиции с ОАЭ методично бомбила позиции хуситов. Почему? Потому что появление хуситской группировки на границе Саудовской Аравии, а хуситы являются носителями идеологии, враждебной Саудовской Аравии (это зейдитская община шиитского толка, ориентированная на Иран и вооружаемая Ираном), она восприняла как экзистенциальную угрозу своему существованию, как угрозу безопасности главной стране суннитского мира. Точно также США восприняли бы появление российских военных баз у границ Техаса, Калифорнии, тренировку спецназа со стороны российских специалистов и всяческую демонстрацию наступательных намерений. Любая экзистенциальная угроза собственной безопасности любым государством уничтожается.

Есть закон больших астрономических тел. Если вы – небольшая планета рядом с Юпитером, то должны осознавать, что на вас действует его притяжение, и вы не можете делать резких шагов, будучи небольшим астрономическим телом рядом с ним, поскольку в этом притяжении большой страны есть свои законы, согласно которым можно выстраивать свое соседство. Те, кто игнорирует эти законы в большой политике, рано или поздно сталкиваются с печальными последствиями.

Что касается войны в Украине, то российское руководство наверняка не ожидало такой реакции со стороны западного блока, реакции, с которой они кинутся вырезать Россию из мировых, культурных, политических, экономических процессов, вводить санкции, отменять право называться русским, право выходить под своим флагом на спортивную олимпиаду, право говорить на русском языке в странах Европы и интересоваться образцами русской культуры.

Реакция со стороны Запада была предельно агрессивная, непропорциональная, учитывая, что Запад сам годами все больше и больше провоцировал Россию и наступал на ее интересы. Вся та военная мощь, с которой Запад навалился на российские передовые части, вошедшие в Украину, этот непропорционального масштабного ответ со стороны Запада, оснащение украинской армии новейшим вооружением, всего этого руководство России изначально не ожидало. Но переход в глухую оборону в течение последнего года позволил России сдержать контрнаступление украинской армии, перестроить свою экономику на военные рельсы, запустить процесс производства беспилотников, танков, артиллерийских снарядов. И в настоящее время экономика России полностью работает на обеспечение всех нужд фронта.

А экономика Запада находится на грани истощения, несмотря на то, что у них есть огромные финансовые запасы, которые они не спешат предоставлять Украине. Я хотел бы обратить внимание на то, что экономика европейских стран находится в кризисе не потому, что Россия давит якобы на украинский фронт, а потому что США продумали эту конфигурацию конфликта именно для того, чтобы ослабить европейскую экономику, выкачать все финансовые ресурсы и перевести стратегическое производство из Германии и Франции на североамериканский континент. Это такая многоходовая политическая операция, в которой роль России и Украины всего лишь эпизодическая, настоящими бенефициарами там являются те, кто живет за океаном, в том числе Великобритания.

– Как долго, по-вашему, продлится война в Украине? Что станет решающим в этом конфликте?

– Я думаю, что конфликт с той или иной степенью интенсивности будет продолжаться до конца 2024 года, пока не определится следующий президент США, и, возможно, еще несколько месяцев 2025 года, пока американский президент не вступит полностью в свои права по управлению США. До этого конфликт будет тлеть, как тлел конфликт между Азербайджаном и Арменией. И только после этого начнется формат либо заморозки окончательной, либо подписания договора о принуждении к миру обеих сторон.

– То есть все важные решения будут приняты после того, как станут известны результаты выборов в США и будут очерчены горизонты многополярного мира.

– Да, абсолютно так. Я думаю, что до того времени Москва попытается как можно дальше продвинуться за сегодняшнюю линию фронта, чтобы высвободить новые территории из-под власти украинского государства. Стратегическая безопасность России при данном раскладе, когда НАТО превратил Украину в собственный полигон, ударный кулак против России, такова, что Москва заинтересована в том, чтобы высвободить еще территории Николаевской, Одесской областей и полностью отрезать Украину от доступа к Черному морю. Потому что сегодня именно в Черном море Украина, используя новейшие британские морские беспилотники, наносит самые болезненные удары по российскому флоту, выбивая один за другим из строя российские боевые корабли. Даже если война закончится перемирием, все равно безопасность в Черном море для российских кораблей, городов и морской торговли не будет гарантирована. Потому как Украина показала себя страной, в которой в любой момент может произойти свержение власти, происходят майданы, звучат антироссийские лозунги – страна на глазах превратилась в антироссийское орудие НАТО. И я думаю, что Москва при Владимире Путине будет жестко нацелена на устранение этой угрозы. И первым шагом до подписания мирного договора будет, конечно же, попытка высвободить как можно больше территорий. В идеале для Москвы это занятие всего причерноморского региона. Но поле боя диктует свою логику и скорость продвижения. Насколько это удастся Москве, мы пока не знаем. В любом случае формат мирного договора будет определяться тем, как развивается ситуация на поле боя.

– Много информации о том, что Запад тянет с передачей Украине вооружения, необходимого именно для наступления, а не удерживания обороны. Какова сейчас ситуация на линии фронта? Насколько Россия оснащена всем необходимым вооружением для того, чтобы атаковать и, как вы сказали, занять причерноморский регион?

– У России сейчас достаточно вооружения, Москва обеспечила себе перевес в артиллерийских снарядах, бронетехнике, беспилотниках, наступательных вооружениях. И логика контрнаступления уже с российской стороны такова, что Москва больше не будет бросать на штурм укрепленных районов живую силу. Это, наверное, первая война в истории человечества, где беспилотники применены в таком масштабном наступательном формате. Конечно же, беспилотники были применены еще раньше, в ходе второй Карабахской войны, но дело в том, что у Азербайджана был перевес в наступательном вооружении, именно в плане ударных беспилотников. А конфликт России с Украиной, наверное, первый конфликт, где силы сторон были примерно равны: численность личного состава на фронте, количество наступательного вооружения, характер вооружения, и в том числе количество ударных беспилотников. Но Москва постепенно наращивает свое вооружение.

Однако сегодня Россия терпит потери и удары со стороны Украины именно на море, где украинцы используют британские ударные морские беспилотники, в чем России предстоит еще наверстать недостатки этих видов вооружения. То, что Запад сдерживает поступление новых вооружений для украинской армии, говорит о том, что Джо Байден не хочет никаких сюрпризов в преддверии выборов. Представьте себе, если сейчас начнутся выборы, Байден будет ездить по избирательным округам и выступать, говорить «какой я молодец, довел конфликт до того, чтобы его заморозить, отчасти снизить интенсивность, снизить угрозу безопасности Европы», и тут вдруг Украина начинает бить по российским городам, в ответ Россия разворачивает еще более мощную операцию… То есть неожиданные сценарии эскалации не входят в планы американской администрации, они хотят спокойно провести выборы, не хотят сюрпризов ни со стороны Зеленского, ни со стороны Нетаньяху, которого сейчас пытаются склонить к прекращению агрессии против палестинцев.

Поэтому я думаю, что на украинском фронте в ближайший год до завершения выборов будет снижаться интенсивность, конфликт будет все больше замораживаться, кроме наступления, которое сейчас разворачивает Россия. До каких пределов сможет дойти Москва, покажет ситуация на поле боя.

– Война идет и на Ближнем Востоке. Она способна перерасти в «большую», если в нее вступит Иран. Однако Тегеран пока не спешит делать это. А тем временем погибло большое количество палестинцев. Почему мировое сообщество не хочет остановить бойню в Газе? Хотя Байден говорил Нетаньяху, что «Израиль должен прекратить бомбить Рафах, потому что 27 000 погибших – это уже очень много». Удастся ли Западу втянуть Иран в большую ближневосточную войну?   

– Очень глубокий и двухуровневый вопрос. Первый касается конфликта между Израилем и Палестиной, а второй – роли Ирана в этом конфликте. Что касается непропорционально агрессивного ответа со стороны Израиля, нужно объяснить, что сам Израиль только для внешнего обывателя подается как страна, созданная для возвращения евреев на свою историческую родину. И в этой роли Израиль был благосклонно принят со стороны большинства современных государств в течение последних 70 лет, особенно после холокоста во время второй мировой. Но мало кто обращал внимание на то, что за кулисами Израиль является этаким острым клинком, который западные страны вонзили в тело мусульманского мира, под самую лопатку. До третьей святыни мусульман, иерусалимской мечети Аль-Акса остается один шаг. Любая прямая угроза сохранности мечети Аль-Акса взорвет Ближний Восток – это понимают и в Вашингтоне, и в Лондоне, и в Тель-Авиве. Для нас, востоковедов, понятно, что, в первую очередь, Израиль – это орудие США, которое уже достигло стен иерусалимской мечети Аль-Акса. И все эти 70 лет агрессии, отгрызания от Палестины все больших территорий, заселения колонистами и поселенцами арабских территорий на западном берегу реки Иордан, почти 18-летняя блокада сектора Газа – это невероятно чудовищные факты стирания с лица земли древнего палестинского народа, который жил на этой земле еще до появления там евреев.

Дело в том, что это земля исконно семитская. Кто жил на этой земле до прихода евреев, несколько тысяч лет назад? Там жили семиты-язычники, из которых потом выросли многочисленные северные арабские племена. Это было огромное пространство семитских народов, включая и Ассирийское царство, и Вавилонское, и Аккадское царство, это были предки современных арабов и евреев. И только после того, как Иисус Навин, как продолжатель миссии пророка Моисея, мир ему, вторгся в Святую землю, началась история еврейского народа на этой земле. Этот конфликт с тех пор сохраняет свою остроту.

Оттого радикального крыло сионизма с первых дней воссоздания государства Израиль ставило задачу – вычистить все пространство Палестины от палестинских жителей для расширения территории проживания еврейского народа. В сегодняшней чудовищной бойне в Секторе Газа Нетаньяху показал, что его целью является полное уничтожение палестинских анклавов. Что будет на следующем этапе, озвучит уже следующий руководитель Израиля.

Теперь об Иране. Иран – государство намного более древнее, чем многие государства на Ближнем Востоке. Он по своей древности может соперничать с еврейским государством на Ближнем Востоке. Иран пережил несколько взлетов и падений, то есть несколько цивилизационных циклов. У Ирана огромная историческая память и стратегия выживания, расширения собственного влияния, у него тоска по утерянному былому величию. Иран переживает фантомные боли по утерянным территориям.

Иран сегодня очень успешно работает с палестинской тематикой и также успешно сопротивляется присутствию США и Израиля на Ближнем Востоке. 40 лет находясь под санкциями, Иран планомерно расширяет свое влияние и выдавливает из региона арабское присутствие. Уже в четырех арабских странах – в Ираке, Сирии, Ливане и Йемене Иран играет ключевую роль, влияя на те процессы, которые там проходят, диктует собственную волю. 22 арабские страны не могут объединиться против Израиля, но Иран со своими маленькими группировками, рассеянными по всему Ближнему Востоку, блокирует Израиль. Тель-Авив просто завяз в своих попытках защитить собственную безопасность на севере страны, на границе с Ливаном из-за атак со стороны движения «Хезболла», а также вынужден полностью перестраивать всю логистику своих морских перевозок из-за действий хуситов. Причем хуситов остановить уже не могут ни сам Израиль, ни даже целая коалиция стран союзников Израиля во главе с США. Кроме того, американцы ничего не смогли сделать с боевыми ударными группировками, подконтрольными Ирану, которые нанесли болезненный удар по американской военной базе, и в ходе атаки погибли три человека.

Аналитики пишут, что ответные удары со стороны США показали, что, возможно, количество жертв на этой базе было больше, чем три человека. Конечно, предпринимаются попытки втянуть Иран в прямое столкновение с Израилем. Тогда Израиль смог бы это преподнести как экзистенциальную угрозу своему существованию и подтолкнуть США к прямым ответным ударам по Ирану. Руководство Израиля мечтает, чтобы Иран был превращен в пепел, как Ирак. Но у Ирана намного более осторожная стратегия. У власти в Иране находятся очень проницательные и стратегически думающие руководители. Иран наращивает собственный военный потенциал, разрабатывает ядерную программу, сам не вступает в прямое вооруженное столкновение, это делают сателлиты, прокси-группировки, которые находятся под крылом Ирана и получают от него вооружение. Эта стратегия приносит Ирану успех на Ближнем Востоке.

–  То есть у Ирана хватит терпения и мудрости, чтобы и дальше не дать вовлечь себя в большую ближневосточную войну, в прямое столкновение?

– Я уверен, что прямого включения Ирана в этот конфликт не будет. Руководство Ирана не позволит втянуть свою страну в вооруженный конфликт с непредсказуемым исходом.

– Что касается целей Израиля. Эксперты говорят, что цель войны не просто в том, чтобы очистить территорию от мусульман-палестинцев, а в том, чтобы контролировать территорию, которая богата газовыми месторождения, плюс еще логистический контроль.

– Почему Израиль сегодня стремится очистить Палестину от арабского населения, ликвидировать оставшиеся анклавы? Опять-таки конфликт между Израилем и Палестиной очень многослойный. Нельзя считать, что конфликт связан только с ударом ХАМАСа 7 октября по передовым позициям Израиля. Этот конфликт связан и с ветхозаветным пророчеством, которым руководствуются радикальные христианские сионисты и протестанты-евангелисты в США, а также радикальные министры в правительстве самого Израиля. Они считают, что для того, чтобы сбылись библейские пророчества относительно Судного дня, нужно собрать всех евреев на святой земле – это одна из целей создания еврейского государства. Вторая цель – она уже родилась после того, как израильское государство было создано. Дело в том, что мир прошел через период британского владычества (Pax Britannica), американского владычества (Pax Americanа), и сейчас израильское руководство, а также стоящие за его спиной спонсоры сионизма, влиятельные фигуры из США, Британии, Евросоюза, чувствуют, что пришло время Pax Judaica, что Израиль может стать мощной империей в сердце Ближнего Востока. Это связано не только с попытками Израиля уничтожить оставшиеся палестинские анклавы, но и взять под свой контроль весь Синайский полуостров, и половину Египта, до реки Нил, и значительную часть Иордании и Сирии, возможно, даже до Ирака. Поскольку это исторические области, в которых в древние времена развивались ключевые события еврейской истории.

И вот это мощное еврейское государство могло бы диктовать свою волю всему Ближнему Востоку и окружающему миру. Но проблема в том, что на сегодняшний момент Израиль может существовать в значительной степени за счет финансовой поддержки США: ежегодно Израиль получает несколько млрд долларов безвозмездно, получает наступательное вооружение. Мы видим, что Израиль зависит от позиции США в Совете безопасности, куда сам не входит. Поэтому пока Израиль в основном развивает свою экономику, технологии и наступательный потенциал при прямой поддержке США. Но уже сегодня Биньямин Нетаньяху показывает, что он выходит из-под подчинения американского президента, он уже демонстративно игнорирует рекомендации Байдена о прекращении огня. Вот в этом поведении Нетаньяху многие аналитики пытаются увидеть амбиции сегодняшней израильской элиты и стоящих за ее спиной сионистских кругов по созданию нового расклада сил не только на Ближнем Востоке, но и на глобальной арене. Фактически по созданию израильской империи на Ближнем Востоке и конструированию вокруг него Pax Judaica.

И продолжая ответ на ваш вопрос, отмечу еще один уровень данного конфликта – это попытка Израиля взять под свой контроль богатые газовые месторождения, обнаруженные некоторое время назад на палестинском шельфе, которые находятся прямо напротив Сектора Газа. Это месторождения «Gaza Marine 1», «Gaza Marine 2», которые Израиль хочет прибрать к рукам. Если сами палестинцы начнут сами разрабатывать эти месторождения, Палестина превратится во второй Катар, с невероятными финансовыми возможностями и рычагами давления. Понятно, это кошмарный сценарий для Израиля, и он делает все для того, чтобы перехватить управление этим месторождениями.

Далее – через территорию Газы израильтяне хотят прорыть собственный канал Бен-Гурион, конкурент Суэцкому каналу, чтобы замкнуть на Израиле все грузовые морские перевозки между западными странами и южными океанами. Понятно, что роль Израиля в этом случае в мировой экономике возрастает в разы.

– Затишье в регионе Южного Кавказа нарушено: армянские ВС совершили провокацию, в ответ Азербайджан провел операцию «Возмездие». По данным ереванской прессы были ликвидированы члены террористической организации «Еркрапа». По сути, выяснилось, что Ереван расположил на условной границе «добровольцев». Что вы думаете об этом? Наступит ли, по-вашему, мир в регионе и как мы придем к нему?

– Я, пользуясь случаем, поздравляю жителей Азербайджана с тем, что карабахский конфликт, наконец, завершен, и все оккупированные территории, включая сам исторический Карабах освобождены и вернулись под юрисдикцию Азербайджана. Но на этом противостояние на Южном Кавказе не закончилось. И я думаю, что руководство Азербайджана, как никто другой, это понимает. Азербайджан не собирается снижать свою бдительность, понимая, что Европа, в первую очередь, Франция, как ключевой игрок на этом направлении, пытается подтолкнуть Армению к реваншу (сейчас идет активное вооружение армянской армии, идет идеологическая накачка армянской стороны, чтобы взять реванш у Азербайджана). И в этом новом витке обострения между Ереваном и Баку на кон будет поставлены не попытки новой оккупации Карабаха с армянской стороны, что уже невозможно. Целью этого обострения, скорее всего, будут создание постоянного напряжения по линии соприкосновения, постоянные вооруженные провокации, попытки дестабилизации азербайджанского общества, его раскачивание, провоцирование Азербайджана на ответную реакцию, на вторжение азербайджанской армии на территорию Армении, чтобы представить Баку всему миру в качестве агрессора.

Но на сегодняшний день Азербайджан не дал ни одного серьезного повода для того, чтобы обвинить его в «геноциде» армянского населения. Карабахские армяне сами добровольно в течение 3-5 дней ушли из Карабаха, который они до этого провозглашали своим. А теперь посмотрите на то, как ведут себя палестинцы, истинные хозяева своих земель. Те, кто считают территорию своей родиной, с нее не уходят.

Все попытки ПАСЕ, ОБСЕ, Совета Европы и других международных структур обвинить Азербайджан в «геноциде», «этнических чистках» беспочвенны. Наоборот, Азербайджан демонстрирует попытки реализовать политику мультикультурализма в отношении армянского меньшинства, заявляет о готовности предоставить все возможности для сохранения армянского наследия, культуры. Но я так понимаю, что Франция, которая упустила момент, не смогла сохранить свое влияние на Кавказе, и сейчас будет пытаться усиливать свое давление на Южном Кавказе, тем более и Грузию она пытается взять под свое крыло. Кстати, новый премьер Грузии назначил свой первый визит в Брюссель – это столица объединенной Европы и столица НАТО.

Я думаю, что количество провокаций с армянской стороны, за которыми стоит даже не сам Ереван, а армянская диаспора во Франции, Калифорнии, Нью-Йорке, будет только расти. Диаспора подталкивает руководство Армении на обострение отношений с Азербайджаном. Она не заинтересована в мирном договоре Еревана с Баку, она живут другими реалиями и представлениями. Армянское лобби желает превратить Армению в такой же «ударный кулак» против тюркского мира, как США превратили Израиль в «ударный кулак» против арабского, мусульманского мира. И я думаю, эти попытки со стороны армянской диаспоры и со стороны Франции будут продолжаться.

– Франция поддерживает Армению, на территории страны работает миссия ЕС. А недавно азербайджанские пограничники задержали чешского гражданина – «альпиниста», который спокойно перешел через минные поля. В Баку обвиняют его в шпионаже. Мы понимаем, что ничто так не обманчиво, как очевидные факты. Но что кроется за всем этим в регионе Южного Кавказа? Насколько Франции удастся серьезно дестабилизировать ситуацию на Южном Кавказе?

– Учитывая то, как ведет себя сегодня Британия, которая некогда была ключевой державой нашего мира, Лондон сейчас пытается вернуть собственное величие. Вполне возможно, что за палестинским сопротивлением стоит Великобритания, потому что она таким образом хочет опрокинуть американский проект Израиля и вернуться на Ближний Восток со своим проектом: мол, стоило нам уйти 70 лет назад из региона, как весь мир оказался у порога ядерной войны, и что только Британия с этим справится.

Но при этом у Британии сегодня нет достаточного объема ресурсов, чтобы серьезно влиять на ситуацию в регионе. Даже на украинском фронте Великобритании максимум что удается, это спецоперации британских спецслужб по нанесению болезненных ударов по российскому флоту, подрыв крымского моста, периодические удары по морским кораблям – это все британские спецоперации. Чего-то более масштабного британцы пока предложить не могут, у них не та армия, не те экономические ресурсы, не то влияние и нет готовности умирать и нести тяготы длительной войны.

То же самое можно сказать о Франции. Сегодня эту Францию пинками выгоняют из бывших колоний – африканских стран, где она пыталась долгое время сохранять свой контроль и дальше выкачивать ресурсы. Но видя, как меняется ситуация в мире, африканцы начали брать рычаги управления в собственные руки, и сказали: «пошли вон отсюда!». Многовековое колониальное владычество Франции на африканском континенте заканчивается на наших глазах, просто эффект домино какой-то. Уже из нескольких стран ее выгнали.

Франция потеряла доступ к урановому сырью в Африке, а без урана она не может поддерживать свою экономику, которая обеспечивается энергией французских атомных электростанций. Сейчас Франция, проникая в Южный Кавказ, пытается принудить Азербайджан стать более послушным, более управляемым для того, чтобы через Каспий и территорию Южного Кавказа наладить поставки урана из Центральной Азии на французские АЭС.

И я думаю, что эта политика укусов, ударов по безопасности Азербайджана в том числе, связаны с этим. Франция хочет превратить Армению в такой противовес, накаченный оружием, постоянно демонстрирующий готовность прямого столкновения с Азербайджаном. Думаю, по логике французского руководства, эта угроза должна сделать Азербайджан более послушным. Но дело в том, что присутствие Франции на Южном Кавказе не потерпит не только Азербайджан, но и такие крупные игроки, как Турция, Иран и Россия. Я думаю, что максимум, на что Франция может рассчитывать – это только провоцировать Армению на вооруженные стычки на границе с Азербайджаном, не более. Хотя при этом в долгосрочной перспективе будут продолжаться попытки превращения Армении в некий аналог Украины для создания экзистенциальной угрозы для безопасности Азербайджана.

Рамелла Ибрагимхалилова