Константин Затулин, зампред думского комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками, угодил в очередной скандал с далеко идущими последствиями. Напомним: сей субъект принял участие в скандальной конференции ««Геноцид» (здесь и далее кавычки наши — Minval.az) и Первая мировая война. Международные договоры. Исторические параллели». Где с упоением рассуждал о том, что, дескать, России ни в коем случае нельзя обманываться на сладкие речи из Турции, следует «смотреть правде в глаза» и не дать «себя кинуть» и т.д. и т.п. На что с заслуженной резкостью ответил российский журналист и эксперт Максим Шевченко. Он не только назвал заявления Затулина, будто бы «13 войн между Россий и Турцией» свидетельствуют о том, что эта страна является врагом русского народа, и «с ней возможен лишь язык войны», безумной, отметил, что геополитические взгляды Затулина выстраиваются на основе войн, оставшихся далеко в прошлом, в то время как сегодня отношения Москвы и Анкары сегодня продолжают динамично развиваться и за последнее время достигли ранее невиданных высот. Как напомнил Шевченко, и Затулин, и Милонов являются членами партии «Единая Россия». Из чего уже сделал вывод: «Очевидно, она (позиция Затулина и Милонова – ред.) является позицией партии «Единая Россия», которая не одергивает своих видных депутатов Затулина и Милонова, сеющих ненависть и рознь между Россией и Турцией. С Затулиным солидарны, судя по всему, посол Армении в России Вартан Тоганян, Виталий Третьяков, Наталья Нарочницкая, Ара Абрамян и другие видные деятели русского консервативно-патриотического фланга».

Затулин, конечно, попытался отпарировать и разместил на сайте «Лазаревского клуба» довольно-таки бессвязный текст, где вначале рассказывает о том, как его отец, «командир погранотряда, член партии большевиков ленинского призыва, и был одним из тех, кто тогда стерёг советскую границу в Закавказье», обвиняет Турцию в том, что СССР держал на турецкой границе 25 дивизий (и не задумывается, что значительная часть аудитории в курсе относительно пункта о «проливах» в пакте Риббентропа- Молотова, планах Сталина разместить военную базу на Босфоре и отторгнуть от Турции восточноанатолийские вилайеты, которые в свое время Антанта обещала Армении), а в конце советует Шевченко зарегистрироваться в качестве «иноагента».

Здесь, конечно, уместно поинтересоваться, почему в роли иноагента не регистрируется сам Константин Затулин, который уже давно представляет в российском парламенте не своих избирателей, а Армению. И стоит ли так уж апеллировать к событиям «сороковых, роковых» на фоне нынешних отношений РФ с Германией, с которой тогда воевали, и с США и Великобританией, с которыми были союзниками. Просто без ответа самое главное обстоятельство, на которое обратил внимание Шевченко: почему молчит руководство «Единой России»?

Теоретически, конечно, депутаты парламента имеют право на личное мнение. Только вот фракционную дисциплину и единую позицию тоже никто не отменял. Особенно там, где государство четко и недвусмысленно выразило свое мнение и свою позицию. В Азербайджане аудитория имела возможность наблюдать, как это работает, на примере партии «Йени Азербайджан», где вынесли выговор своему депутату Бахрузу Магеррамову за то, что его заявления в отношении одной из соседних стран разошлись с позицией государства и, соответственно, фракции «Йени Азербайджан». Все это не отменяет ни внутрипартийных дискуссий, ни права на собственное мнение, но если фракция выработала позицию — извольте ей следовать.

«ЕдРо», если кто забыл — правящая партия и, соответственно, фракция. Но сегодня получается так, что президент России Владимир Путин, ее министр иностранных дел Сергей Лавров с самых высоких трибун говорят о дружбе с Турцией, дипломаты прилагают солидные усилия, чтобы «продвинуть» отношения двух стран — а депутат от правящей партии заявляет, что Турция «понимает только язык войны».

И как это понимать? Можно поверить, если бы в тонкостях парламентской этики и фракционной дисциплины не разобрались, скажем, в Южном Судане, где только начинается отсчет своей государственности, но Россия? Страна с глубокими традициями государственности и солидным опытом парламентаризма? В то, что «едроссы» просто не знают, что такое фракционная дисциплина, не верится.

Но как тогда понимать ту опасную «свободу рук», которую возымели на турецко-азербайджанском треке Затулин и Милонов? Это «маленькая организационная недоработка»? Или у «ЕдРо» две позиции — одна официальная, а другая реальная? И если так, то от чьих слов следует «отмечаться» Азербайджану и Турции— к примеру, посла РФ в Турции или Константина Затулина?

И да, чем дольше руководство «ЕдРо» затягивает паузу, тем больше и в Баку, и в Анкаре сторонников второй версии. Со всеми вполне прогнозируемыми последствиями для двусторонних отношений.

Нурани, обозреватель

Minval.az