На прошлой неделе Южный Кавказ отметил показательную дату: 100 дней с момента освобождения города Шуша, а затем — подписания капитуляции Армении. Есть, конечно, пространство для дискуссий, надлежит ли отсчитывать эти 100 дней с освобождения Шуши или с Трехстороннего заявления, и как определять дату этого заявления — 9 ноября, по московскому времени, или 10 — по бакинскому. Но в чем нет сомнений, так это в том, что именно в эти дни определяется, как будет выглядеть в регионе «пейзаж после битвы». В Баку уже работают над системой социального управления, которая будет действовать в освобожденных от армянской оккупации районах, создают проекты «умных сел» и «умных городов» и уже де-факто работают над восстановлением инфраструктуры.

И тем более понятно другое. Можно, конечно, вздыхать и сетовать, как непросто после войны будет возвращаться к совместному проживанию азербайджанцев и армян, но от этого совместного проживания уже никуда не деться — страны своих адресов не меняют, а планы «сбросить азербайджанцев в Каспийское море, и вообще пусть возвращаются на Алтай» в современном мире по понятным причинам неосуществимы. Особенно с учетом существующего военно-политического расклада.

И вот что интересно. В течение всех лет, пока конфликт в Нагорном Карабахе находился в «замороженном», как считалось, состоянии, в регионе разворачивали нешуточную активность вдохновители и организаторы «народной дипломатии». Те самые, кто активно призывал «топить лед», убеждал, что «худой мир лучше доброй ссоры», что надо строить мосты, а не заборы, и учиться смотреть друг на друга не через прорезь прицела, а пока, для начала, просто сесть и поговорить о чем угодно — об изменении климата, о семейном насилии и борьбе с ним… На практике удавалось организовать встречи немногочисленных активистов-«миротворцев», чаще всего где-нибудь в «третьей стране». О миротворчестве с удовольствием рассуждали в Ереване, призывая для начала открыть границы, а вот вывод войск и возвращение беженцев оставить «на потом».

Одних это приводило в восторг и умиление. Другие задавали вполне логичные вопросы: вы предлагаете открывать границы, мириться и «топить лед» здесь и сейчас? Пока 20% территории Азербайджана под оккупацией? И миллион вынужденных переселенцев — и это не фигура речи, а реальные цифры — не могут вернуться в свои дома? И не лучше ли начать с реального урегулирования — то есть вывода войск? На что вместо ответов следовал град истеричных обвинений: мир в любом случае лучше войны, надо создавать климат доверия, и вообще как вы посмели выступить против такой прекрасной идеи?!

И вот теперь ситуация изменилась коренным образом. Азербайджан добился выполнения резолюций СБ ООН по Карабаху и вывода войск Армении со своей территории — военным, а точнее сказать, военно-политическим путем. На Южном Кавказе восстановлены международно признанные границы. Действуют рабочие группы по разблокированию коммуникаций. Казалось бы, самое время разворачивать «народную дипломатию», топить лед, учить смотреть друг на друга не через прицел и не видеть в соседе врага. Как утверждают старики, во вторую мировую войну «народная дипломатия» стартовала на второй день после того, как гитлеровская Германия капитулировала, а в Берлине прекратились бои — в виде советских армейских полевых кухонь, где раздавали еду берлинцам. Более того, официальный представитель МИД РФ Мария Захарова еще месяц назад заявила: «Мы всячески приветствовали бы налаживание прямого диалога между азербайджанской и армянской интеллигенцией, а также проведение двумя странами совместных мероприятий гуманитарного характера. На наш взгляд, подобные инициативы способствуют формированию атмосферы примирения, доверия, взаимопонимания, идут на пользу как азербайджанскому, так и армянскому народам и в принципе всему региону Южного Кавказа, а значит, и Российской Федерации». А в России с ее международным дипломатическим опытом хорошо знают, в какие сроки после прекращения огня имеет смысл разворачивать народную дипломатию.

И что же прежние грантодатели-«миротворцы»? Они развернули бурную деятельность, поднимают прежних активистов, ищут новых партнеров?

Увы и ах. Никакой активности в стане многих прежних убежденных приверженцев «народной дипломатии» не заметно. Нет ни грантов, ни попыток организации встреч — ничего. И как это понимать? Там  убеждены, что еще не настало время? Или…в этих кругах предлагали «мириться и топить лед» исключительно в то время, пока армянские оккупанты стояли в Джебраиле и Агдаме, но не теперь, когда Азербайджан контролирует свои границы и с Ираном, и с Арменией? И чего хотели добиться — мира, диалога или закрепления результатов армянской агрессии?

Во всяком случае, нынешняя пауза, которую взяли многие прежние приверженцы «народной дипломатии», куда красноречивее многих их прежних деклараций.

Нурани

Minval.az