Эту новость еще с минувших выходных активно «репостят» и комментируют в социальных сетях: российские миротворцы «развернули» в Лачинском коридоре депутацию французских журналистов и политиков, которые направлялись в Нагорный Карабах, не имея азербайджанский виз и аккредитации. И доходчиво объяснили, что здесь уже территория Азербайджана, и если соответствующих документов у граждан «третьих стран» нет, то никакого «добро пожаловать» не будет. Законы надо уважать, границы тоже.

Опытные наблюдатели тут же вспомнили, как еще месяц назад, 7 января, президент Азербайджана Ильхам Алиев на совещании, посвященного итогам 2020 года, напомнил, что недавно депутаты парламента Франции приехали в Карабах, и добавил: «К сожалению, это разрешение им дали миротворцы. Однако мы ставили перед миротворческими силами задачу, чтобы ни один иностранный гражданин не мог поехать в Нагорный Карабах без нашего разрешения». И теперь — еще одно свидетельство, что благодаря политической воле и решимости Азербайджана ситуация в этом вопросе прояснена: граждан «третьих стран» в Нагорный Карабах без соответствующих виз, аккредитаций и разрешений, выданных азербайджанской стороной, уже не пропускают.

А еще это ответ на вопрос, который сегодня широко — и далеко не всегда, будем реалистами, «квалифицированно» — обсуждается в обществе и социальных сетях: каков на сегодня статус той части территории Азербайджана, где развернута российская миротворческая операция? А это и Ханкенди, и Ходжавенд, и Агдере, и, наконец, Ходжалы — уже через две недели с небольшим мы отметим очередную, 29-ю, годовщину Ходжалинского геноцида. И здесь уже картина не исчерпывается патетическими вопросами «а когда я смогу купить на бакинском вокзале билет до Ханкенди?» И не только потому, что пока еще не получится купить билет и до Зангелана, и азербайджанские госструктуры регулярно предупреждают граждан, чтобы те до окончания процесса разминирования воздерживались от поездок на освобожденные земли. И, простите за напоминание азбучных истин, Азербайджан одержал в Карабахе военную победу, а Армения 10 ноября подписала свою капитуляцию. И это не просто формальность, а полное переформатирование ситуации в регионе. Нагорный Карабах, включая Ханкенди, Ходжалы, Агдере, Ходжавенд и т.д., всеми странами признавался и признается частью территории Азербайджана. Никаких других решений и правовых рамок здесь нет. Более того, если до 27 сентября 2020 года в повестке дня наличествовало «определение статуса Карабаха», то теперь этот вопрос снят. От слова совсем. И глава МИД РФ Сергей Лавров прямо заявляет: этот вопрос сегодня не в повестке дня, а в будущем, возможно, и не понадобится. В переводе: глава МИД РФ уже тогда посоветовал Армении расслабиться и не суетиться. Вопрос закрыт и заново не «откроется».

И вот это «де-юре» уже позволяет понять и то, что происходит в регионе «де-факто» — здесь с победой Азербайджана не просто завершилась военная фаза карабахского конфликта. Завершена оккупация азербайджанских земель. И теперь начинается следующий этап. Это не только восстановление ранее оккупированных районов — не менее важной составляющей второй фазы должен стать процесс реинтеграции той части Карабаха, где сегодня стоят российские миротворцы и где высок процент армянского населения. Его представителей в Баку считают своими согражданами и гарантируют им гражданские права и свободы, включая обучение на родном языке, право на издательскую деятельность, телевещание и т.д. Восстановление суверенитета Азербайджана, возвращение в эту часть Карабаха азербайджанских беженцев, для чего уже ведется подготовка и составляются предварительные списки — все это требует времени, и такой процесс по определению не может абсолютно безболезненно «уложиться» в часы и дни после войны. Так что по вполне понятным причинам здесь был нужен, скажем так, «промежуточный этап», этакая, если угодно, политическая «шлюзовая камера». И сколько бы персоны вроде Виталия Баласаняна ни выстреливали заявлений в стиле «азербайджанского флага в Ханкенди не будет», понятно, что «выходить» из этой «шлюзовой камеры» придется в тот Карабах, который регион Азербайджана. Ничего другого ни международное право, ни границы, ни логика развития событий просто не предусматривают.

И самое главное, сегодня уже прорисовываются контуры этой реинтеграции, которая самым тесным образом сопряжена с восстановлением ранее оккупированных районов. А там, напомним, будет реализована концепция «умных сел» и «умных городов», применены самые передовые технологии, в том числе в сфере социального и государственного управления. На фоне продолжающейся в Азербайджане борьбы с коррупцией и масштабной управленческой реформы все это понятным образом влияет на такую деликатную сферу, как социальная привлекательность Азербайджана. И это не считая инвестиций, программы развития регионов вообще и освобожденных земель в частности, наконец, перспективы возвращения в правовое поле для нынешних жителей Ханкенди и Ходжавенда. Что уже дает изрядную информацию к размышлению, чего ждать и к чему готовиться на тех трех с половиной процентах территории нашей страны, где сегодня стоят миротворцы. Где действительно начинается новая эра — без войны, без конфликтов и без «прелестей» жизни под властью криминальной диктатуры, но зато с инвестициями, с «умными» городами, с ASAN xidmet и электричками «Штадлер» на вокзале.

Но это в Ханкенди. А в Ереване имена соучастников Ходжалинского геноцида вновь в топе новостей. О своем очередном возвращении в большую политику объявил Роберт Кочарян, раздает интервью Серж Саргсян, на политическую реанимацию рассчитывает Сейран Оганян…Оставим в стороне гадания о степени наивности армянских избирателей, которые, казалось бы, 1 марта 2008 года, после расстрела демонстрантов н улицах Еревана, уже получили ответы на вопросы, что могут принести соучастники этого преступления даже своим сонародникам. А 44- дневная война и разгром Армении должны были бы предоставить исчерпывающую информацию к размышлению, что притязания на чужие земли могут привести лишь к новому удару «Железного кулака» — со всеми прогнозируемыми последствиями.

Нурани 

Minval.az