20 сентября в Азербайджане отмечается День нефтяника — профессиональный праздник работников нефтегазового сектора. Дата выбрана далеко не случайно: 26 лет назад, 20 сентября 1994 года, между Азербайджаном и 11 иностранными компаниями (Amoco, BP, McDermott, UNOCAL, ГНКАР, «ЛУКОЙЛ», Statoil, TPAO, Pennzoil, Ramco, Delta), представляющими семь стран мира (Азербайджан, США, Великобритания, Россия, Турция, Норвегия и Саудовская Аравия), был подписан Контракт Века — на разведку, разработку и долевое распределение добычи с блока месторождений «Азери»-«Чыраг»-«Глубоководная часть Гюнешли» (АЧГ) в азербайджанском секторе Каспия. Церемония проходила во дворце «Гюлистан» — на тот момент самом роскошном зале города. В столице Азербайджана стартовал «третий нефтяной бум».

О том, какой «переворот» в истории и Азербайджана, и всего региона был совершен в тот день, сегодня написаны тома. Благодаря общенациональному лидеру Гейдару Алиеву уже за год удалось решить главные задачи — стабилизировать внутриполитическую ситуацию, отвести угрозу гражданской войны, добиться устойчивого прекращения огня в Карабахе. И уже в сентябре 1994 года в Азербайджан пришел «большой нефтяной бизнес», выдав нашей стране этакий неофициальный «сертификат» и надежности, и стабильности, и инвестиционной привлекательности. Азербайджан не просто «запустил» свои нефтяные проекты — нашей стране удалось создать работающую, надежную и независимую систему экспорта своих углеводородов. Что уже позволяет сегодня играть важную роль в обеспечении энергобезопасности всей Европы. Наконец, Азербайджан смог создать систему реинвестирования нефтегазодолларов — не просто «проесть» их в пышных популистских проектах, а сделать так, чтобы эти «нефтегазодоллары» работали в других отраслях. Это позволило Азербайджану не только многократно опередить соседние страны по своему социально-экономическому развитию, но и сыграть роль «экономического локомотива» для других государств.

И, наконец, особого внимания заслуживает здесь программа развития регионов, которая реализуется в Азербайджане с 2004 года — с миллиардными государственными инвестициями, строительством новых школ, оснащенных в соответствии с мировым стандартами больниц и лечебно-диагностических центров (именно они приняли на себя солидную часть нагрузки во время эпидемии коронавируса), промышленными парками, и самое главное, модернизацией инфраструктуры. А это и дороги, и электростанции, и региональные аэропорты, ставшие международными, это привлечение инвестиций в туристический сектор и понимание: пандемия закончится, а инфраструктура останется. А значит, и аэропорты, и дороги, и пятизвездочные «зимние» курортные комплексы в Шахдаге и на Туфандаге, отели Лянкярана и Астары заработают в полную силу — и это не считая агрокомплексов и промышленных кластеров. Так что у граждан нашей страны есть что с чем сравнить. И во времени, и в пространстве, то есть в политической географии.

Здесь, наверное, можно было бы поставить точку. Но остается еще одна сторона вопроса — единственный регион Азербайджана, которому ничего не перепало от нефти. И Армения — сосед Азербайджана, чью территорию аккуратно обходят трубопроводы, железные дороги, транспортные коридоры и деньги инвесторов. Оккупированный Арменией Нагорный Карабах, немногочисленным оставшимся мирным жителям которого остается сегодня только сетовать и вздыхать, думая об упущенных возможностях. И понимая, что находятся они во внеправовом пространстве, куда никакие инвесторы не придут даже теоретически, что у нищей Армении денег на развитие Карабаха нет и не предвидится.

И самое главное, нет и «вдохновляющего примера» в соседних странах. Цхинвальский регион, Абхазия, Приднестровье, официально аннексированный Крым — никто из них, как бы это помягче, не «окунул в мед все десять пальцев». И везде наличествует все тот же малоприятный «коктейль» из финансово-инвестиционного голода, «инфраструктурной катастрофы» и, пардон, безнадеги.

Просто именно так выглядит в нашем мире цена сепаратизма по внешнему заказу.

Экспертная группа Minval.az

Minval.az