Динамика азербайджано-турецких отношений продолжает будоражить умы общественных и политических сил Армении, выступая в виде перманентного раздражителя. Особую озабоченность в стране, играющей роль возмутителя спокойствия на Кавказе, вызывает военно-политический сегмент взаимодействия Баку и Анкары, потому как он превратился в фактор регионального значения.

Последние события в Товузском районе, где Ереван попытался спровоцировать новый виток эскалации ради реализации экспансионистских целей, обнажили эфемерную сущность  армянской субъектоности. Ереван осознал, что план легитимации сепаратистского режима Нагорного Карабаха окончательно рухнул. Ввиду этого онсогласился на перезагрузку ситуации, заручившись подрядом на подрыв стабильности от внешних сил.

Это факт, что Армении не дают покоя показатели роста азербайджано-турецких отношений, в чем страна-агрессор видит угрозу своим интересам. Но не один Ереван озабочен растущими значениями сотрудничества Баку и Анкары.

На подрывной почве армяне, как заправские разрушители, охотно предлагают себя внешним акторам, интересам которых отвечает ослабление трендов, способствующих росту возможностей Азербайджана и Турции в сохранении стабильности и порядка в Южном Кавказе, где геополитические реалии стремительно меняются.

Если еще лет пятнадцать-двадцать назад мировые лидеры рассматривали планы своего присутствия в регионе сквозь призму исключительно собственных преференций, то ныне региональная ситуативность претерпела заметные изменения.

Суть стратегии Баку в том, чтобы реализовать консолидированные возможности в интересах всех участников геоэкономического процесса, и, в первую очередь, стран региона. Если Азербайджан системно проводит в жизнь политику наступательной интеграции, выстраивая в одну линию интересы конструктивного порядка, то Армения продолжает наводить свои прицелы на дезорганизацию.

Опасная политика вражды и ненависти в отношении ближайших соседей, в основном, против Азербайджана и Турции, дает разрушительные всходы, но их удельный вес постепенно минимизируется.

Угрозы армянских военных о наличии у них возможностей для уничтожения энергетической и транспортно-коммуникационной инфраструктуры, в которую вложены многомиллиардные инвестиции ряда стран, отчетливо продемонстрировали диаметральную противоположность целей двух стран.

Иными словами, Ереван не испытывает ни угрызения совести, ни дискомфорта ввиду того, что выступает антиподом Баку в реализации собственных талантов.

Баку и Анкара отдают себе отчет в том, что при наличии фактора реальной угрозы, которую олицетворяет Ереван, актуально напрашивается целенаправленная блокировка разрушительной функции Армении.

Мало того, что армянские интересы и ожидания абсолютно не вписываются в контекст усилий и трудов, которыми заняты Азербайджан, Турция, Грузия и другие страны региона, они же выступают в роли транслятора инородных вызовов.

Находясь в тупике, Ереван в порыве отчаяния идет на все, чтобы поставить все с ног на голову. Принцип «чем хуже, тем лучше» превратился для него в целевую задачу, потому он нарочито идет на стратегию саботажа с помощью интернационализации рисков.

Напряжение глобальной геополитической игры только нарастает, и отзвуки многих мировых проблем дают о себе знать в отдаленных широтах. В Товузских событиях отобразились контуры других конфликтов, в которые вовлечены влиятельные страны.

Этого могло и не произойти, не будь у Еревана подлого намерения зажечь пожар большой войны ради привода в глобальную повестку пресловутого «армянского вопроса». Не сработало.

Организованная системная политика Турции и Азербайджана по защите стабильности в регионе не позволила армянам и их внешним покровителям подвести горящий фитиль к зоне армяно-азербайджанского противостояния.

Азербайджан вышел из Товузского экзамена с честью, преподав агрессору еще один внятный и ощутимый ответ. Но опосредованно Баку ответил и заступникам Еревана, дав понять, что решительно будет отстаивать стабильность, благополучие и покой в регионе, в чем заинтересованы все, кроме армян.  

Начавшиеся следом крупномасштабные совместные азербайджано-турецкие военные маневры стали сигналом всем, кому неймется и кто все еще вынашивает планы размещения интересов в регионе посредством разжигания новых противоречий и исторических обид.

Все, кто сегодня горюет по случаю триумфального фальстарта Севрского мирного договора (1920), должны помнить, что возврата к прошлому не будет. Мертворожденное детище британо-французско-американской  дипломатии продемонстрировало неспособность влиятельных сил смотреть в глаза правде.

По сути, Севрское соглашение, будь оно ратифицировано странами-участницами, окончательно подорвало бы мир в Малой Азии. То был момент исторической истины, что договор потерпел фиаско.

С тех пор много воды утекло в Куре и Аразе, и на их берегах активно формируются иные реалии, актуализирующие способность народов создавать свое благополучие собственными идеями и руками, и не вверять судьбу иноземным менторам и чужеродным законникам.

Растущее взаимодействие Баку и Анкары воплощает в себе консолидированный ответ всем, кто мыслит по старинке и не желает мириться с очевидными реалиями.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az