Казалось бы, что может быть хуже назойливой мухи, камушка в сапоге или соринки в газу?  На этот вопрос вот уже много веков ищут ответ философы, поэты, бездельники, блогеры, домохозяйки. А оказывается, ответ-то лежит на поверхности: хуже всего вышеперечисленного – назойливая мысль о проклятье, накрепко внушенная соседкой-гадалкой, «посмотревшей» судьбу на картах и пообещавшей помочь — за «весьма умеренную» плату.

— Хоть я и не волшебница, но с этими силами зла могу побороться, — сказала Месме хала, закуривая «Викерой».

Затем, словно еще раз желая показать клиентке верность своих предсказаний, гадалка повертела в руках чашечку с кофейной гущей и зловеще произнесла, глядя в глаза осунувшейся от  страха 23-летней Самайе:

— Да, я была права. Смотри в чашку! Вот-вот, именно! Внимательно смотри, глаз не отводи. Видишь могилу? – рычала Месме хала, — она для тебя! Кто-то хочет во цвете лет отправить тебя на тот свет, чтобы ты девкой померла, мужа не познала, материнства не изведала! – витийствовала Месме хала, в душе уже поздравляя себя с очередной (и по сути, вечной) победой мракобесия над разумом.

— Вы можете мне помочь, я выживу, Месме хала? – взмолилась «жертва проклятья», вытирая слезы и тщетно пытаясь сдержать нервическую тряску рук и ног. – Я отдам вам все, только спасите меня от смерти. Я чувствую ее приближение: задыхаюсь, сердцебиение, головные боли у меня сильные. По ночам спать не могу, словно за горло кто-то держит меня…

— Вот видишь?  — наставительно заявила Месме хала, туша окурок в пепельнице в форме океанской ракушки. – Я никогда не ошибаюсь. Все эти симптомы – грозные знаки, которые посылает тебе Азраил. Скоро он накроет тебя своим черным крылом, — добивает Месме хала девушку, которая, практически уже находясь в полуобморочном состоянии чуть ли не тыкается лбом в стол, и каждое произнесенное гадалкой слово для нее подобно раскаленному гвоздю, вбиваемому в воспаленный мозг.

– Но я ему не позволю! – громовым голосом вещает гадалка. – Мы еще с ним поборемся за тебя, и не будь я Месме хала, если я не положу его на обе лопатки, и он не уберется восвояси к себе в ад с пустыми руками. Именно этой – последней – фразой Месме хала окончательно добивает свою клиентку, которая поднимает на гадалку воспаленные от слез (и бессонных ночей) глаза, сейчас похожие не на девичьи очи газели, а на кусок сырого мяса, и произносит одно-единственное (но такое желанное для Месме халы) слово: СКОЛЬКО?

Именно в этот момент Месме хала достает из стола флакончик, в котором смешаны настои валерианы, пустырника и боярышника. Хоть эти экстракты и куплены месяца два назад в соседней аптеке, Месме хала с гордостью говорит, что эти травы ей привезли из Саудовской Аравии, над ними читали особые молитвы, и на сегодняшний момент это единственное средство, которое разожмет Азраилу пальцы, сомкнувшиеся вокруг горла «жертвы».

Трясущимися руками девушка берет рюмку и глотает пахучую жидкость. Месме хала сует ей в руки бумажку, на которой от руки написана молитва, и велит прочитать три раза (как раз за эти 7-8 минут лекарство подействует). Девушка послушно читает, руки и ноги перестают трястись, на щеках появляется румянец.

— Вот видишь? – удовлетворенным тоном произносит Месме хала. – Я же говорила, что помогу тебе. И это еще не главное, я еще не такое умею, — похваляется гадалка, наслаждаясь эффектом своего надувательства. – Так что Азраил улетит в ад с пустыми руками, это тебе Месме хала обещает.

Далее тема мистики приобретает коммерческий оттенок. Месме хала подсчитывает предстоящие «расходы» на калькуляторе в своем «айфоне», и даже предлагает «скидки» на некоторые «товаро-услуги».

— За работу я возьму немного, всего 800 манатов. Остальные все шарлатаны (!), они с тебя возьмут как минимум 2-3- тысячи и ничего не сделают, — убеждает Месме хала, — потом все их клиентки ко мне приходят, и я им помогаю за такую скромную сумму. А потому говорю еще раз: Всевышний сам тебя ко мне направил. Неужели ты будешь противостоять Его воле? Ну, смотри сама, — в тоне появляются угрожающие нотки и для пущего убеждения гадалка подвигает ближе к жертве чашку с кофейной гущей. – Мое дело – предупредить.

Ход с чашкой возымел должный эффект: девушка схватилась за кошелек, и выложила 1300 манатов (хотя по ее скромным расчетам вся процедура должна была обойтись максимум в 500, но торговаться она уже просто не посмела).

— Вот и умница, — похвалила Месме хала, положив деньги в череп, отлитый из бутылочного стекла. Затем, распространяя запах дешевых духов из «подземки», гадалка встала и пошла в соседнюю комнату за обещанными атрибутами (заблаговременно купленными ею в разное время и в разных местах).  Набрав барахла, Месме хала вернулась в свой «рабочий кабинет» и вывалила «товар» перед клиенткой.

— Вот видишь? Словно специально для тебя берегла, как чувствовала, что ты придешь, — елейным голосом говорила гадалка (при этом, кстати, не покривив душой).

Затем, расписав «ритуалы» с барахлом на 40 дней (магическая цифра), Месме хала достала большую бутылку, наполненную пахучей жидкостью, и велела пить на ночь по 15 капель в течении полугода.

— И, конечно же, звони мне. Я буду работать с твоей астральной сущностью, вытягивать ее из лап Азраила. И подожди, дай время, я тебе еще имя назову того негодяя, кто навел на тебя порчу.

Окрыленная и обнадеженная жертва уходит домой с сумкой, наполненной барахлом, за которое были отвалены большие деньги, с рулоном заклинаний и молитв, которые должны были помочь – вкупе с бутылкой снадобья, приготовленного «верующими из Саудовской Аравии». А тем временем Месме хала, пересчитав деньги, полученные в результате ловко провернутого ею магического лохотрона, понимает, что этой суммы как раз хватит на спальный гарнитур, присмотренный в одном из мебельных магазинов на проспекте Азадлыг.

Вечером мать жертвы обмана приходит к Месме хале с тортом и благодарит за то, что дочка наконец-то уснула – впервые за 4 дня.

Месме хала похваляется, что у нее в роду все сейиды, и что она еще и не такое может. Главное – к другим не ходить, потому что все они шарлатаны.

— Спасибо тебе, соседка, — вытирает слезы радости мать жертвы. – А я уже хотела ее к врачу вести, хорошо, что ты есть, дорогая. Пусть пошлет Аллах тебе здоровья и счастья.

Далее все развертывается как по сценарию: через три месяца умирает дальняя родственница жертвы, страдавшая от онкологического заболевания.  В тот же вечер, когда тело уже было предано земле, Месме хала звонит жертве своего обмана и продолжает вдохновенно врать дальше, а именно говорит, что благодаря ее молитвам Аллах покарал эту негодяйку, пославшую проклятье.

— Вот видишь? – глаголет Месме хала, — я помолилась и Азраил забрал ее черную душу в ад. А что она думала? Что тебя проклянет и сама жить дольше будет? А не вышло! – гремит Месме хала. – Забрал ее Азраил, теперь от тебя отстанет. Так что будь спокойна. Жить будешь очень долго. А если снова какие-то недомогания почувствуешь – пей снадобье. Колдовство же просто так никогда не уходит, иногда по нескольку лет с ним бороться надо, сеансы повторяя через 3-4 месяца.

История – благодаря социальным сетям, просочилась «в люди», и Месмой Гусейновой заинтересовались представители правоохранительных органов, которым удалось выяснить интересный факт: женщина имела диплом врача, который честно заработала, обучаясь в Ленинграде в 1967 году. Месме хала проработала невропатологом в одной их бакинских поликлиник в течении 20-ти лет, но подкрался пенсионный возраст, и женщина поняла, что уколами и клистирами много не заработает, а потому и заделалась «гадалкой», «вскрывая» свои жертвы по факту «снятия проклятья», при этом руководствуясь исключительно физиологическими и психологическими признаками. Если в ее «магический кабинет» приходили неврастенички, страдающие паническими атаками, то однозначно ставила им диагноз «порча, проклятье». И начинала «снимать» посредством дачи седативных средств, ну и молитв заодно, в качестве закрепления веры, потому что любая вера, как известно, является мощнейшим энергетическим стимулом. И «гадалка» -врач прекрасно знала об этом факторе. Расследование закончилось не в пользу Месме халы: ее осудили за мошенничество и дали ей 3 года, два из которых она уже отсидела.

Эту историю рассказала автору этих строк жительница Бинагадинского района Э. Гасанова, дочь которой обратилась к Месме хале за помощью и была описана мною в качестве персонажа.  Самайя действительно поправилась, потому что снадобье «для снятия проклятия», прописанное «гадалкой» было ничем иным, как коктейлем трав, обладающих успокоительным и седативным эффектом. В результате приема этих снадобий у Самайи нормализовался сон, жалоб на сердцебиение и головокружения уже не было, у девушки появился аппетит, и вновь вернулся былой интерес к жизни. Получается, что Месме хала действительно помогла ей?

— Да, помогла, но каким путем? Такие деньги потратили мы, — говорит Э. Гасанова, — а тем не менее, визит к врачу нам обошелся бы намного дешевле – с лечением вместе. Кроме того, Месме хала оболгала мою покойную родственницу, такой грех на душу взяла! И нас заставила поверить в это. А все ради чего? Ради имиджа! Гадалка она, видите ли, предсказательница, черт бы ее побрал….

Эта история, как надеется автор заметки, должна носить показательно-поучительный смысл, ведь сегодня неформальным методам решения тех или иных вопросов отдается все больше предпочтений.

Согласно мнению психолога Аян Мирзоевой, существует на самом деле такой феномен, который в медицине зовется эффектом плацебо. И если Месме хала давала Самайе действительно отвары или настойки трав, обладающих лечебным эффектом, то в большинстве случаев шарлатаны дают «заговоренную воду» (на самом деле простая вода из-под крана) и внушают, что это сильнодействующее средство, которое спасет жизнь. Человек, уверовавший в эту воду, и действительно спасает себе жизнь. Ведь «гадалкам» главное, чтобы их клиенты ВЕРИЛИ! Кстати, на эффекте плацебо строится «магическая сила» различных амулетов, в том числе и ритуальных.

Кроме того, по словам Аян ханум, существует еще один механизм, на котором основывается гадание. В медицине он зовется НЛП – нейролингвистическое программирование. НЛП используется в приворотных текстах и заговорах.
Все предельно просто: мозг человека устроен как компьютер. А потому мозгу, как и компьютеру, задается определенная программа, и на основе этой программы происходят определенные действия, как в случае с описанной водой, обладающей «спасительным эффектом».

Так что Месме хала – еще не самая злостная шарлатанка из всех, кто вошел в историю бакинских «магов», отбывающих срок за желание посредством причастности к потусторонним силам нажиться на людском невежестве.

Смысл данной заметки в том, что наверняка какие-то силы все же существуют, раз Самайя пошла именно к Месме хале – профессиональному врачу, всего лишь маскирующемуся под «ясновидящую», и не использующую в своей практике всякую дрянь вроде волчьего жира, жабьего камня, шерсти гиены и прочей чепухи, которая вряд ли бы помогла, а скорее действительно отправила бы на тот свет.

Яна Мадатова

Minval.az