pavel

Военный эксперт Павел Фельгенгауэр считает вполне возможным возобновление военных действий между армянскими и азербайджанскими вооруженными силами, по крайней мере, в тех масштабах, в которых были в начале апреля. Российский аналитик после четырехдневной войны написал статью в периодическом издании «Новая газета», выразив мнение, что «Баку побеждает в первом раунде», и сегодня считает, что апрельские военные действия показали «качественное военное преимущество Азербайджана» в отношении армянской стороны.

«Выяснилось, что армянские военные не были готовы к такой войне, по этой причине, президент Саргсян освободил с должности генералов, в том числе и начальника разведки. Это было признание в том, что Армения была не готова»,- заявил эксперт в интервью Первому Информационному.

Ниже представляем интервью Павла Фельгенгауэра с небольшими сокращениями.

– Как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию в зоне конфликта, учитывая апрельские события?

– Ситуация очень опасная, возобновление широкомасштабных боевых действий вполне возможно. Формальным предлогом для возобновления войны могут стать разговоры или действительное признание Нагорного Карабаха со стороны Еревана. Кроме того, из боев, произошедших в начале апреля, стало понятно, что Азербайджан имеет существенное, качественное преимущество. В этих условиях Баку может решить, что, имея хороший предлог, можно возобновить военные действия, и одержать победу над армянской стороной. Но я уверен, что они захотят начать широкомасштабное нападение, двигаясь, например, в Шуше или Лачине, но возобновление военных действий вполне возможно: пока они имеют преимущество, могут воспользоваться этим.  Несомненно, такие мысли есть в Баку. Следует учитывать важность общественного мнения в Азербайджане, и сложности правительства Алиева, вследствие снижения цен на нефть и финансово-экономического кризиса. В обществе Азербайджана есть определенное разочарование тем, что нанесли один удар, который, кажется, был успешным, но дальше не пошли. В этой ситуации вероятность возобновления военных действий, по крайней мере, на том уровне, на котором были в начале апреля, очень велика.

– Вы сказали, что Азербайджан имеет преимущество, но они не достигли никаких серьезных результатов.

– Они не планировали большую войну. Они, по сути, остановили нападение после того, как взяли несколько позиций, а потом отразили контратаку армян. Но в ходе военных действий выявилось существенное качественное превосходство азербайджанских вооруженных сил. У них есть возможности, которых нет у армян. Своими беспилотными летательными аппаратами Азербайджан сегодня более силен, чем даже Россия, не говоря уже об Армении. У нас тоже есть эти самые израильские дроны, но у Азербайджана есть такие виды, которых нет в России. У Азербайджана есть дроны типа «Херон», у них есть дроны-разрушители, которых нет у России. Качественное преимущество Азербайджана является результатом военного сотрудничества Азербайджан-Израиль. Там осуществляется частная израильская миссия, они модернизировали азербайджанские танки, системы управления огня, возможности эффективного ведения боя в ночное время, плюс к этому, еще и беспилотные летательные аппараты, которые позволяют днем и ночью видеть, где находятся важные мишени, и что происходит в глубине обороны армянской стороны, сверхточные ударные системы, включая ракеты дальностью 150 км.  У Армении нет таких видов оружия. Конечно, у армянской стороны есть ракеты, также и дальнобойные, даже для больших расстояний («Р 17»), но они не очень точные, и полезны только для поражения поверхностных мишеней. Армянские вооруженные силы могут нанести удар вглубь территории противника только на поверхностных, открытых площадях.

У Азербайджана есть также современное российское вооружение, но в целом, израильская программа вооружения дала азербайджанской стороне дополнительные возможности. Это очень важно в условиях позиционной войны, когда можешь наносить удары, и днем, и ночью. Например, ночью ехал автобус с армянскими добровольцами, который сбили посредством беспилотного летательного аппарата.

– Извините, но должен заметить, что у армянской стороны тоже есть беспилотные летательные аппараты.

– Да, но они самодельные, которые никуда не годятся.

– А правильно ли только на основании наличия дронов заключить, что Азербайджан имеет военное преимущество?

– Это дает очень существенное преимущество, можно уничтожить склады, различные объекты в глубине обороны. Выяснилось, что армянские военные не были готовы к такой войне, по этой причине президент Серж Саргсян отстранил с должности генералов, в том числе и начальника разведки. Понятно, что это было признанием в том, что Армения была не готова. Не хочу сказать, что вообще была не готова, но, в принципе, была не готова к такой войне.

– Тем не менее, армянская сторона не допустила прорыва.

– Азербайджанцы прекратили нападение через сутки. Они не пытались прорваться через оборону армянской стороны, они сами остановились.

– То есть, если бы они захотели, то захватили бы весь Карабах?

– Это изначально было запланировано, как мелкая по глубине военная операция. Судя по всему, никто не планировал прорвать оборону. Азербайджан сам остановил нападение еще 2-го апреля. Цели были ограничены.

– Они остановились, потому что армянская сторона перешла к контрнаступлению.

– Да, азербайджанцы продвинулись вперед, остановились, и начали ждать армянского контрнаступления. Армянское контрнаступление произошло, и оно было не столь успешным. Должен сказать, что ни одна из сторон не хотела большой войны, основные цели были внутриполитическими.