Гела Васадзе: «Европа – это символ нашего нежелания идти в Россию»

Гела Васадзе: «Европа – это символ нашего нежелания идти в Россию»

Отношения Грузии с США и Евросоюзом продолжают ухудшаться. Госсекретарь США Энтони Блинкен выступил с заявлением о том, что в ответ на принятие в Грузии закона «об иностранных агентах», который они считают инструментом подавления оппозиции и демократических свобод, Штаты могут ввести в отношении этой страны визовые ограничения. Проще говоря, США готовятся ввести персонифицированные и вполне реальные санкции. Да, пока еще они не против всей страны, но уже против лиц, которые, как считают в США «будут подрывать демократические процессы или институты в Грузии, в том числе перед выборами (парламента) в октябре 2024 года, во время них и после них».

Прокомментировать возросшее напряжение между США и Грузией, а также раскрыть возможный дальнейший ход событий Minval.az попросил грузинского политолога и публициста Гелу Васадзе.

– Могут ли за заявлением Госсекретаря США Энтони Блинкена последовать более серьезные шаги со стороны Америки?

– Неизбежно последуют более серьезные шаги, потому что речь не о законе или демократии или чем-то еще, а о переориентации внешнеполитического курса Грузии на Россию. Это означает, что в случае, когда это произойдет, а процесс идет ускоренными темпами, получится, что Грузия станет частью России. А это неизбежно приведет к тому, что санкции будут применены не против конкретных лиц, а против страны.

Против конкретных лиц это означает лишь то, что грозит конкретно им, а что касается страны в целом, здесь просто-напросто под санкциями могут оказаться наши порты. И тогда придется переформатировать Южный Кавказ: тандем Грузия-Азербайджан-Турция станет выглядеть уже как Азербайджан-Армения-Турция, а Грузия попадает в русский мир. И угроза этого очень велика. Вот что мы должны осознать.

– Грузинские порты Поти и Батуми – это же выход на Европу. Пойдет ли на это Америка? Думаю, европейцы будут не в восторге от этих шагов…

– Если они потеряют политическое влияние в Грузии и здесь их место займет Россия, то, конечно, пойдут. А будет ли у них тогда другой выход? Нет. Это неизбежность. Россия здесь занимает роль политической крыши, а все к этому идет – это очевидно. Уже сейчас мы можем говорить о белорусификации Грузии. Если это произойдет, то описанное мной станет просто неизбежным. Повторюсь: это не прогноз, а очевидный риск, который мы все должны хорошо понимать. Вопрос вовсе не в демократии или автократии – это все шум, поднятый вокруг процесса, а в том, как переформатируется Южный Кавказ. Россия создает государство по принципу «полтора СССР» и хочет полноценного членства Грузии. Я раньше считал, что Грузия все-таки – портовая страна, что означает влияние, но это не так. Конечно, это будет дороже и экономически менее целесообразно, но тогда торговые пути просто станут обходить и Грузию, также как сегодня обходят Россию и Беларусь. Почему бы и нет?

– Если бы у вас была возможность прочертить план действий. Что бы вы тогда предложили по принципу: а) Грузия должна предпринять то-то, б) Каков план действий?

– Минимизировать влияние России.

– Но это слишком емкая формулировка. А как это сделать?

– Как минимум отменить сейчас закон «О прозрачности иностранного влияния» и спокойно идти на выборы. Кстати, если они это сделают, то партия «Грузинская мечта» снова победит. Но, видимо, есть другие причины, по которым они вынуждены это делать. У меня сегодня будет подробный разговор на эту тему на одном из грузинских каналов, где будут расписаны все сценарии. Я хотел бы быть оптимистом. Но будем надеяться на лучшее, а готовиться к худшему.

– Можно предположить, что если США в своих угрозах пойдут дальше и станут все-таки вводить санкции, то инициативу подхватят и европейцы?

– Абсолютно скоординированными будут эти действия. В данном случае Грузия просто попадает под раздачу. Эти действия против расширения влияния России. Для России это жизненно необходимо, потому что она полностью потеряла влияние в Азербайджане и теряет политическое влияние в Армении. Для того, чтобы закрепиться на Южном Кавказе, а это мощнейший логистический путь, даже сказал бы дыхательный рукав для России, потому что на Западе все перекрыто и ей необходима Грузия. Что на это ответит Запад? Введет такие же санкции против Грузии. Это просто политическая арифметика. Здесь не надо быть большим экспертом, чтобы этот риск видеть.

– Предлагаю сделать небольшой экскурс в историю и вспомнить бывшего президента Саакашвили. В Азербайджане к нему очень хорошо относятся и считают, что он много правильного и хорошего сделал для Грузии. Взять хотя бы те меры против коррупции, которые были успешно реализованы. Вам не кажется, что грузинский народ проиграл в борьбе за демократию не когда принимался закон «О прозрачности иностранного влияния», а когда не стал массово выступать, пытаясь защитить бывшего президента страны?

– Оставьте в покое понятие демократии. До нее нам всем надо еще дожить. Но если мы говорим о Саакашвили, то, конечно же, было сделано очень много хорошего. И кстати, он был большим другом Азербайджана и предлагал создание Конфедерации между Азербайджаном и Грузией, но тогда это было сделать невозможно, потому что Россия проявила бы ту же враждебность к Азербайджану, которую проявила к Грузии. Но нужно хорошо понимать, что мы имеем ту реальность, которая есть. Большая часть старшего поколения либо нейтральна, либо негативно  относится к Саакашивили. А молодежь его просто не помнит, поскольку эти события происходили 10 лет назад. А ребятам, которым сегодня по 17-20 лет, тогда было по 7-10 лет. Но они хорошо помнят, что такое Россия и потому на лозунгах сегодня написано «Мы не хотим в Россию». При этом Европа – это символ нашего нежелания идти в Россию. Вот что нужно понять.

– Ожидаете ли вы какие-либо действий со стороны России на фоне происходящего сегодня в Грузии?

– Конечно. Уже появились серьезные разговоры о конфедерации с Абхазией и так называемой Южной Осетией и Цхинвальским регионом. То есть они говорят следующее: как только мы получим твердые гарантии того, что вы под нашей политической крышей, вы восстановите свою территориальную целостность.

– Пойдет на это грузинский народ? Согласится ли народ вернуть территориальную целостность страны, потеряв свободы в большем масштабе?

– Вопрос в том, кто будет спрашивать у народа? Протесты против того, чтобы мы вошли в Россию, все равно будут. Если протесты не будут поддержаны теми, кто не заинтересован в этом, а это практически все, кроме России, то боюсь, что у меня плохие новости. Причем необязательно это поддерживать публично, достаточно делать и непублично. И самое главное, все и всё прекрасно понимают. Говорю об этом я, а понимают все.

– Судя по тому, что происходит, пока ситуация в Грузии идет по нарастающей…

– Да, и она может сколько угодно так развиваться. Будут ходить по городу и протестовать. И что?

– Вы – братская соседняя страна и, конечно же, этого никто не хочет, но может ли дело дойти, не дай Бог, до гражданской войны?

– Хотел бы я сказать, что нет, но у нас все возможно. Но, слава Богу, вероятность этого достаточно мала.

Рауф Насиров