Новая стратегическая инициатива Эрдогана: коридор-конкурент Суэцкому каналу

Новая стратегическая инициатива Эрдогана: коридор-конкурент Суэцкому каналу

Президент Турции договорился с Катаром, Ираком и ОАЭ о строительстве транспортного коридора «Путь развития» из Персидского залива в Европу. Стоит вопрос его сопряжения с коридором «Север – Юг» через Азербайджан. Чем примечательна инициатива турецкого лидера, отчего она носит остро стратегический и своевременный характер, и «кому мешает»? 

«Путь развития» – так именуется проект нового транспортного железнодорожного и сухопутного коридора, инициатива строительства которого совместно с Ираком, Катаром и ОАЭ, принадлежит президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану. Документ о формировании новой транспортно-логистической системы уже подписан – речь идет о быстрой и безопасной транспортировке грузов из иракского порта в Стамбул и далее, через Болгарию, в Европу.

С первого взгляда можно подумать, что участие в транспортных коридорах стало идеей-фикс Эрдогана – по территории Турции их проходит (включая перспективу) множество. Но это далеко не так: суть в стратегически правильном решении – как логистическом, так и в контексте безопасности, а также строго выверенном во временном отрезке.

Так что, конкретнее, задумали четыре мусульманских государства? В рамках проекта планируется модернизировать и построить железные дороги и скоростные автомагистрали, создав, таким образом, сухопутный маршрут между Европой и Азией. Торговый коридор будет привязан к крупному иракскому порту Аль-Фао (Эль-Фао, Ирак, Персидский залив). Маршрут закончится в пункте Фиш-Хабур, на месте пересечения государственных границ Ирака, Сирии и Турции. Протяженность пути – немногим более 2 300 км (железнодорожная линия + скоростная автомагистраль). Стоимость проекта оценивается в 17 млрд долларов, из них 10 млрд в той же валюте приходится на закупку высокоскоростных электропоездов для транспортировки грузов и пассажиров, 7 млрд – на расширение железных и автомобильных дорог. По предварительным подсчетам, реализация первого этапа проекта завершится к 2029 году. По информации турецкого министерства транспорта и инфраструктуры, «использование коридора … даст 15-дневное преимущество по времени доставки грузов из Ближнего Востока в ЕС по сравнению с нынешними сроками».

По оценкам экспертов, после реализации проект «Путь развития» будет приносить прибыль до 4 млрд долларов ежегодно и обеспечивать свыше 100 тыс. рабочих мест. Вопрос – кто будет оплачивать его строительство? И Ирак, и Турция остро нуждаются в инвестиционной подпитке, так что наиболее вероятно, что донорами станут монархии Персидского залива и, вполне возможно, инвесторы Китая –  если увидят, что дело пошло на лад.

О своевременности новой инициативы Эрдогана и сопутствующих ей «подводных камнях». Судя по всему, коммуникации в Персидском заливе будут блокированы еще долго. Ситуация на Ближнем и Среднем Востоке не дает возможности оптимистических прогнозов по срокам ее урегулирования. Война Израиля с ХАМАС привела к серьезным перебоям в мировой торговле, которая вообще может остановиться в указанном регионе – речь, в частности, о действиях хуситов в Красном море: перевозки по главному торговому маршруту между Европой и Азией, Суэцкому каналу и Баб-эль-Мандебскому проливу фактически сорваны. Между тем в относительно мирное время через два пролива в Красном море осуществлялось 12% мировой торговли и 40% – азиатско-европейской.

Далее. Эрдогановская инициатива составит серьезную конкуренцию Суэцкому каналу, пока еще считающемуся основным транспортным коридором между Европой и Азией. Но вместе с тем «Путь развития» – по внешним признакам –  может сорвать поддерживаемый США проект создания экономического коридора Индия – Ближний Восток – Европа (IMEC), соединяющий Индию с Ближним Востоком и с Европой через Грецию в обход Турции. Это последнее обстоятельство, понятно, не нравится Эрдогану, и он вполне может «перебить» IMEC с участием Индии, ОАЭ, Саудовской Аравии, ЕС, Франции, Италии, Германия и США «Путем развития». Заметим, что ОАЭ фигурирует в обоих проектах. По идее, он не должен нравиться также Ирану, Китаю и России.

Между тем IMEC предусматривает строительство новых железных дорог, портов и другой логистической инфраструктуры, и грузы планируется отправлять через Аравийское море в порты ОАЭ, далее по железной дороге через Аравийский полуостров и Иорданию до израильских портов Хайфа и Ашдод, по Средиземному морю в Грецию и Италию. Имея в виду сам факт игнорирования Турции и участие в проекте Израиля, он «читается» Анкарой как вызов Турции.

Если турецко-иракский проект пройдет «на ура», Эрдоган прикончит одновременно нескольких «зайцев», не считая пополнения «копилки» страны как транспортного хаба. То есть вдобавок к вышесказанному, речь, во-первых, идет о возможности сопряжения «Пути развития» с коридором «Север-Юг», проходящем и по территории Азербайджана. В соответствии с открытой информацией, вопрос сопряжения обсуждался и между властями Ирака и России – ведь «Север – Юг» протяженностью 7 200 км соединяет РФ и Индию через железные дороги Азербайджана и Ирана. Конкретики на этот счет пока нет, но известно, что Иран и Ирак приступили к строительству железной дороги между крупнейшим городом и нефтепромышленным центром иракского юга Басрой и иранским Шаламче. Надо думать, что «Путь развития» может иметь ответвления как на Иран, так и на Сирию. То есть заинтересованность государств региона в турецко-иракском проекте говорит в пользу того, что развитию транспортной инфраструктуры Ближнего Востока, несмотря на его внутренние противоречия, региональные игроки уделяют большое внимание.

Кроме того, в проекте явно прослеживается политическая составляющая – он сближает интересы ОАЭ и Турции, долгое время имеющие претензии друг к другу, причем, с участием Ирака, что важно с точки зрения безопасности последнего, особенно его северной части, поскольку маршрут проходит через курдские районы, где может иметь влияние считающаяся террористической в Турции Рабочая партия Курдистана (РПК).

Но Эрдоган сумел договориться и по этому вопросу – он отправился в Иракский Курдистан (недавно Эрдоган добился от Ирака признания РПК террористической организацией и получил согласие Багдада на проведение соответствующих операции силами ВС Турции), а также заверение в его противодействии РПК. Соответственно, и на обеспечение Иракским Курдистаном безопасности будущего коридора. Турция и Ирак планируют создание Оперативного центра по борьбе с боевиками на 30-40 км вглубь от турецко-иракской границы. Готовность иракского правительства к сотрудничеству с Турцией показательна: ранее Багдад часто обвинял Анкару в нарушении территориальной целостности Ирака.

В целом же турецкий лидер, впервые за 13 лет посетивший Ирак с официальным визитом, собрал здесь большой «урожай» – визит назван турецкими СМИ «историческим»: по его итогам было подписано 26 межправительственных соглашений, имеющих, в том числе, стратегическое значение. Турецкие эксперты выделяют темы «окончательной ликвидации РПК» и ее тыловых баз на севере Ирака (как сказал Эрдоган, «Безопасность Турции и безопасность Ирака неразделимы»); соглашения по проекту «Путь развития» (его назвали «жемчужиной визита»).

В общем, Эрдоган «настрелял» в Багдаде и Эрбиле много «зайцев», выведя, среди прочего, турецко-иракские отношения на новый уровень (рассматриваются также вопросы, связанные с поставками иракского природного газа и нефти в Турцию).

Ирина Джорбенадзе