С наступлением какой войны на Западе выразил согласие Илон Маск?

С наступлением какой войны на Западе выразил согласие Илон Маск?

Вчера канадский профессор маркетинга в Школе бизнеса Джона Молсона при Университете Конкордия Гад Саад в очередной раз высказал мысль об ожидаемой на Западе гражданской войне, чему поспособствует «путь, по которому идет» западное сообщество. Правда, по его словам, это может занять 5, 50 или 100 лет, но, в любом случае, такое развитие событий «неизбежно». Причину чего он видит в том, что находящиеся ныне в состоянии спячки «многие западные мужчины» обязательно проснутся. После чего осознают собственное недовольство фактом «помыкания ими на своей родине». Параллельно чему поймут, как, оказывается, им не нравится нападение «на их женщин», а также ограничение свобод и неуважение к вере.

С осознанием всего этого наступит «гигантское уродство», и те, «кто думают, что они набирают популярность на Западе, вскоре обнаружат: не все западные мужчины являются беспозвоночными кастратами». Возможно, этот опус не привлек бы особого внимания, так как в западном мире немало тех, кто рассуждает аналогичным образом. Однако, данный твит прокомментировал не кто иной, как не нуждающийся в особом представлении Илон Маск. В целом, мы уже привыкли к разным заявлениям этого уникума по злободневным вопросам геополитики. К тому же, нередко высказываемое им мнение не совпадает со взглядами большинства. Но он не боится идти наперекор тем или иным убеждениям, если чувствует свою правоту. Возможно, непосредственно данный подход к жизни и привел Маска к становлению тем, кем он стал.

Как бы то ни было, но в своем комментарии к записи Гада Саада Маск уверенно продекларировал обязательность наступления войны, «хотим мы того или нет».  Наверняка комментарий Маска привлечет к первичной информации немалое внимание, потому обратим внимание на отдельные нотки, вырвавшиеся из уст Саада.

Для начала отметим, что, возможно, в основе сказанного Гадом Саадом стоит его подход к реализации задач, поставленных перед ним в профессиональной деятельности. Так, он всегда выступал за применение эволюционной психологии к маркетингу и поведению потребителей. Потому не исключено, что при оценке складывающейся на Западе ситуации Саадом двигал аспект «эволюционной психологии». И не беда, что этот принцип касается маркетинга. Быть может, Саад провел своего рода маркетинг «темы», которую представил читателям.

Однако по прочтении написанного им возникают сразу несколько вопросов. Во-первых, о каком именно Западе говорит Саад? Европа? США? Канада? Во-вторых, кого он подразумевает под лицами, набирающими, по его словам, популярность на Западе? Это мусульмане? Выходцы из Латинской Америки? А, может, представители Китая?

Судя по тому, что в заключении своего поста Саад высказывается в том духе, что «Запад мог бы неоднократно решать эти проблемы мирным путем, но отказывается сворачивать с пути цивилизационного самоубийства», речь, скорее всего, идет о мигрантах мусульманского вероисповедания. Так как на память приходит мысль о столь популярной в 1990-е идее обязательного столкновения цивилизаций.

Правда, тут на поверхность выступает тонкость такого рода, что ежели в тот период это самое столкновение подразумевало «ринг» между христианским и исламским миром, на протяжении последних двух лет на Западе в большей степени в ходу теория о столкновении «западных либеральных ценностей» с эдакой «восточной автократией», под коей понимается непосредственно китайская цивилизация.

Ну да ладно, в любом случае, факт остается фактом: по-Сааду, «пришельцы», так сказать, воздействуют на социально-духовные ценности западного мира.

Но, спрашивается, разве мусульмане издали запрет о ношении в свое время атрибутов христианской веры в учебных заведениях ряда западных стран? Или приверженцы исламской веры призвали пускать церкви с молотка в центре Европы, с их последующим перепрофилированием в увеселительные заведения, вплоть до баров и ночных клубов?

А разве мигранты-мусульмане пропагандируют важность исчезновения из европейской или американской социальной жизни семейных ценностей, с допустимостью однополых браков и создаваемыми им возможностями усыновлять (удочерять) детей. Тех самых невинных мальчиков и девочек, которым, по мере взросления (с началом посещения школ) педагоги, считающие себя кладезем демократии, предлагают решить сменить пол: Может, мальчик считает себя девочкой и наоборот?

В рассматриваемом ключе вполне уместно обратить внимание и на такой нюанс, что, скажем, в Италии туалеты в отдельных случаях перестали подразделяться на «М» и «Ж». То есть заходи в любое помещение.

Наверняка даже этих фактов вполне хватает для понимания – далеко не мусульмане (либо выходцы из китайской среды) воздействуют на  смещение системы мировоззренческих координат в западном сообществе. Но для озвучивания этой мысли социологами (философами) на Западе сегодня, как это не парадоксально, нужна смелость. Другое дело, что опасения Гада Саада небеспочвенны. В том числе и в контексте возможного столкновения между сторонниками консервативного пути развития Запада и его либеральным, если можно так выразиться, крылом. То есть на сугубо внутренне-мировоззренческой основе.

Как говорится, поживем – увидим.

Теймур Атаев

Из этой рубрики