Политологи Аббасов, Сатпаев, Арьков и Васадзе ответили на четыре важных вопроса

Политологи Аббасов, Сатпаев, Арьков и Васадзе ответили на четыре важных вопроса

Азербайджан полностью восстановил суверенитет над Карабахом. Сегодня Флаг Азербайджана развевается уже и над Ханкенди. Этого Азербайджану удалось добиться в результате локальных контртеррористических мероприятий, которым предшествовали террористические акты в Ходжавенде, организованные незаконными армянскими вооруженными формированиями, и в результате которых погибло шесть человек, четверо из них – сотрудники МВД. Однако вопрос мирного договора между Азербайджаном и Арменией все еще не решен, впрочем, как и вопрос пребывания российского миротворческого контингента в Карабахском экономическом районе Азербайджана. До 2025 года осталось чуть более одного года, но уже сегодня видно, что необходимость пребывания РМК в Карабахе отпадает сама по себе. На повестке дня стоит Зангезурский коридор…

Своим видением и мнением о том, какова геополитическая обстановка в регионе Южного Кавказа, с Minval.az поделились политологи Азербайджана, Казахстана, России и Грузии.

– Российские миротворцы не раз были замечены в пособничестве армянской стороне. Не считаете ли вы, что Азербайджан проведением локальной антитеррористической операции убил двух зайцев одним выстрелом, т.е. восстановил суверенитет и косвенно, можно сказать, решил вопрос дальнейшего пребывания РМК в регионе?

Политологи Аббасов, Сатпаев, Арьков и Васадзе ответили на четыре важных вопроса

Тофиг Аббасов, политический аналитик:

– Бесспорно, российские миротворцы в свое время успели неоднократно вступить в сговор с бывшими армянскими властями непризнанного режима в Карабахе, и, естественно, об этом знала азербайджанская сторона. Мы неоднократно предупреждали российское политическое руководство о том, что они идут против, во-первых, международных норм, во-вторых, вступают в противоправные действия, уклоняются от выполнения своих непосредственных обязательств и т. д. То есть азербайджанская сторона все время держала руку на пульсе процессов в регионе. Тем более мы восстановили свою территориальную целостность. Упертость остатков сепаратистского режима и части вооруженных сил Армении, причём с сохранением оружия, сделало ситуацию крайне сложной, она привела к эскалации. Поэтому азербайджанская сторона предупреждала сначала армянскую сторону, а потом и российских миротворцев. И не случайно, мы видели, что под видом ротации менялись руководители российских миротворцев. Это говорило о том, что фактически мы ставили российское руководство перед конкретными фактами и говорили о том, что допускаются действия, абсолютно не коррелирующиеся с понятием миротворства. И поэтому российское руководство находило выход в том, что меняло руководителей РМК. Ну, и наконец, произошли события, которые действительно коренным образом изменили обстановку в регионе, и фактически делают присутствие российских миротворцев бессмысленным на нашей территории. Да, между Баку и Москвой получается диалог, есть взаимопонимание. И Азербайджан ценит то, что делает Россия, и Россия ценит то, что делает Азербайджан.

Во всяком случае лидеры многих государств очень позитивно высказываются о нашем взаимодействии. Но в принципе понятно, что вопрос дальнейшего присутствия российских миротворцев на наших территориях теряет свой смысл, потому что уже фактически Азербайджан коренным образом решил всю проблему, точнее, теперь российская сторона должна сама прийти к выводу. Тем более, что она ведёт военные действия на территории Украины, и тот контингент, который здесь находится, может быть перенаправлен по другому адресу. Поэтому мне кажется, что, безусловно, по спецканалам, дипломатическим, в первую очередь, этот вопрос обсуждается, и он найдёт свое положительное решение. Потому что Азербайджан, в отличие от Армении, является адекватной страной. Мы четко выполняем свои обязательства, проводим необходимые мероприятия, призванные укреплять скрепы безопасности в нашем регионе, и, самое главное – все, что делает Азербайджан, не несёт угрозы интересам России.

Но у России сейчас другие проблемы в Армении. Мне кажется, что это уже вопрос другого контекста. Российско-армянские отношения, рост антироссийских настроений в Армении, настаивание на выводе 102-й базы – это не наши проблемы. Но тем не менее они касаются и положения в регионе, к которому Баку не может быть безразличным. Мне кажется, что максимум до 2025 года миротворческий контингент России будет формально присутствовать, но может быть они уйдут чуть раньше. Но в самом деле, действительно, отпала необходимость присутствия российского миротворческого контингента на территории Азербайджана. Я думаю, что сама ситуативность отвечает на конкретный вопрос об их дальнейшем пребывании на азербайджанской земле. Безусловно, Россия никогда не уйдёт с Кавказа. Я уже сказал о том, что в Армении находится 102-я база, там же находятся российские пограничники, которые охраняют внешние границы.

Политологи Аббасов, Сатпаев, Арьков и Васадзе ответили на четыре важных вопроса

Досым Сатпаев, казахстанский политолог:

– После начала войны в Украине у России вообще нет никакого морального права заявлять о какой-либо миротворческой деятельности. Ее военное присутствие в том или ином регионе следует воспринимать через призму тех тезисов, которые когда-то озвучивал бывший помощник российского президента Владислав Сурков, когда писал, что Россия, как наследница империи, имеет право экспортировать хаос на другие территории, в том числе, чтобы снизить внутреннее напряжение в связи с накопленными собственными проблемами. Именно поэтому для России было важно долгое время поддерживать напряженность на Кавказе, в том числе через поддержку Армении, чтобы таким образом контролировать ситуацию и не давать возможности Азербайджану стать ключевым игроком в этом регионе (учитывая, что эта страна не входила ни в ЕАЭС, ни в ОДКБ, которые Россия рассматривала как инструменты своего геополитического присутствия). Поэтому после того, как Азербайджан начал процесс восстановления своей территориальной целостности, присутствие российских миротворцев в регионе больше не имеет значения, тем более что и армянская сторона поставила под сомнение способность России как-то позитивно влиять на ситуацию в регионе.

Политологи Аббасов, Сатпаев, Арьков и Васадзе ответили на четыре важных вопроса

Виталий Арьков, российский политолог:

– Руководство Азербайджана и непосредственно сам президент Ильхам Алиев не раз высоко оценивали эффективность российской миротворческой миссии в Карабахе, и отмечали слаженность взаимодействия в этом вопросе между оборонными ведомствами двух стран. Недовольство же периодически выражала армянская сторона, которая ошибочно (по наивности или со злым умыслом) считала, что росмиротворцы в регионе должны быть проводниками ее интересов лишь на основании того, что Армения входит в ОДКБ. Также совершенно очевидно, что нынешнее руководство Армении отрабатывает приказы из Парижа, Брюсселя и Вашингтона, где не скрывают своего стремления выдавить Москву с Южного Кавказа.

Главной же задачей российской миротворческой миссии в Карабахе было и остается обеспечение безопасности и недопущение кровопролития. А оно могло произойти, когда представленные азербайджанскими экоактивистами и общественниками физически крепкие молодые люди пытались прорваться в Карабах с декларируемой целью инспекции месторождений полезных ископаемых, добыча которых велась армянскими предпринимателями без разрешения официального Баку. С учетом того, что власти Армении не исполняли ряд пунктов трехстороннего соглашения от 9/10 ноября 2020 года, не обеспечив вывода из Карабаха своего экспедиционного корпуса и изъятия оружия у населения, азербайджанские протестующие подвергали свою жизнь опасности. И лишь благодаря грамотным действиям РМК, несмотря на многочисленные провокации (большей частью, кстати, со стороны армянских боевиков в Карабахе), удалось предотвратить кровавую бойню. Российские миротворцы в буквальном смысле рисковали своими жизнями ради сохранения других жизней и тогда – в период противостояния, и совсем недавно – в период проведения официальным Баку спецоперации в Карабахе. Когда помогали эвакуироваться из Карабаха тысячам мирных жителей армянской национальности, чтобы те не стали случайными жертвами одной из сторон. Однако, как знает весь мир, именно сами россияне стали жертвами – автомобиль с российскими миротворцами попал под обстрел ВС Азербайджана во время возвращения с наблюдательного поста близ населенного пункта Джанятаг.

Мандат на пребывание росмиротворцев в Карабахе действует до конца 2025 года. Вопрос его продления будет обсуждаться Баку и Москвой уже без какого-либо участия Еревана. А он имеет высокие шансы на продление, поскольку все большее число покинувших регион армян изъявляет желание вернуться в Карабах.

С одной стороны, люди доверяют руководству Азербайджана, которое гарантирует им равные гражданские права и даже разрабатывает специальную «дорожную карту» реинтеграции, учитывая такие особенности, как, например, незнание азербайджанского языка и законодательства, а также настороженность и боязнь – как результат антиазербайджанской пропаганды, продолжавшейся десятилетиями. На фоне возвращения в регион его азербайджанского населения, ранее ставших беженцами, и их потомков неизбежны конфликты на почве права владения имуществом и переполняющих людей эмоций. Сколь бы не были справедливыми принимаемые государственные документы, регламентирующие жизнь на возвращенных территориях Азербайджана, человеческий фактор исключить просто невозможно. Не допускать обострения, оперативно купировать возникающие конфликты вновь придется российскими миротворцам, штат которых может быть расширен за счет психологов, имеющих серьезный опыт работы в зонах межэтнического противостояния.

Политологи Аббасов, Сатпаев, Арьков и Васадзе ответили на четыре важных вопроса

Гела Васадзе, грузинский политолог:

-Во-первых, начнём с того, что российские миротворцы – весьма условное понятие, но хорошо, будем называть их так. Что значит «пособничество армянской стороне»? Нет же, армянская сторона и российские миротворцы действовали заодно. Фактически армянская сторона в Карабахе находилась под полным контролем российской, российских военных, скажем так. Но и, соответственно, что касается Армении, у ее правительства была весьма ограниченная функция – финансировать и создавать политическую поддержку, а в остальном все полностью контролировалось Россией. Поэтому говорить об этом как о пособничестве нельзя, они действовали вместе. Причём, ещё раз говорю, под руководством Москвы, это – первое. И второе: «косвенно решил вопрос пребывания РМК» – вопрос не решён, пока там находятся российские военные. Зачем они там находятся, когда в принципе предмета их нахождения нет? Я думаю, что у Москвы есть большое желание, чтобы хоть часть армянского населения Карабаха вернулось именно под их защиту, что в общем-то не соответствует желаниям Баку. Неплохо бы, конечно, если бы они вернулись, но точно не под защиту российского контингента т.к. это было бы одним из скользких, но все-таки оснований для того, чтобы попытаться продлить мандат.

– Почти все эксперты сходятся во мнении, что Россия не захочет отказаться от своих имперских замашек и уйти с региона Южного Кавказа. К тому же, уход России означает освободить место для Запада, на что Москва добровольно никогда не пойдёт. В каком формате в будущем возможно присутствие России в регионе?

Тофиг Аббасов:

– Да, сейчас вообще все границы являются внешними для Армении: что турецкая, что иранская, что азербайджанская, что грузинская. И мне кажется, что Россия будет сохранять свое присутствие в регионе. Тем более мы знаем, насколько вопрос проникновения западных сил актуален: не зря же Франция истерит, рвёт на себе волосы, что Россия должна уйти с Южного Кавказа. Но они не просто так об этом говорят, у них есть свои меркантильные интересы. Франция в данном случае выступает заодно с Америкой. Если во многих вопросах уже не прослеживается чёткая линия коллективного Запада, то в кавказском направлении коллективный Запад как раз сохраняет свою актуальность, и мы видим, как они дополняют друг друга. Собственно, это было и в бытность деятельности Минской группы ОБСЕ, когда российская сторона в одиночку противостояла США и Франции. Но сейчас эта горькая традиция сохраняет свою силу, и европейцы, и американцы коллективно желают выдавливания России с кавказского региона, на что Россия, естественно, не пойдёт. Я думаю, что как минимум она будет сохранять свое присутствие в Армении. Это ей очень важно тем более. В 2008 году, когда произошла грузинская война, она была недолгой, тем не менее Россия столкнулась с большими логистическими проблемами, связанными с доставкой боеприпасов, личного состава, других ресурсов в зону конфликта и практически тогда же объявились слабые места российского присутствия на Южном Кавказе.

То есть ещё в бытность Советского Союза южное направление было очень важным. СССР перестал существовать, тем не менее для РФ это направление сохраняет свою актуальность. Потому что там выход к Персидскому заливу, дальше на юг – к Индийскому океану, далее в африканском направлении – это все важно, не случайно Запад сейчас пытается обосноваться на Южном Кавказе для того, чтобы контролировать транзитные пути, коридоры.

Безусловно, должно быть физическое присутствие там или тут. И в этом отношении, мне кажется, что Россия никогда в жизни не пойдёт на то, чтобы любезно уступить свое выгодное присутствие на Кавказе в пользу западных сил. Да, Запад кое-что в этом направлении сделал, не без участия Армении. Знаем, что в Праге, когда собиралось европейское политическое сообщество и была встреча в четырёхстороннем формате, Макрон настаивал на том, что должны быть европейские наблюдатели в зоне армяно-азербайджанского конфликта. Президент Ильхам Алиев резко прервал это желание. Он сказал: «Если вы хотите присутствовать, пожалуйста, облюбуйте для себя армянскую территорию, но в Азербайджане вы не нужны, и мы вас туда не пустим». Он, собственно говоря, это и сделал. Тем не менее они присутствуют на Кавказе. Европейские наблюдатели от Франции, Германии… Это бывшие разведчики в основном, а никакие там не наблюдатели, экс службисты, имеющие определённые навыки, уровень подготовки, и они предусмотрены для неожиданных поворотов – это первая ласточка. Но Франция и США хотели бы, конечно же, большего присутствия. Но, я думаю, что в Азербайджане их ноги не будет. В Грузии, не знаю, потому что грузинские руководители ныне очень профранцузские: Саломе Зурабишвили. Саломе, насколько я знаю, ещё и французское гражданство имеет. У нее особые отношения с Францией. Не знаю, насколько они согласятся с тем, чтобы на территории Грузии было присутствие западных военных, но в данном случае это тот самый щепетильный вопрос, который требует к себе особого внимания, и каждая сторона отвечает на него по-своему. Во всяком случае Азербайджан не пойдет на то, чтобы пригласить кого-то или терпеть чье-то присутствие у себя.

Во-первых, потому что Конституция не даёт на это право. Во-вторых, суверенная политика Азербайджанского государства показывает, насколько мы соблюдаем принципы и нормы международного права, потом отгораживаемся от ненужных процессов, умеем себя защищать и в смысле реализации наших прав она дает нам возможность позиционировать в качестве страны, которая в состоянии сама вырабатывать и вести сбалансированную политику. Мы не угрожаем ни Западу, ни Востоку. И мне кажется, что этот принцип себя полностью оправдывает.

Досым Сатпаев:

– Все зависит от того формата отношений, который сложится между Москвой и Ереваном. Ведь без Армении России будет тяжело сохранить свое присутствие на Южном Кавказе. Поэтому нельзя исключать попытку России предотвратить любые попытки Армении провести более диверсифицированную политику, чтобы удержать ее в поле своего влияния и сохранить ее членство как в ОДКБ, так и в ЕАЭС. Для Кремля невыгодно появление в Армении прозападного руководства, как это когда-то было в Грузии при Михаиле Саакашвили. Второй зоной сохранения активности России в регионе может быть попытка создать региональный дуэт с Ираном, чтобы противодействовать любым стремлениям со стороны Запада закрепить здесь свои военно-политические позиции. Схема примерно такая же, как и формирование российско-китайского альянса в Центральной Азии с целью сократить военное присутствие США в регионе. Но для Ирана также важно препятствовать укреплению позиций Турции, в том числе через тесное партнерство с Азербайджаном.

Виталий Арьков:

– Имперские, а если точнее, колониальные замашки у Франции, которая при содействии Никола Пашиняна уже фактически превратила Армению в свою неоколонию. Руками «свадебного» мадам-президента Саломе Зурабишвили пытается проделать тоже самое с Грузией. И мстит Азербайджану за отказ его мудрого руководства идти под управление Парижа. Еще и за это Ильхама Алиева уважают его коллеги в Москве и Анкаре, и всегда готовы оказать помощь и содействие, как исторически сложилось между нашими дружественными странами и братскими народами.

Южнокавказские республики находятся на различных уровнях миропорядка. Выше всех – Азербайджан, он заслуженно является ведущим и самым мощным государством региона. Однако все три республики, да не обидится никто на меня, объективно нуждаются в сильных партнерах. Как я заметил выше, у Азербайджана – это Россия и Турция. И это совершенно мудрый формат взаимодействия с очень влиятельными державами, действия и заявления которых имеют глобальный вес. Мог таким стать и Иран, тоже очень близкий Азербайджану. Нельзя сказать, что между Баку и Тегераном нет партнерства – оно есть и оно конструктивное. Однако все могло быть гораздо продуктивнее и позитивнее, если бы не определенные «заскоки» с иранской стороны.

Взаимодействие государств Южного Кавказа с мощными соседями отражает Платформа «3+3». Данный формат выгоден и перспективен для всех его участников. Что, разумеется, не означает полного отхода от двухсторонних контактов, но лишь дополняет их, поскольку есть общие вопросы, которые разумнее и результативнее решать сообща. Как и сообща противостоять внешним вызовам и угрозам. И таковой совершенно точно является неоколониальная политика Франции и ее попытка использовать Армению в качестве Троянского коня во всех проектах, которые не подконтрольны Парижу.

Гела Васадзе:

– Во-первых, Россия не может отказаться от имперских замашек, Россия в сегодняшнем состоянии – это империя. А когда Россия перестанет быть империей, я очень надеюсь на это, тогда это автоматически означает уход России с Кавказа. Что касается «освободить место для Запада», так уже освободила, потому что Запад в нашем случае – это ближайшая Турция. Россия добровольно никогда не пойдёт, конечно, на это. Не пойдёт опять-таки потому, что пока она – империя. В каком формате возможно присутствие России в регионе? Я спрошу у вас по-другому: а какой России? Российской империи? Только – в том формате, в котором есть. России, которая будет другой? Для этого нужно посмотреть, какой будет Россия. Но присутствовать она, скорее всего, будет, если она будет с нами граничить. Но если с нами будут граничить другие новые страны, это будет совсем другая история.

– На повестке дня стоит вопрос Зангезурского коридора. Мы видим, что Армения всячески упирается и не соглашается на условия, выдвинутые азербайджанской стороной. Каким вам видится решение данного вопроса?

Тофиг Аббасов:

– Что касается Зангезурского коридора, мы видим эти процессы, их надо рассматривать в динамике и развитии. Вот – все, что Азербайджан выдвигал в качестве своих инициатив. Постепенно шаг за шагом все реализуется. И Зангезурский коридор тоже будет работать, безусловно, потому что в нем есть большая нужда, он имеет международную значимость. И это не только интересы Азербайджана, Турции или России, даже Китай к нему приценивается. Мы видим, как кавказский регион приобретает большую коммуникативную значимость. Он и без того обеспечивает бесперебойное функционирование сразу двух транспортных коммуникационных проектов «Север-Юг» и «Восток-Запад». Но, с другой стороны, пропускная способность этих коридоров все время должна увеличиваться, потому что речь идёт о переправке грузов в растущих объемах и «Север-Юг», «Восток-Запад» всегда будут актуальными. Азербайджан со своей стороны всегда демонстрирует готовность обеспечивать логистику, однако силы, которые противятся этому, в основном это Армения, Франция, страны Европейского союза, дальше своего носа ничего не видят, потому что Зангезурский коридор – это ответ на вызовы будущего, даже, может быть, и сегодняшнего дня. Мы видим, насколько важную значимость обретает производственная кооперация, торговая кооперация между регионами евразийского континента. И в этом отношении мы не должны отставать от требований настоящее и от потенциальных вызовов ближайшего будущего. Заметьте, насколько Азербайджан умеет правильно прогнозировать и, самое главное, вырабатывать работающие алгоритмы для решения всех задач торгово-экономического порядка. Эти же задачи позволяют решать гуманитарные, социокультурные вопросы. Я думаю, те, кто сегодня противится деятельности Зангезурского коридора, – это люди, пытающиеся открыть дверь в прошлое, но это их проблемы.

Баку умеет опережать время, делает то, что становится важным не только с позиции сегодняшнего дня, но и грядущего тоже. Поэтому, мне кажется, Армения, в конце концов, сложит оружие несогласия. Франция и другие силы, который стоят за ней, тоже понимают, что они в состоянии только лишь немного задержать решение неотложных задач, но остановить их полностью, отыграть их назад невозможно. И Пашинян, как руководитель Армении, это прекрасно понимает. Просто он не может устоять перед давлением внешних деструктивно настроенных акторов. То, что должно быть, произойдёт. Опять же, если посмотреть на процессы развития, то мы видим, что все, что выдвигает Азербайджан в качестве инициатив, он успевает реализовать. И все это очень аккуратно вписывается в контекст актуальности.

Досым Сатпаев:

– Зангезурский коридор должен связать Азербайджан с Нахчываном через одну из областей Армении. И это важная задача и правильная цель. Понятно, что не должен быть конфликт с нулевой суммой. В Ереване должны понимать, что нормальное функционирование Зангезурского коридора, с его подключением к международным транспортно-логистическим маршрутам, также выгодно и Армении, которая уже долгое время испытывает серьезные финансово-экономические трудности. Тем более что создание транспортного пути было прописано в совместном заявлении после Карабахской войны 2020 года. Но для начала надо решить, кто будет осуществлять пограничный контроль Зангезурского коридора. В свое время Россия предлагала участвовать в пограничном контроле Зангезурского коридора. Этот вариант когда-то обсуждался как один из механизмов начала функционирования этого коридора. И, кстати, для России это также была одной из попыток сохранить свое влияние в регионе. Но опять же это повышает риски для Азербайджана, учитывая то, что Россия часто использовала экономические инструменты давления на другие страны. И всегда можно ждать провокаций с ее стороны. Оптимальным вариантом была бы ситуация, если бы Азербайджан и Армения сами договорились о механизме использования этого маршрута с выгодой для всех сторон.

Виталий Арьков:

– Решение вопроса Зангезурского коридора четко прописано в п.9 трехстороннего заявления от 9/10 ноября 2020 года. И если армянская сторона перестанет уклоняться от взятых на себя обязательств и четко следовать подписанным Пашиняном документам, Зангезурский коридор перестанет быть проблемой, а станет транспортной артерией, приносящей солидную реальную выгоду от транзита, в том числе Армении. Поскольку будет вписан в более масштабные транспортные коридоры, в частности как составная часть одного из «рукавов» МТК «Север – Юг».

И если уж ереванских политиков так смущает слово «Зангезурский», в котором он разглядели желание Азербайджана «отжать» у Армении южные области, то транспортная артерия может быть названа иначе – даже совершенно нейтрально, например, «Кавказский коридор». Это вопрос для дискуссии общественности, но он не является определяющим для ответственных политиков, и не должен блокировать решение стоящей перед двумя соседними государствами задачи.

Гела Васадзе:

– По поводу Зангезурского коридора. Там никто не упирается, там упирается в основном Армения в вопросе о том, кто будет контролировать этот коридор. И это спор не между Азербайджаном и Арменией, это спор между Россией и Арменией. Они никак не могут решить, кто будет контролировать, но, судя по тому, как Россия себя позиционирует, вполне возможно, что и Россия будет контролировать этот коридор. А для России это будет легитимной возможностью остаться в Армении на очень долгое время, вернее до того, как она перестанет быть империей, о чем мы говорили выше. Выгодно ли это Азербайджану? Нет, невыгодно. Есть ли у Азербайджана в этом случае другие альтернативные варианты? Нет, ну кроме того, чтобы самим отказаться. Но Азербайджан не откажется. Поэтому в данном случае Азербайджан просто наблюдает за спором Армении и России, Москвы и Еревана, если быть точнее. А как оно решится? Чьи аргументы перевесят Москвы или Еревана…

– Каковы ваши прогнозы по поводу совместного проживания жителей армянского происхождения и азербайджанцев, вернувшихся в свои родные края?

Тофиг Аббасов:

– Это будет зависеть от самих армян, потому что они – очень недовольный народ в большинстве своём. Есть армяне, конструктивно мыслящие, которые живут вне Армении и вне нашего региона. Настолько их достали кошмарные приоритеты армянских политиков, идеологов, мракобесов, поэтому люди покинули регион, уйдя подальше от кощунства, варварства, человеконенавистничества. Все, что касается нашего совместного проживания на территории Азербайджана, решать армянам. Тем, кто остались, и тем, кто хочет вернуться, двери интеграции открыты, им никто и ничто не угрожает. Все будет зависеть от того, как они будут себя вести. Те, кто уже принимает азербайджанское гражданство, давно осознали, что в свое время совершили очень грубую, непростительную ошибку. Они повернули вверх дном нормальную жизнь, и сегодня тысячам людей пришлось покинуть пределы Азербайджана. Армянские источники утверждают, что Ханкенди покинуло чуть ли не свыше 100 тысяч человек –  это, конечно, бред собачий. Если мы вспомним так называемые власти «НКР». Когда принял присягу их последний «президент», Шахраманян, они выпустили продовольственные талоны на продукты для граждан своей «республики». Так вот количество этих талонов чуть превышало 36 тысяч. Значит, если бы их там жило 100 тысяч, они бы выступили 100 тысяч талонов.

Значит, даже 40 тысяч армян там не было. Армянская пропаганда изощряется, говоря что имел место массовый исход, да ещё это была «этническая чистка», хотя их никто никого не гнал. Они, повинуясь распоряжениям своего последнего так называемого президента пустились в дорогу. Многие оставили свои личные вещи, сказали, что вернутся. А ещё они ушли с тем, чтобы получить помощь, выдаваемую армянским правительством, если не ошибаюсь, 100 тысяч драмов армянских. У них были свои меркантильные интересы, и это в духе большинства тех наших соседей, которые на весь мир кричат о том, что им трудно жить, их гонят куда-то и так далее.

Они прекрасно жили в Азербайджане в советские годы, развивались, имели свои хозяйства личные, фермерские и так далее. Но поддавшись пропаганде своих радикалов – идиотов и подонков типа Зория Балаяна, они лишились всего. Сами себе перечеркнули дорогу в будущее. Поэтому пусть пеняют на себя. Азербайджан абсолютно не виноват в этой «трагедии», которую они якобы переживают. Это искусственно созданная ими «трагедия», поэтому пусть сами решают, как из нее выбираться. Двери для интеграции открыты, они могут вернуться и азербайджанское правительство делает всё необходимое, чтобы эти люди жили на азербайджанской земле по букве закона.

Досым Сатпаев:

– Мирным жителям война не нужна, как и многим людям на земле, им нужна безопасность, стабильность и уверенность в завтрашнем дне. Наказывать надо военных преступников. Конечно, необходимо время, чтобы зажили раны от многолетнего конфликта. Но заживление этих ран будет более быстрым и эффективным, если начнется экономический рост в регионе, который позволит значительно улучшить социально-экономические условия для всех проживающих там. Если желание мирной жизни принесет экономическое процветание, то людям будет с чем сравнивать нынешнее и прежнее положения и будет, что терять. А это, в свою очередь, может быть хорошим иммунитетом от любого радикализма. Если социально-экономическая ситуация в тех регионах, которые Азербайджан вернул себе, будет лучше, чем ситуация в той же Армении, то это станет важным доказательством того, что Азербайджан – не только мощный военный игрок в регионе, но и провайдер экономического развития.

Виталий Арьков:

– Я уже говорил, что руководство Азербайджана гарантирует армянам Карабаха равные гражданские права и даже разрабатывает специальную «дорожную карту» реинтеграции, учитывая такие особенности, как, например, незнание азербайджанского языка и законодательства, а также настороженность и боязнь – как результат антиазербайджанской пропаганды, продолжавшейся десятилетиями.

Гела Васадзе:

– У меня нет прогнозов, я не делаю прогнозы. Я большой поклонник Нассима Талеба с его книгой «Чёрный лебедь. Под знаком непредсказуемости», и говорить о каких-то прогнозах невозможно.

Медина Тахмазова, специально для Minval.az