Революция в дипломатии может выглядеть по-разному. Где-то отменяют пышные и с точки зрения современного мира архаичные церемониальные нормы, а где-то, наоборот, возрождают их как знак исторической преемственности, где-то отказываются от прежних союзов и создают новые…

Свою «дипломатическую революцию» проводит сегодня Азербайджан. Президент Ильхам Алиев поднимает на беспрецедентный уровень открытость и прозрачность, причем в таком деликатном вопросе, как урегулирование армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта. В своем интервью ведущим национальным телеканалам: AzTV, ITV и RealTV — глава государства, напомним, отметил: «Знаете, я всегда, во все времена говорил азербайджанскому народу правду и считаю, что это единственно правильная политика. Народ должен знать, что происходит, где мы находимся, в чем заключается наша политика». После чего заявил: «Переговоры практически не ведутся», — возложив ответственность за это на официальный Ереван: «Руководитель Армении фактически нарушил – не нарушает, а нарушил – переговорный процесс, потому что их абсурдные заявления, провокационные шаги делают переговоры бессмысленными». А затем, выступая по видеосвязи на Заседании высокого уровня, посвященном 75-летию ООН, не только напомнил мировой аудитории об агрессии Армении против нашей страны и преступлениях армянской военщины. Как подчеркнул президент Азербайджана, «агрессивная риторика и провокации демонстрируют, что Армения готовится к новой агрессии против Азербайджана. Мы призываем ООН и международное сообщество сдерживать Армению от очередной военной агрессии. Ответственность за провокации и эскалацию напряженности ложится на военно-политическое руководство Армении. Армяно-азербайджанский конфликт должен быть урегулирован в рамках территориальной целостности Азербайджана и на основе резолюций Совета Безопасности ООН». Отточенные формулировки, не допускающие «двойного толкования». И еще один нюанс, несущий огромную информационно-политическую нагрузку: президент Азербайджана не стал особо подчеркивать и оговаривать, что конфликт должен быть решен исключительно дипломатическими методами и в рамках МГ ОБСЕ. То есть направил мировому сообществу еще один ясный сигнал, что если мировое сообщество не заставит Армению «изменить модель поведения», Азербайджан оставляет за собой право на военное решение конфликта.

Казалось бы, уже после интервью президента Ильхама Алиева фигуры в мировой дипломатии уже задвигались в вихревом темпе. США устами своего госсекретаря Майка Помпео призвали к скорейшему возобновлению предметных переговоров по нагорно-карабахскому конфликту под эгидой сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Эммануэль Макрон тоже решил отметиться по теме и заявил, что «Франция, как сопредседатель Минской группы ОБСЕ, не пожалеет сил, чтобы достичь скорейшего возобновления переговоров между двумя странами, в надежде на мирное и долговременное урегулирование карабахского конфликта». Правда, сделал это в поздравительном послании президенту Армении Армении Саркисяну по случаю дня независимости Армении. Наконец, министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров на встрече с парламентской делегацией во главе с председателем Милли Меджлиса Сахибой Гафаровой подтвердил, что высказывания премьер-министра Армении Никола Пашиняна о Нагорном Карабахе препятствуют процессу урегулирования конфликта, и напомнил, что Россия выступает за возвращение Азербайджану 5 оккупированных районов. Наконец, показательна и реакция самого Еревана: здесь министр иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян поторопился заверить, что власти Армении готовы в любой момент возобновить переговоры и вообще не видят альтернативы мирному решению. Словом, судя по многим признакам, в ответ на заявления президента Азербайджана началась спешная реанимация переговоров по урегулированию конфликта.

Только вот в чем дело. Призывы к переговорам звучали и звучат в регионе постоянно. И даже о том, что оккупированные районы, окружающие Нагорный Карабах, должны быть освобождены уже на первом этапе урегулирования, тоже говорилось не раз. Но эти разговоры, призывы и пожелания, как бы это поделикатнее, не работают. Более того, нынешний «вялотекущий переговорный процесс» Армения явно пытается использовать как страховку от военного разгрома. А тем временем продолжает оккупацию 20% территории Азербайджана, устраивает вооруженные провокации, ее министр обороны открыто грозит территориальными захватами.

И вот это обстоятельство уже заставляет очень сильно сомневаться, «сработает» ли эта «дистанционная реанимация», даже если к ней привлечены фигуры уровня Макрона, Лаврова и Помпео. После боев в Товузе ситуация в регионе «пересекла красную черту». После чего для реанимации переговоров призывов и деклараций уже недостаточно — нужны реальные меры давления на Ереван. А точнее, нужен реальный вывод войск, а не разговоры о его необходимости.

Но вот к этому, похоже, в Ереване по-прежнему не готовы. И как показало выступление в ООН уже Никола Пашиняна, там по-прежнему рассчитывают, что мировое сообщество будет «удерживать регион от войны», то есть обеспечивать безопасность армянских оккупантов.

Но, похоже, теперь и в Армении растет число тех, кто начинает понимать: продолжение той политики — это шаг к войне. А вот война не принесет Армении ничего хорошего. Во всяком случае, Наира Зограбян, та самая, которая еще недавно обещала «слушать Комитаса в Баку», после боев в Товузе сменила пластинку: «мы будем молиться, чтобы полномасштабной войны с Азербайджаном не было», «вопрос должен решаться мирными переговорами», и вообще «война будет для нас губительна». И вряд ли так думает только она.

Вопрос в том, когда осознание этой истины во всех смыслах дойдет до Пашиняна.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az