Алексей Навальный потребовал вернуть одежду, в которой он был в день отравления 20 августа. Его заявление опубликовано у него на сайте.

«Такое впечатление, что я не в кому впал в самолете, а поскользнулся в супермаркете», – написал Навальный. Он рассказал, что перед тем, как разрешить его транспортировку, с него сняли всю одежду и отправили в «Шарите» «абсолютно голым».

Навальный призвал российские власти вернуть его одежду, так как считает контактный способ заражения «Новичком» «весьма вероятным», что делает его одежду в день отравления важным вещественным доказательством. «Я требую, чтобы мою одежду аккуратно упаковали в целлофановый пакет и вернули мне. А дальше можете продолжить обсуждать на ток-шоу, что у меня был приступ диабета, да и тот, скорее всего, устроили мне сотрудники ФБК».

Политик также поблагодарил свою жену Юлию, опубликовав пост в инстаграме. Он рассказал о первых воспоминаниях о супруге во время выхода из комы, поделившись своими ощущениями от ее присутствия и поддержки. «Любовь исцеляет и возвращает к жизни. Юля, ты меня спасла, и пусть это впишут в учебники по нейробиологии», — написал он.

 

View this post on Instagram

 

Пост про любовь ❤️. У нас с Юлей 26 августа была годовщина — 20 лет свадьбы, но я даже рад, что пропустил и могу это написать сегодня, когда знаю о любви немного больше, чем месяц назад. Вы, конечно, сто раз видели такое в фильмах и читали в книжках: один любящий человек лежит в коме, а другой своей любовью и беспрестанной заботой возвращает его к жизни. Мы, конечно, тоже так действовали. По канонам классических фильмов о любви и коме. Я спал, и спал, и спал. Юля @yulia_navalnaya приходила, говорила со мной, пела меня песенки, включала музыку. Врать не буду — ничего не помню. Зато расскажу вам, что точно помню сам. Вернее, вряд ли это можно назвать «воспоминание», скорее, набор самых первых ощущений и эмоций. Однако он был для меня так важен, что навсегда отпечатался в голове. Я лежу. Меня уже вывели из комы, но я никого не узнаю, не понимаю, что происходит. Не говорю и не знаю, что такое говорить. И все мое времяпрепровождение заключается в том, что я жду, когда придёт Она. Кто она — неясно. Как она выглядит — тоже не знаю. Даже если мне удаётся разглядеть что-то расфокусированным взглядом, то я просто не в состоянии запомнить картинку. Но Она другая, мне это понятно, поэтому я все время лежу и ее жду. Она приходит и становится главной в палате. Она очень удобно поправляет мне подушку. У неё нет тихого сочувственного тона. Она говорит весело и смеётся. Она рассказывает мне что-то. Когда она рядом, идиотские галлюцинации отступают. С ней очень хорошо. Потом она уходит, мне становится грустно, и я снова начинаю ее ждать. Ни одну секунду не сомневаюсь, что у этого есть научное объяснение. Ну, типа, я улавливал тембр голоса жены, мозг выделял дофамины, мне становилось легче. Каждый приход становился буквально лечебным, а эффект ожидания усиливал дофаминовое вознаграждение. Но как бы ни звучало классное научно-медицинское объяснение, теперь я точно знаю просто на своём опыте: любовь исцеляет и возвращает к жизни. Юля, ты меня спасла, и пусть это впишут в учебники по нейробиологии?

A post shared by Алексей Навальный (@navalny) on

Minval.az