Репортаж из прифронтовых сел Товузского района

С 12 июля ситуация на госгранице Азербайджана и Армении обострилась. Вооруженные силы противника подвергли обстрелу из 120-миллиметровых минометов села Агдам и Дондар Гушчу Товузского района. Азербайджанская армия, применив артиллерию, минометы и др. технику, точным огнем уничтожила опорный пункт, артиллерийские установки, автомобильную технику и живую силу на территории воинской части противника.

На пике эскалации конфликта, продолжавшейся в течение недели, погибали наши солдаты и представители высших военных чинов. Министерство обороны Азербайджана оперативно публиковало новости о ситуации в зоне военного столкновения, и вся страна с замиранием сердца следила за ходом боев.

Сегодня ситуация на этом участке границы относительно спокойная, так как ВС Азербайджана в очередной раз заставили армянских агрессоров уползти и зализывать раны. Но надолго ли? Вопрос, конечно, риторический. Но чаще всего им задаются не в Баку, а жители приграничных районов, живущие в состоянии войны вот уже много лет.

Группа журналистов изданий «Минвал.аз» и «Ени Мусават» были командированы в Товузский район, в частности в села, расположенные максимально близко от огневых высот, для выяснения ситуации на месте событий.

На самом деле ад гораздо ближе…

Село Агдам Товузского района расположено как раз под высотой Гарагая, где не так давно шли ожесточенные бои. Но подойти максимально близко к блок-постам нам не позволили: слишком опасно, идет снайперская зачистка. Кроме того, не исключены провокационные выпады со стороны ВС врага.

… Мы идем по селу, разговариваем с жителями, осматриваем территорию, пострадавшую от обстрелов, с тоской и болью смотрим на отрезок горной дороги, где погибли генерал-майор Гашимов Полад и полковник Ильгар Мирзоев. От этих мыслей по коже пробегает холод, ведь мы находимся практически у линии фронта.

Жители встречают нас радушно, и задают один и тот же вопрос: почему сюда приезжает так мало журналистов?  Ведь возможно, если бы больше вещали о реальной ситуации, складывающейся в зоне обстрела, то и отношение к проблеме у мирового сообщества в корне бы изменилось.

В атмосфере войны приграничные села Товузского района находятся уже 30 лет.

— Страх? Да. Есть, и не маленький, — говорит Чимназ Гулиева, преподаватель русского языка. —  Но боимся мы не за себя, мы уже свое пожили. Мы боимся за наших детей, ведь от армянских провокаций никто в нашем районе не застрахован. Граница рядом, перестрелки случаются практически каждый день.  Когда развязалась июльская эскалация, все мужчины нашего района стянулись к блок-посту около Гарагаи, горя желанием участвовать в боях, но их не пустили, так как они не профессиональные военные. Мы, женщины, тоже могли бы сражаться за свою землю, стоя плечом к плечу с мужьями и братьями, если бы нам только позволили. Азербайджанцы – мирный народ, но это вовсе не значит, что можно прийти и нагло забирать наши земли. У меня сын, двое внуков, старая мама – все мы живем в одном доме. Это наш дом, его своими руками построил мой дед, а значит нет нам пути отсюда.

— Мы не уйдем со своей земли, — говорит сельчанин Эльман Асадуллаев, — армяне не увидят этого никогда.

Дом, в котором проживает Эльман, едва не пострадал от бомбежки, пострадали только пристройки во дворе. В доме в момент обстрела находилась его молодая жена с 6-месячным ребенком и старые больные родители.

— Что бы ни происходило, мы вросли в свою землю корнями, здесь похоронены наши предки, а значит, корни наши настолько глубоки, что врагу их никогда не вырвать. Но мы уже сжились с войной, мы стали ее частью. А потому и страх отошел на задний план. Несмотря на ущерб, причиняемый армянскими агрессорами, мы продолжаем восстанавливать наши разрушенные дома и приусадебные участки, сельчане женятся, у них рождаются дети… Жизнь продолжается, несмотря на то, что мы, по сути, уже стали частью этой нескончаемой войны длинною в 30 лет. Мы надеемся только на одно: мир не должен быть слепым и глухим к проблеме азербайджанского народа, к проблеме оккупации  армянскими сепаратистами наших территорий, и когда-нибудь настанет день без войны — не просто без временного затишья, а именно без войны, когда наши дети смогут спокойно выходить из дома и не бояться спать по ночам, вздрагивая от грохота выстрелов и взрывов. Армяне ведь не просто так прицельно уничтожают огнем мирных граждан: их цель напугать нас, чтобы мы ушли со своих земель, но мы не доставим им этого удовольствия. Товузцы не сдаются. Азербайджан еще в апреле 2016-го показал, на что способна наша армия, далее мы выбили армян в Нахчыванском направлении и освободили стратегически важные высоты. Очень жаль, что мы с такой сильной армией не можем просто взять и отвоевать наши земли, захваченные армянами, а все потому, что слишком зависим от мнения мирового сообщества, от договоров, решений и документов, подписанных в разное время в течение тридцати военных лет. Но договоры эти не защищают ни наших доблестных солдат, ни мирных жителей приграничных районов. Армяне засылают на наши территории беспилотники, выявляя места поселений. А потом начинаются обстрелы, чаще всего ночные, когда люди спят. Но если честно, мы давно уже привыкли спать в «полглаза», больше бодрствуем, чем спим.  Недавняя эскалация конфликта стала последней каплей нашего терпения: все мужчины района пришли к блок-посту с требованием разрешения личного принятия участия в боях. Пришли представители всех национальностей, проживающих в Товузе —  русские, лезгины. Мы – люди одной страны,  и не имеем привычки разделять народ по национальному принципу.

Есть еще одна причина, объясняющая армянские провокации против мирного населения: ожидание ответного удара, чтобы потом  завопить на весь мир, мол азербайджанцы первые открыли огонь по армянским позициям! Вот их цель. А теперь представьте – каково это, когда на твоих глазах погибают твои родственники и соседи, а ты не можешь взять оружие и пойти в бой, чтобы отомстить за их смерть. Почему в нашу зону не приезжают иностранные журналисты, почему не задают нам вопросы? Мы бы рассказали, что тут происходит, показали бы разрушенные дома мирных жителей, показали бы осколки минометных снарядов, которыми усеяны практически все дворы нашего села…

Жертва иллюзорного «мира»

Приграничные районы Товуза продолжают жить в условиях перемирия, постоянно нарушаемого армянскими ВС. В результате этих провокаций погибает скот, снаряды попадают в жилые дома, в хозяйственные пристройки и огороды, есть жертвы и среди мирного населения.

14 июля в результате артиллерийского обстрела армянских ВС погиб житель села Агдам 76-летний Азизов Азиз Иззет оглу. Его дом расположен недалеко от подножья высоты Гарагая, и минометный снаряд разорвался прямо во дворе. От многочисленных осколочных ранений мирный житель скончался на месте. Чудовищный парадокс заключается в том, что Азизов воевал за Карабах в 1991 году, ни разу не был ранен, вернулся домой, жил на своей земле, и вдруг через 29 лет его настигает смерть от армянского снаряда. Его дочь Заринджан ханум показывает нам металлические ворота дома, пробитые насквозь минометными осколками, двор, изрытый взрывом, окна, выбитые взрывной волной, искореженный инвентарь на веранде. И рассказывает историю о дереве, которое не так давно было срублено.

— Отец говорил, что такие деревья нельзя сажать перед входом в дом, плохая это примета. Он погиб через три дня после того, как мы срубили это дерево…

Заринджан ханум заливается слезами, показывая фотографию отца с траурной черной лентой. Рядом на столике лежит его мобильный телефон.

— Люди до сих пор звонят на его номер, мы не отключаем, он напоминает нам об отце… Как только зазвонит телефон, мы так и замираем: вот сейчас папа ответит на звонок. А потом словно проваливаемся в жестокую правду. На самом деле ад гораздо ближе, чем кажется. И сегодня мы в нем горим, потому что теряем близких и родных, на поле боя гибнут наши солдаты, каждый день за их спасение Всевышнему молимся, — плачет Заринджан. – Мой отец погиб как герой – на поле боя, ведь наше село и есть поле боя, с которого он никогда не сходил. Он бился за родную землю, и умер на родной земле…

Как можем, успокаиваем женщину, хотя понимаем – горе потери навечно выжгло в сердце незаживающую рану и теперь еще долго она не снимет траур по погибшему отцу. По ее словам, отец очень любил горные дороги, и последней его дорогой стал короткий путь до маленького сельского кладбища шахидов – выходцев из Товузского района, уроженцев села Агдам.

Мы стоим перед свежей могилой, покрытой материей. На ней пока еще нет камня, но она усыпана цветами.

А рядом могильные камни тех, кто погиб, но не сдался – сыновей и дочерей, чей возраст едва достиг 25… Красивые, вечно молодые глаза испытующе смотрят на нас, живых, с фотографий на могильных плитах.

С тяжелым сердцем мы идем в другие дома,  слушаем рассказы людей, и постепенно наш страх от близости военной зоны уходит на задний план, он ничто по сравнению с тем, что приходится терпеть жителям села вот уже 30 долгих лет.

Хранимая рукой Аллаха

Следующий этап нашего пути – село Дондар Гушчу, где вражеские снаряды также разрушали дома мирных жителей.

Мы во дворе 74-летней Нушабы ханум: крышу ее дома снесло снарядом. Но по счастливой случайности Нушаба ханум была в дворовой пристройке, ходила за лекарством.

— Голова болела, наверное давление поднялось, — говорит женщина, —  и я пошла за лекарством. Как только зашла в пристройку, услышала грохот. Вышла наружу, и вижу, что в крыше дома огромная дыра, стена частично обрушена. Прибежали соседи, родственники, помогали тушить, разгребали обломки. Я чуть от страха не умерла, — рассказывает женщина. – Старая я, много ли мне надо? Одно только и утешает, что умру на своей земле, в своем доме, никуда не уйду. Но об одном прошу Аллаха: пусть приблизится день окончательной победы нашей армии, пусть вернут армяне наши территории. А умирать мне не страшно, мы 30 лет уже умираем – от бессилия.

Я – армянка, и родина моя Азербайджан!

… Разговоры с местными жителями касались не только войны, но и мира. В Товузском районе компактно проживают русские, лезгины, евреи, украинцы и даже армяне (как бы странно это ни прозвучало). Сельчане поделились номерами телефонов и координатами своих знакомых, мы лично встретились с представителями всех этих наций за чайным столом в парке им. Гейдара  Алиева.

— Я – армянка по национальности, моя девичья фамилия Ованесян, — говорит наша собеседница. – Сейчас мне 82 года, у меня есть дети внуки, правнуки. Я родилась в Азербайджане, так же, как и мои родители, мы – коренные жители Товузского района. И нет земли прекраснее для нас. Нет иной Родины.  Я осуждаю армянских агрессоров, причинивших и продолжающих причинять Азербайджану столько горя, я проклинаю их! Никогда, даже в тяжелые для страны 90-е годы ни разу никто из моих соседей, моих сельчан, да и вообще никто из азербайджанцев, проживающих в Товузе, не указал мне на дверь из-за того, что я – армянка.  Азербайджанцы – самый дружелюбный, самый гостеприимный и самый толерантный народ на свете.

— Армяне разрушают азербайджанские могилы в оккупированных территориях, — говорят наши собеседники. – А вы посмотрите на кладбища в Товузе: все армянские могилы целы, за ними даже ухаживают, потому что не по-человечески это – с мертвецами бороться. Враг – на поле боя.

Мы связались с представителями муниципалитета, и они отвезли нас на кладбище, чтобы мы могли своими глазами убедиться в правдивости этой информации. И действительно могилы армян остались невредимыми, только время стерло надписи на некоторых могильных камнях. Они заросли травой, покрылись пылью, но по-прежнему были целы.

… Мы уехали из Товуза ранним утром, и на сердце было тяжело от увиденного и услышанного, от всего, что предстояло обдумать и написать. В памяти всплывало заплаканное лицо Заринджан ханум, молодые, прекрасные глаза товузских шахидов, осколки минометных снарядов – тяжелые и острые, как лезвие бритвы – которые я держала в руках, содрогаясь от ужаса и понимания (наверное, впервые в жизни) что такое смерть. Но были поводы и для радости: наш народ никогда не разрознить, потому что великая сила его – это доброта,  толерантность и мужество, наглядным примером которого стали жители Товузского района, 30 лет живущие в условиях неоконченной войны, но с земли своей не сошедшие. В нее – да, но с нее – никогда.

Яна Мадатова, Товуз

Фото автора

Minval.az