Политики и эксперты продолжают обсуждать результаты российского голосования по поправкам в конституцию. Результаты плебисцита оказались вполне предсказуемыми: явка — 67,97%, за поправки проголосовали 77,92% избирателей, принявших участие в референдуме, против — 21,27%. Сказать, что к «чистоте» голосования, да и к самим поправкам, есть вопросы — ничего не сказать. Как, к примеру, сочетается упоминание в Конституции «веры в Бога» и светский характер государства? Как понимать тезис «Умаление значения подвига народа при защите Отечества не допускается» — напоминать, что 80% нефти и 90% нефтепродуктов в годы второй мировой войны для фронта поставлял теперь уже не российский Баку, отныне «неконституционно»? А за упоминание о ленд-лизе вообще надо стрелять без суда? Голосовать предлагалось «пакетом», то есть «одной птичкой» и за обнуление президентского срока Путина, и за ежегодную индексацию пенсий, и за доступ к медицинской помощи, и за приоритет российского законодательства над международным. К тому же в СМИ попало по крайней мере два «эксперимента», участники которых смогли проголосовать несколько раз.

Тем не менее в команде Путина празднуют победу А сам он комментирует поправки в интервью передаче «Москва. Кремль. Путин» на телеканале «Россия 1». Где, в числе прочего, заявил, что, оказывается, в советской Конституции был заложен ленинский тезис о праве выхода республик из состава СССР. «Вот это и есть мина замедленного действия, заложенная еще в 1922 году при образовании Советского Союза», — пояснил Путин, по мнению которого, России необходимо избежать подобных вещей.

И как это понимать? Владимир Путин в очередной раз намекнул на восстановление СССР? Эта идея в Москве весьма популярна, причем прежде всего среди обитателей «высоких кабинетов». Более того, как раз накануне президент РФ обсуждал со своим «ближним кругом» интеграционные процессы на постсоветском пространстве. Правда, здесь особых побед не предвидится, но уже «повестка дня» сама по себе говорит о многом. Плюс ко всему за последнее время президент РФ уже называл распад СССР «крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века», что распался СССР «неправильно» и что некоторые республики вышли из его состава, прихватив с собой «исконно российские» территории, не уточнив, правда, кто и что именно.

И что же — глава Кремля, устроив нынешний экскурс в историю в рамках анализа поправок, принятых к конституции РФ, повторил свой прежний тезис и в очередной раз обозначил планы восстановления СССР? Или…он имел в виду совсем другое?

Но тогда получается, что теперь уже и Владимир Путин открытым текстом признал, что опасность распада РФ существует, а нынешние поправки к конституции должны застраховать Россию от повторения «советского» дезинтеграционного сценария.

Можно, конечно, выстроить удобоваримую версию: дескать, для Путина и его команды опасность распада РФ по «советскому» сценарию превратилась в такую же традиционную «пугаловку» для граждан, как и «базы НАТО», «однополые браки» или еще что-нибудь в том же роде. Тем более что «те, кому за», наверняка помнят начало девяностых, «парад суверенитетов» и чеченскую войну. Наконец, сам Владимир Путин еще со времен второй чеченской войны активно напирает на собственный имидж этакого «собирателя земель» и «политика, спасшего Россию от распада». В самом начале обсуждения поправок к конституции пропутинские СМИ напоминали о попытках слепить в РФ «Уральскую республику», которая даже выпустила собственные деньги.

Только вот в реальности все куда серьезнее — сегодня опасность распада РФ уже обсуждается в весьма серьезных экспертных кругах, причем их выводы весьма далеки от «этого не может быть, потому что не может быть никогда». Сами за себя говорят и попытки Кремля «укрепить вертикаль власти», а проще говоря, де-факто уничтожить национальную государственность: это и «растворение», условно говоря, «национальных» субъектов федерации в «славянских», и фактическое уничтожение преподавания национальных языков в школах, и многое другое. И то, что произошло в эфире «Москва. Кремль. Путин» — это по сути подтверждение на самом высоком уровне, что распад РФ — это не гипотетический сценарий, а прямая и явная угроза. Настолько, что для страховки от нее потребовались конституционные поправки.

Другой вопрос — реальный эффект от этих самых поправок. И дело не только в том, что пункт, наделяющий русский народ статусом «государствообразующего», по понятной логике лишь подстегнет дезинтеграционные процессы. Важно другое. В 1776 году в Великобритании не существовало никакой конституции, которая позволяла ее североамериканским колониям заявить о своей независимости, но тем не менее на карте мира появились США. Точно так же конституция Российской Империи не предусматривала ни отречения «самодержца всероссийского от престола», ни распада страны. Не было никакого «конституционного механизма» для независимости Индии и Пакистана от Великобритании, Анголы и Мозамбика — от Португалии, Конго — от Бельгии и Алжира — от Франции. Тем не менее распад колониальных империй — это непреложный факт. И отсутствие в конституции механизма выхода, который Путин назвал «миной замедленного действия», вовсе не страхует от распада. Оно только лишает страну шансов на то, что этот распад будет хотя бы относительно «бархатным».

Другое дело, что в эфире «Москва. Кремль. Путин» об этом не скажут.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az