Интервью главы МИД государства — это всегда событие. А еще — целая серия и официальных заявлений, где нет места двойному толкованию, и «месседжей», которые надо еще «расшифровать» и понять. В полной мере это касается и эксклюзивного интервью министра иностранных дел Азербайджана Эльмара Мамедъярова Minval.az.

Говорил министр, напомним, о том, какие задачи пришлось решать азербайджанским дипломатам на фоне эпидемии коронавируса COVID-19, о работе дипмиссий в условиях карантина и о планах азербайджанской дипломатии на «посткарантинный» период. И, конечно же, о Карабахе.

Неудивительно, что в центре внимания аудитории оказался именно «карабахский» блок вопросов и ответов. Тем более что интервью увидело свет после того, как сначала глава МИД РФ Сергей Лавров «раскрыл карты» и сообщил, что на переговорах обсуждается поэтапный вариант урегулирования, затем его армянский коллега Зограб Мнацаканян попытался убедить своих, будто бы это не так и ни на какой поэтапный вариант Армения не соглашалась…

И вот теперь глава МИД Азербайджана озвучивает свои «месседжи» в интервью. И это его интервью превращается в настоящую «информационную бомбу» по ту сторону линии фронта — отрывки из него старательно перепечатывают многие иреванские и даже армяно-российские СМИ. 

Интерес вполне понятен. Прежде всего, как напомнил глава МИД Азербайджана, во всех планах, которые обсуждаются на переговорах, «нашли свое отражение элементы поэтапного урегулирования конфликта, то есть пошаговая ликвидация последствий конфликта, где на первоначальном этапе значится освобождение территорий вокруг Нагорного Карабаха, возвращение к родным очагам азербайджанцев, открытие коммуникаций между Азербайджаном и Арменией», а также «обеспечение условий для совместного проживания обеих общин Нагорно-Карабахского региона в течение некоторого времени с рассмотрением на последующих этапах статуса региона в рамках соблюдения территориальной целостности Азербайджана».

Читайте также: Эльмар Мамедъяров в эксклюзивном интервью Minval.az: «Другой формулы для мира не существует»

А теперь перевод. Прежде всего, на переговорах обсуждаются разные планы, они могут устраивать или не устраивать Азербайджан, наша страна может их принимать или отвергать, но все эти планы уже на первом этапе, до начала каких бы то ни было обсуждений статуса Карабаха, предусматривают вывод войск Армении из оккупированных азербайджанских регионов. Что для Армении уже политическая катастрофа. Более того, после вывода войск будут открыты и коммуникации, то есть политическую ответственность за «блокаду», по поводу которой не устают плакаться армянские дипломаты и эксперты, тоже несет Иреван, а не Баку. Нет в переговорной повестке дня и чего-то похожего на «формулу Штайнмайера» — этот вывод войск должен произойти еще до начала каких бы то ни было «подвижек» в определении статуса самого Нагорного Карабаха, то есть вести торг по принципу «статус в обмен на территории» Армения тоже не сможет. Наконец, министр напомнил о необходимости обеспечить совместное проживание армянской и азербайджанской общин в Карабахе. То есть подчеркнул, что азербайджанские беженцы будут возвращаться не только в окружающие бывшую НКАО районы, но и в сам Нагорный Карабах. Причем, еще раз, отметил, что это ОБСУЖДАЕТСЯ НА ПЕРЕГОВОРАХ. О «референдуме», где должен быть определен статус Карабаха, Эльмар Мамедьяров не обмолвился ни словом, ни полунамеком. Но зато озвучил главное: будущий статус Карабаха должен укладываться в рамки территориальной целостности Азербайджана. То есть никакого «миацума», «самоопределения вплоть до отделения» и т.д. 

Озвучил глава МИД Азербайджана и еще один месседж: «Невозможно говорить о безопасности без устранения фактора оккупации и о правах человека – без восстановления основополагающих прав сотен тысяч людей. Если мы хотим мира, безопасности, нормальных добрососедских отношений и, наконец, прогресса, то указанные мною тяжёлые последствия конфликта должны быть устранены, и государства должны уважать территориальную целостность друг друга в пределах их международно-признанных границ. Другой формулы для мира не существует».

И здесь тоже есть «перевод с дипломатического»: во-первых, стране, которая нарушила фундаментальные права человека, устроив этнические чистки на чужих захваченных землях, а сегодня препятствует возвращению беженцев, вряд ли стоит говорить о «правах человека. А во-вторых, и «в-главных», если Армения хочет мира и безопасности — то пусть убирается с чужих захваченных земель и уважает признанные границы. Плюс ко всему несколько дней назад МИД Азербайджана уже вполне официально напоминал, что принцип «неприменения силы» касается тех случаев, когда эту силу применяют для нарушения территориальной целостности и независимости государств, но не тех случаев, когда страна вынуждена защищать свои границы и суверенитет. Министру иностранных дел, конечно, по штату не полагается напоминать о военном раскладе, на это есть министерство обороны, но «месседж» более чем прозрачный и понятный. Тем более что направляют его дипломаты, а не военные. А затем посоветовал МИДу Армении, опять-таки прибегнем к переводу с дипломатического, не обманывать своих граждан, а подготовить их к тем решениям, без которых мир в регионе невозможен, то есть к выводу войск и признанию Карабаха частью территории Азербайджана.

Но вот что примечательно. МИДу Армении по штату было бы положено внести ясность, ответить на обвинения в том, что армянские дипломаты обманывают собственных граждан, и озвучить переговорную позицию Армении. Кроме того, в Иреване очень любят разного рода «круглые столы», «конференции» и т.д. В армянском языке, напомним, есть даже свой особый термин — «азганпаст кннаркумнер», то есть «обсуждения во благо нации». И после такого количества «месседжей» и от Лаврова, и от Мамедъярова там по логике вещей должна была бы развернуться широкая дискуссия с поисками ответа на вопрос, что же теперь делать. Но… информагентства наперебой публикуют отрывки из интервью Мамедъярова, посвященные Карабаху, но от аналитики по большей части воздерживаются. Обычно словоохотливый МИД Армении молчит, пребывая в состоянии глубокого нокаута. Его глава  Зограб Мнацаканян перед этим с постоянством говорящего волнистого попугайчика заученно твердил «мы это не обсуждаем», но теперь тоже молчит, и это молчание вряд ли золото. Члены пропашиняновской команды не торопятся собирать «круглые столы», «политологические конференции» или что-то в этом роде.

Пропашиняновские СМИ, усиленно изображая хорошую мину при плохой игре, выдали анекдотичный текст с утверждениями, будто бы Мамедьяров «так и не ответил на главный вопрос Мнацаканяна – готов ли Азербайджан обсуждать статус «Арцаха» (здесь и далее кавычки наши — Minval.az), вплоть до независимости?» После чего не осталось сомнений: в этих кругах либо просто не прочли интервью, где Мамедъяров, напомним, подчеркнул, что будущий статус Карабаха будет рассматриваться исключительно в рамках территориальной целостности Азербайджана. Либо, пардон, в пропашиняновской «команде» аналитика делается руками тех, кому любой текст «не писан, если писан, то не читан, если читан, то не понят, если понят, то не так».

Но вот оппозиционные правительству Пашиняна ресурсы куда откровеннее. Где уже называют вещи своими именами и открыто констатируют дипломатический успех Азербайджана. И приводят его составляющие: «азербайджанской стороне удалось показать, что армянская сторона «неконструктивна», «Мамедъяров фактически отмечает, что за последние два года он завоевал на дипломатическом фронте для Азербайджана право «решить конфликт военным путем»», и самое главное, открытым текстом констатируют: «Армения на дипломатическом фронте потерпела позорное поражение от Азербайджана и из-за чего Азербайджан получил «карт-бланш» для начала войны».

И вот здесь с армянскими экспертами действительно не поспоришь.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az