Международные гарантии безопасности не прошли проверку реальностью

С востока Украины вновь приходят драматичные новости. Еще днем 18 февраля Украина сообщила о том, что «вооруженные формирования Российской Федерации атаковали позиции подразделений Объединенных сил», причем «оккупанты ведут обстрелы по нашим защитникам с запрещенного минскими соглашениями вооружения. Враг применяет минометы калибра 120 мм. Также противник ведет огонь из гранатометов различных систем и крупнокалиберных пулеметов. К сожалению, в результате вражеских обстрелов украинские защитники понесли тяжелые потери». Уже к вечеру стало известно, что украинской армии удалось отразить атаку и удержать позиции. А российские пропагандисты тут же вполне предсказуемо завопили об «украинском обстреле Донецка и Луганска».

Но вот что примечательно. Российские обстрелы «накрыли» боевые порядки украинских 72-й и 93-й механизированных бригад в районе участка разведения Золотое-Орехово-Новотошковка.

А это весьма чувствительный «участок». Небезызвестная «формула Штайнмайера», то есть «дорожная карта» урегулирования ситуации на Донбассе, предложенная тогдашним министром иностранных дел, сегодня — президентом Германии, предусматривала отвод украинских подразделений с этого участка. Линию фронта здесь держал батальон «Азов». И если Петр Порошенко принимать формулу Штайнмайера категорически отказывался, то нынешний президент Украины Владимир Зеленский с ней согласился и совсем недавно, в конце октября 2019 года, лично отправился в Золотое, чтобы убедить «Азов» уйти с занимаемых позиций. Затем диалог президента с добровольцами многократно цитировался в СМИ, в том числе в Minval.az — со всеми «послушай, я президент этой страны, мне 42-й год», «я ж не лох какой-то, я тебе пришел и сказал: оружие убери», «ты мне не переводи на акции» и т.д. И теперь украинская оппозиция вполне ожидаемо припоминает Зеленскому и весьма спорное согласие на «формулу Штайнмайера», и развод войск, и миротворческие инициативы на донбасском направлении.

Но намеренно оставим в стороне гадания на украинском внутриполитическом поле. С этим пусть разбираются граждане самой Украины. Важно другое: нынешние события на востоке Украины имеют далеко не умозрительный интерес для Азербайджана. В информационном пространстве нашей страны вряд ли есть необходимость подробно объяснять, что и Карабах, и Донбасс по сути своей — это одни и те же «политтехнологии» внешней агрессии, слабо замаскированной под местный вооруженный сепаратизм. Который к тому же поощряется, поддерживается и вооружается одной и той же «державой». При всей схематичности такой параллели, нынешняя атака на Донбассе имеет много общего с апрельскими боями 2016 года. Тогда, напомним, возросло дипломатическое давление на Иреван, и, по всей видимости, в «форпосте» вместе со своими хозяевами решили, что лучший способ сделать Азербайджан «сговорчивым» — это совершить новые территориальные захваты, заодно ударив по интересам Турции. Но оказалось, что расклад сил уже не тот, каким он был в начале девяностых. А за день до нынешнего обострения на Донбассе Россия отказалась от встречи в «нормандском формате» и созвала Совет безопасности ООН. На таком фоне все напоминало не очень замаскированную попытку «ответить на е2-е4 прямым справа», то есть пустить в ход силу на фоне не лучшего для себя расклада в дипломатии. Только вот, вопреки расчетам, украинские боевые порядки устояли. Да еще России на Совбезе ООН пришлось ой как несладко.

И вот на этом фоне понятно и другое. Бои в окрестностях Золотого не только в очередной раз продемонстрировали вероломство России от имени действующих под ее покровительством признанных и непризнанных сателлитов и форпостов, вне зависимости от того, носят ли их лидеры фамилию «Асад», «Пасечник», «Пашинян», «Саакян» или «Бибилов». Они еще и показали, как мало значат для той же Москвы обязательства по разводу войск, взятые на себя согласно той самой «формуле Штайнмайера». А это уже не просто традиционное вероломство кремлевских сателлитов. Это еще и тяжелейший удар по престижу евродипломатии, которая настоятельно рекомендовала Украине согласиться с этой самой формулой Штайнмайера, а теперь не знает, как реагировать, когда эту самую формулу Москва «пинает в хвост и в гриву». И жестокое предостережение: полученные от европосредников гарантии вряд ли стоит возводить в абсолют. И между соглашениями, освященными именем европейских политических тяжеловесов, в самой Европе и в Украине разница примерно такая же, как между отделкой квартиры в европейском городе и «евроремонтом» в хрущевской пятиэтажке где-нибудь в Горловке.

Конечно, механический перенос планов урегулирования, «дорожных карт» и т.д. с «украинского» поля на «азербайджанское» вряд ли возможен. Но и в Карабахе, скорее всего, на каком-то этапе могут быть достигнуты соглашения, предусматривающие развод войск. И тут тоже вполне может появиться новый «штайнмайер», который предложит «отодвинуться» не только агрессорам и оккупантам, но и законной армии той страны, на территории которой идет война.

И вот в этом случае нам как минимум не стоит забывать об уроках боев в местечке с названием Золотое. А еще помнить, как охотно армянские агрессоры заключали соглашения о прекращении огня в начале девяностых и как легко их нарушали, используя для прорыва как раз «точки» оговоренного отвода войск, «совместных постов» и т.д. И понятно, что в этом случае не стоит верить на слово не только агрессорам, но и посредникам. И четко оговаривать именно военные и силовые гарантии. Если, конечно, дело дойдет до полноценного дипломатического урегулирования и конфликт не будет решен военным путем.

Нурани, политический обозреватель 

Minval.az