Наш собеседник — экс-министр иностранных дел Азербайджана Тофик Зульфугаров.

— Как вы прокомментируете сенсационные заявления президента Беларуси Александра Лукашенко по Карабаху?

— В принципе, Александр Лукашенко ничего нового не сказал. Единственный новый компонент, который присутствовал в его заявлениях – это то, что Россия, Беларусь и другие страны (не только страны-члены СНГ и ОДКБ), относятся позитивно к тому, что ситуацию нужно продвигать вперед. Это очень важный сигнал. Я всегда был сторонником того, чтобы те предложения, которые лежат на переговорном столе, получили более широкую огласку. Так как именно в них предельно ясно видна позиция сторон.

Азербайджан, принимая в целом эту концепцию, – там есть какие-то исключения, и определенный подход к поэтапному урегулированию, – демонстрирует конструктивную и компромиссную позицию.

А несговорчивость армян нужно не скрывать, а наоборот, показывать. Так как их позиция нелогичная и лучшим образом показывает то, как как они торпедируют весь переговорный процесс. И то, что критика позиции Еревана звучит из уст президента Беларуси Лукашенко, является важным и показательным ньюансом, работающим в пользу Баку.

Даже сторонние наблюдатели не могут понять, почему Ереван с такой радикальной позицией, стремлением аннексировать территории соседнего государства, толкает регион в пучину нового противостояния.  Если говорить простым языком, будучи опытным политиком президент Лукашенко, по сути, троллит Никола Пашиняна.

Мы приближаемся к моменту истины: попытка Армении усидеть на двух стульях не увенчается успехом. Они ждут от Запада инвестиций, а от России – «зонтик безопасности». Но это взаимоисключающие понятия, совместить которые не удастся.

Это крах всей армянской политики. Положившись на российскую военную помощь, и оккупировав земли Азербайджана, они начали осознавать, что развития их страны просто не будет. Еще Наполеон в свое время говорил, что «штык хорош в бою и обороне, но на нем чертовски неудобно сидеть». Армения сейчас находится в той ситуации, когда они продолжают оккупацию азербайджанских территорий, провели там этническую чистку, но никакого развития Армении не добились. Их надежды на то, что им удастся привлечь инвестиции, в том числе и из России, не оправдались. Поэтому на сегодняшний день они в поисках «спасительного круга», помощи со стороны Запада, пытаются проводить прозападную внешнюю политику. Это не «изобретение» Пашиняна. Эту политику проводил и Серж Саргсян. Но это невозможно. То что азербайджанская позиция находит понимание даже в таком постоянном «поле армянского влияния» как ОДКБ, очень показательный момент.

— Лукашенко также говорил о вводе «войск» в Карабах…

— Давайте не будем вдаваться в эти нюансы. Мы не можем предположить, что все эти предложения нашли поддержку у Азербайджана. Речь идет о концепции, подходах, с которых можно начать процесс урегулирования. Это безусловно поэтапный подход. Обеспечение реализации этих договоренностей –  многоуровневая проблема. В данном случае, озвученная готовность российских и белорусских войск обеспечить реализацию принятого соглашения, это некая демонстрация доброй воли.

На разных этапах переговоров обсуждались различные формы гарантий не возобновления военных действий, включая и инициативу сопредседателей МГ ОБСЕ по принятию специальной резолюции Совбеза ООН в поддержку мирного процесса, условно говоря, освобождения районов. И чтобы не допустить возобновления войны, такая специальная резолюция, по сути, являлась бы выраженной гарантией не только ООН, но и сопредседателей МГ ОБСЕ. Такие обсуждения проводились, и подобные предложения уже были озвучены.

Армянская сторона их слышала в свое время. Весь вопрос в том, что армяне не хотят открыто заявить, мол, мы просто хотим аннексировать те территории, которые заняли. Поэтому я бы не стал уделять внимание каким-то нюансам в речи Лукашенко. Надо понимать, что беларусский лидер не вхож в эти нюансы. Он говорил в целом о концепции, которая была давно предложена армянам. Обеспечение реализации соглашений – это уже второстепенный вопрос.

Лукашенко говорил о возвращении пяти районов. А Баку наоборот, всегда говорит, что все районы вокруг Нагорного Карабаха должны быть освобождены, и отказывается от передачи каких-либо территорий под «коридоры». Просто должен быть обеспечен свободный проезд. Нюансов много: и переговорных, и технических, и даже военно-технических.

— У некоторых сложилось ощущение, что Лукашенко просто хотел завлечь Азербайджан в ОДКБ, ЕАЭС.

— Ощущения могут складываться разные. Но, думаю, что мы должны исходить из контекста озвученных заявлений. А контекст этот такой, что на сегодняшний день возникло противостояние, с одной стороны, между Арменией и ОДКБ, и между Беларусью и Арменией – с другой.

Лукашенко, постоянно декларируя необходимость большей интеграции, как в рамках СНГ, так и Таможенного союза, намекает на то, что Ереван мешает укреплению интеграции также и внутри ОДКБ. Все хотят нас втянуть в эти организации, союзы, они (беларусы – ред.) не единственные в этой организации. Позиция Азербайджана предельно ясна. Там где нам выгодно, там мы и будем.

— Как вы прокомментируете решение Азербайджана отвести свои войска от границы с Арменией на Газах-Агстафинском направлении и передать этот участок пограничникам?

— Структура нашей обороны многоуровневая. И каждая из силовых ведомств осуществляет свою функцию. Когда мы сообщаем о привлечении к системе обороны пограничников, это говорит о том, что мы не ставим перед собой цель атаковать территорию Армении. Но в случае атаки с армянской стороны мы можем ответить соответствующим образом.

К тому же это некий намек на то, что Азербайджан видит урегулирование конфликта в том плане, что для нас важно восстановление территориальной целостности страны. А без восстановления границы, восстановление территориальной целостности невозможно. И присутствие наших пограничников на всех участках этой границы – это символичный ход.

— Как считаете, чем обусловлена наблюдаемая в последние дни напряженность в Карабахе?

— Старшее поколение неоднократно упоминало о том, что ереванские армяне считали карабахских армян «перевертышами», намекая тем самым на то, что они не настоящие армяне.

Мы видим, что происходит крушение де-факто идеи «миацума». Это показательный процесс, доказывающий, что вся эта тема – искусственная. И в основе концепции  конфликта стоит отсутствие сближения между ними. Этот процесс не остановится и впредь. Региональное деление армян всегда были и будет. Мы сегодня наблюдаем напряженность не только между армянами из Армении и Нагорного Карабаха, но также и напряженность между Пашиняном и армянской диаспорой России, западных стран. Мы видим целый клубок проблем. Но их создал не Пашинян. Проблемы очень серьезные, и Пашиняну не удастся их решить. Так как в основе этого находится конфликт Армении с Азербайджаном, и территориальные проблемы, которые они нам предъявляют. И Саргсян пытался решить эту проблему, а до него – Роберт Кочарян.

Если в отношении этой темы Пашинян не хочет предложить что-либо нового, то попытки решить остальные проблемы не увенчаются успехом.

Бахтияр Сафаров

Minval.az