Собеседник Minval.az – российский политолог, председатель Экспертного совета Фонда поддержки научных исследований «Мастерская евразийских идей» Григорий Трофимчук

— В Армении проходит предвыборная кампания в парламент. Но уже политические эксперты не предрекают долгую жизнь новому парламенту. Каковы ваши прогнозы?

— Глава радикальной партии «Сасна Црер» Жирайр Сефилян достаточно откровенно говорит о том, что избираемый в декабре парламент – это ненадолго. По его мнению, необходимы ещё одни выборы, чтобы ещё больше зачистить армянскую власть от лишних элементов. И он так же даёт примерный срок появления уже другого, следующего парламента, полтора года. Напомню, что эта организация является приближённой к временному премьеру Армении; её активисты не так давно были выпущены из тюрьмы, а значит, в данном случае им можно верить. Но главная проблема в том, что так называемая революция по определению не может достичь своих целей и сделать жизнь граждан относительно сносной, поэтому выход из этой ситуации только один: постоянно поддерживать общество в подогретом состоянии. Декабрьский парламент не решит ни одну из армянских проблем, а наоборот, их усугубит.

 — Как вы оцениваете шансы основных соперников предвыборного блока Пашиняна «Мой шаг»? В частности, Республиканской партии Армении. Можно ли предположить, что Серж Саргсян вернется на политическую арену в Армении? И какие, на ваш взгляд, шансы у Роберта Кочаряна? 

— Республиканской партии Армении вообще нет смысла рассчитывать на какие-то успехи даже в том случае, если они дождутся будущего провала самого Никола Пашиняна. Так как возврата к старому уже нет, а ненависть населения к РПА уже никуда не уйдёт. Например, в России невозможен возврат к Горбачёву, или к ельцинистам, – примерно то же самое и здесь, в том числе и с Робертом Кочаряном. Спасителем Армении после Пашиняна должен быть кто-то другой. Блок Пашиняна рассчитывает на парламентский успех, и у него есть для этого основания. Не только потому, что сторонники премьера победили не так давно на выборах в Ереване, а просто по той причине, что у Пашиняна сохраняется «апрельский» кредит доверия. Но впереди зима, которая неизбежно начнёт менять настроение «улицы» с весеннего на зимнее, поэтому Пашинян спешит. А Серж Саргсян, как и Янукович, в будущем должен будет ответить перед армянами за то, что сбросил страну в хаос, надеясь, что при этом он сможет удержать не только себя, но и сохранить свои преференции.

 — Кстати, как считаете, зачем Николу Пашиняну понадобились в парламенте представители группировки «Сасна Црер», которые сперва были помилованы, а затем лидеру группировки было предоставлено армянское гражданство. Вы можете понять логику Пашиняна?

— Дело в том, что Пашинян, по целому ряду прямых и косвенных причин, не может публично озвучивать тезисы, которые вполне свободно высказывают радикалы из «Сасна Црер». Поэтому премьер даёт им дорогу в политику и власть, чтобы они формулировали и реализовывали цели, которые поддерживает сам Пашинян. Кстати, до событий в апреле активист Пашинян декларировал примерно те же тезисы. В те времена его, как говорится, должность ничем не обязывала, поэтому он высказывался достаточно откровенно, в том числе в адрес России, как это делают сейчас представители «Сасна Црер». Очень чёткая и понятная логика.

— Оппоненты Пашиняна обвиняют его в том, что он готовит армянскую общественность к уступкам по Карабаху. Об этом на днях заявил Давид Шахназарян, экс-глава спецслужб Армении. В свою очередщь Пашинян сказал, что к уступкам по Карабаху готовился не он, а экс-президент Серж Саргсян. Тема Карабаха стала ключевой в предвыборной гонке в Армении. Как вы прокомментируете это? 

— Любые так называемые уступки Никола Воваевича по Карабаху могут быть выгодны только одной стороне: западной. В сторону Азербайджана таких уступок не будет. Карабах для США является примерно таким же мощным раскалывающим инструментом, как Азовское море в отношении России и Украины. Но в любом случае Пашиняну необходимы свои люди в Карабахе, а ставленник Саргсяна Бако Саакян к ним не относится, тем более что пытается иметь какую-то самостоятельность. Поэтому даже внешние наблюдатели отмечают особый интерес Пашиняна к Карабаху. Иногда кажется, даже гораздо больший, чем к Армении. Серж Саргсян не готовился ни к каким уступкам, его вполне устраивали бесконечные столетние переговоры за «круглым» столом. При этом Карабах имеет особый вес в избирательной программе Пашиняна и его блока, так как жителям (оккупированного азербайджанского – прим. Minval.az) региона обещана не менее сказочная жизнь, чем непосредственному населению Армении.

— Сложилось ощущение, что в Баку ждут перемен в позиции Еревана в переговорном процессе, и есть какая-то закулисная договоренность. Понятно, что цель Пашиняна на данный момент – сохранение и укрепление своей власти. Но что, на ваш взгляд, будет после того, как он добьется всего этого?

— В Баку складывалось аналогичное ощущение и после саммита СНГ в Душанбе, когда азербайджанцы ждали чего-то от случайной встречи Ильхама Алиева и Никола Пашиняна в неформальной обстановке. Я, буквально тогда же, обратил внимание азербайджанских СМИ на странность таких ожиданий. Все перемены настроений Еревана по Карабаху могут быть направлены только в одну сторону, противоположную азербайджанской. Если же Пашинян сможет укрепить свою власть так, как он на это настроен, то в таком случае Вашингтон возьмёт ситуацию в свои руки. Но пока что в Белом доме ждут успеха Пашиняна, причём вряд ли и даже успешные, для пашиняновского «Шага», результаты парламентских выборов убедят американцев. Им нужна гарантия отхода Армении от России за счёт успеха Пашиняна. Азербайджану если и можно на что-то рассчитывать, то только на собственное видение ситуации и извлечение из хода событий своих тактических выгод. Пашинян намного более сложный переговорщик, по сравнению с Саргсяном, и это видно даже по встречам премьера Армении в России на высшем уровне. Когда сразу же после одной из таких встреч Пашинян, в ходе интервью для СМИ, потребовал от Москвы только одного: невмешательства.

 — Как будет реагировать Москва на возможные подвижки в переговорах по Карабаху? И какое развитие получат армяно-российские отношения после победы Пашиняна 9 декабря? 

— Позиция Москвы по Карабаху неизменна: политическое урегулирование мирным, дипломатическим путём. Невозможно рассчитывать на то, что эта позиция в чём-то изменится, тем более на фоне жёсткого ухудшения внешней, международной обстановки. Москве сейчас явно не до Карабаха. Проблема только в том, что после 9 декабря позиция Пашиняна станет ещё более жёсткой, а инструментов влияния на него станет ещё меньше.

Minval.az