Наш собеседник — политолог Расим Агаев.

— В Армении нарастает антибеларусская истерия, о чем свидетельствуют заявления на уровне экспертного сообщества и публикации в СМИ. Кроме того, в Ереване утверждают, что Беларусь основали армяне. Как вы считаете, к чему может привести такая напряженность в отношениях между Ереваном и Минском?

— Произошло то, что рано или поздно должно было произойти. Пока все мы были в составе СССР, все решалось в одном кабинете. Но армяне стали более влиятельны, особенно начиная с периода правления Горбачева, в то время у них было явное преимущество. Каждый был занят своим делом, армяно-азербайджанская «ссора» особо мало кого интересовала. А тех, кого интересовала, жили старыми представлениями: христианская часть СССР, те же русские, белорусы, украинцы, не говоря уже о прибалтах, смотрели на все это не без своих христианских представлений. Все стало меняться после того, как армяне почувствовали эту поддержку —  общесоветскую и международную. И они пошли дальше. В результате сегодня армянская игра на Южном Кавказе ставит препоны для развития и сотрудничества с другими странами. В частности, с Беларусью, которая нуждается в поддержке. Эта страна наладила добрые отношения с официальным Баку. Хотя у Беларуси и нет особых полезных ископаемых, и она находится в нелегком положении, однако, благодаря Лукашенко, избежавшего политического «шараханья», как это делали украинские демократы, прибалты. Он смог вырулить ситуацию, наладив добрые отношения со всеми постсоветскими странами.

Тем временем армяне продолжают территориальные споры, плетут интриги. А это не нужно, прежде всего, тому же Лукашенко. Т же самое будет с Грузией, Казахстаном и другими постсоветскими республиками. Рано или поздно представители какой-либо из этих республик заявят армянам: «Угомонитесь! Займитесь своими делами, а в наши отношения не вмешивайтесь». Отзвуки этого чувствуются и в российской прессе.

Что хотят армяне? Они хотят стать «великой страной», но это невозможно, кроме того, это маниакальное желание сильно раздражает, потому что возникла общая тенденция к сотрудничеству, спокойствию и миру. Из этого круга Армения просто выпадает, предъявляя всем претензии.

У армян серьезно испортились отношения с Россией, однако Москва, верная своему союзническому долгу, проявляет понимание и выдержку. Но этого не понимают армянские националисты, которые хотят поддержки и проявления по отношению к ним сострадания, потому что привыкли к этому. Помните, их как–то и где-то назвали «пострадавшей нацией»? И теперь армяне уцепились за эту призрачную мифическую соломинку, и хотят выглядеть в глазах мирового сообщества исключительно в качестве «жертвы». Кроме того, после смены власти в этом сегменте в Армении мало что изменилось. И тем хуже для них.

Армяне не понимают, что изменилась конъюнктура, отношения, ситуация. Возможны новые перемены на постсоветском пространстве. Конечно же, эти тенденции не всегда дают о себе знать явно, однако общая тенденция такая: никто не хочет сориться, за исключением армян и украинцев. Хотя и тех, и других понять можно, благо и армяне, и украинцы действуют по наводке американцев. Армяне были в первых рядах разрушителей СССР, а это был американский проект. Сейчас обстоятельства изменились. На постсоветском пространстве, кроме армян, никто не хочет войны. Положение тяжелое одинаково везде. Гораздо лучше сотрудничать, тем более, что Советский союз развалился. Все мечтали о независимости, так воспользуйтесь ею! Но выходит, что армяне жаждали не независимости: они готовы были сотрудничать хоть с самим чертом, лишь бы расширять свою территорию. Для кого – непонятно, так как ни от кого не секрет, что сами армяне бегут из этой страны с ее неустоявшейся политикой, сомнительными целями и взрывоопасной внутриполитической ситуацией. И с каждым днем в Армении растет число недовольных, что неизбежно даст о себе знать.

Все армянские лидеры, приходившие к власти, пытались (и не безуспешно) с помощью внешнеполитических актов, связанных с независимостью, признанием «особой роли» Армении, удерживаться на своем посту. Сейчас это никого не интересует, благо весь мир сегодня смотрит в сторону не распрей, а стабильного развития. Но, как я уже отметил, Армения выпадает из этого круга, и выпадение это, отчуждение ей ничего хорошего не принесет. Даже тем, кто с пониманием относились к «армянскому вопросу», стало неудобно действовать в сложившейся ситуации. Сегодня армяне для всех — как кость в горле. Армения нуждается в новых идеях, политике, и, соответственно, в новых людях. А где их взять, когда все заражены мелкотравчатым национализмом агрессивного свойства?  Кроме того, у армян сильно развито террористическое восприятие политической борьбы, и в ближайшем будущем они продемонстрируют это.  Но если ранее, на этапе разрушения СССР, это было нужно, то сегодня нужда в этом попросту отпадает.

— Как считаете, удастся ли Армении сохранить за собой пост генсека ОДКБ в ходе предстоящего 6 декабря саммита в Санкт-Петербурге?

— Скандал в ОДКБ как раз является примером той сложной ситуации, которая преследует армян во всех политических начинаниях. Конечно же, Москва приложит все усилия для того, чтобы сохранить этот пост за Арменией, так как она заинтересована в этом.  Но тот факт, что армяне так борются за этот пост, вряд ли понравится их заокеанским патронам. А, с другой стороны, эти заграничные патроны заинтересованы в том, чтобы Армения была в ОДКБ, и сыграла ту же роль, как это было при разрушении СССР. Однако, армяне научены горьким опытом, и потому я не думаю, что им будет легко. Армения может остаться в рядах ОДКБ, но вести разрушительную борьбу им не удастся.

–И.о. премьер-министра Армении Никол Пашинян намерен «потребовать объяснений» от Назарбаева и Лукашенко из-за слов об ОДКБ. Как вы прокомментируете такую риторику Пашиняна? Допустима ли вообще она в большой политике?

— Пашинян — человек «улицы», он непрофессиональный политик. Это на митингах он может заявить, мол, призову к порядку. А теперь Пашинян начинает заговариваться: ему кажется, что Армения «великая» страна, а он — Суворов, Кутузов, де Голь и Никсон одновременно. Но это не так. Не стоит забывать о том, что под управлением Пашиняна политически разобщенная страна, с олигархическим руководством, с продажными политиками.  Страна бедная, с голодным народом, кормящимся за счет зарубежных инвестиций. Так что будет очень сложно что-либо сделать. Армению и ее руководство ждут непростые дни. Сейчас Армения вступает в непростой период: Москва подозревает Армению в ее желании дистанцироваться от Кремля. И армяне поднимают шум в отношении своего членства в ОДКБ, чтобы «успокоить» Москву, мол, нет, они хотят быть вместе с Россией. А на самом деле, армяне ориентированы на Запад, и хотят перебежать на сторону Запада, но так, чтобы для них это обошлось без существенных политических потерь. Кроме того, армяне считают, что если не сегодня, то завтра Россия развалится. Но у Москвы есть серьезные силы, сейчас ситуация изменилась, потому что на дворе уже не 90-е годы.

– Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил создать Азиатскую организацию коллективной безопасности. Как Вы расцениваете данную инициативу казахстанского лидера? Означает ли это признание краха ОДКБ?

— Честно говоря, я прочел это с недоумением. К примеру, есть ОДКБ с участием России, и это понятно.  Они могут воспользоваться «ядерным зонтиком» ОДКБ. А что будет с «азиатским ОДКБ»? Но и там тоже очень много территориальных претензий друг к другу, и все эти проблемы могут «всплыть» наружу. Перспектив этой идеи, если честно, не вижу, потому что идея сама по себе практически не обкатана. Если она и будет создана, присутствие Китая будет означать выход на новые региональные позиции, которые никому не нужны. Мне кажется, эта идея вообще мало кого воодушевила.

Бахтияр Сафаров

Minval.az