Наш собеседник – эксперт-экономист Натиг Джафарлы.

— Вчера вступили в силу «сильнейшие» санкции США против Ирана. В азербайджанском МИДе уже заявили, что отечественные эксперты «всесторонне изучают» эти санкции и их возможные последствия на нашу экономику. Как вы считаете, чего ждать Азербайджану?

— Американские санкции против Ирана имеют прямое и  косвенное отношение к Азербайджану. Они косвенным образом оказывают воздействие на цены на нефть. Пока что американцы разрешили восьми странам продолжать закупки нефти у Ирана в течение шести месяцев. Цены на нефть еще удерживаются на определенном уровне, нет резкого скачка вверх, как это ожидалось ранее. Колебания цены на нефть, вызванная этими санкциями, может отразиться на нашей экономике.

Говоря о прямом воздействии этих санкций на нашу экономику, я подразумеваю в первую очередь проекты, которые Азербайджан реализовывает совместно с Ираном. Это, главным образом, касается строительства транспортного коридора «Север-Юг», основным спонсором которого выступает Баку. Мы уже выделили 500 млн долларов для осуществления реконструкции и строительства новых путей в рамках этого проекта. Сам проект в будущем может пострадать от санкций США. Потому что одним из основных пунктов американских санкций является создание помех развитию Ираном торговых связей с другими странами. Также санкции имеют прямое отношение  к «Банк Мелли Иран»,  филиал которого действует и на территории Азербайджана. Работа этого банка может быть приостановлена вообще. Помимо этого, санкции могут затронуть и автомобильный завод в Нефтечале, основные материалы для которого доставляют из Ирана.

— Азербайджану, судя по всему, придется придерживаться этих санкций. Но как это может отразиться на двусторонних отношениях между нашими странами?

— Думаю, официальный Баку будет стараться при любой возможности поддерживать нормальные отношения с Ираном, искать ходы для продолжения существующего сотрудничества. Нельзя забывать, что Иран – наш южный сосед и имеет определенное влияние на Азербайджан, особенно на южные регионы нашей страны. И соответственно, правительство Азербайджана не желает портить отношения с Тегераном. Но в целом мы будем вынуждены придерживаться определенных санкционного режима.

– Некоторые страны, в частности европейские, заявили о своих планах обходить эти санкции. Может ли Баку взаимодействовать с ними в этом вопросе?

— Это не исключено. Но надо отметить, что у нас сложились достаточно хорошие отношения с США, особенно за последние два года. И мы очень дорожим ими. Если последует прямой призыв со стороны США прекратить сотрудничество с Ираном в определенных сферах, правительство Азербайджана может пойти на определенные уступки. Более того, приостановить все связи, которые сильно затрагивают интересы Запада и США. Что касается европейских стран, тут тоже не все однозначно – они не хотят полностью зависеть от санкционной политики США. Есть страны, которые, наоборот, сильно лоббируют отношения с Ираном. К примеру, Франция, Германия, Италия. Но санкции действительно очень жесткие. Под санкции попадают страны и зарубежных компании, поддерживающие деловые связи с иранскими партнерами. Поэтому ряд европейских компаний заранее ушли из Ирана для того, чтобы не потерять американский рынок, который намного привлекательнее. Думаю, правительство Азербайджана попытается до конца поддерживать хорошие отношения с Ираном, а когда это станет невозможным, мы подключимся полностью к санкционному режиму США.

— В преддверии введения санкций иранский президент Хасан Роухани заявил, что его страна попытается «прорвать» эти санкции и продолжит торговать нефтью. Насколько им это удастся?

— По крайней мере, в первые полгода у них не возникнет проблем, а потом США могут продлить «санкционные» каникулы и ситуация окажется очень критичной. Важное значение для США имеют цены на нефть. Это большая головная боль для президента Дональда Трампа, так как в годы правления Барака Обамы цены на бензин были существенно ниже, чем сейчас. Цена галлона бензина (3,7 литра – Minval.az) тогда снизилась до двух долларов. А сейчас галлон бензина стоит почти четыре доллара. Это очень сильно влияет на настроения простых американцев. Соединенные Штаты думают не только о том, как в лишний раз насолить Тегерану. Для них важно, чтобы цена на бензин была приемлема для своих граждан. В этом вопросе США будут придерживаться более умеренной политики. В иных сферах – в банковской, технологической, торговой– санкции будут намного жестче.

Но надо отметить, что Иран разработал определенные схемы, механизмы для того, чтобы минимизировать удар от санкций. К примеру, там приступили к продаже «реальной нефти», а не фьючерсов, контрактов. Ежедневно Иран продает около 300 тысяч баррелей нефти. Нефть закупают никому неизвестные фирмы-однодневки, зарегистрированные в оффшорах, а потом перепродают другим компаниям и странам. Таким  образом, страны и компании, которые покупают иранскую нефть от третьих лиц, не подпадают под санкции США. Так что и Иран довольно «креативно» подошел к этому вопросу.

— Как ужесточение санкций отразится на экономическом положении Ирана?

— Экономическая ситуация в Иране ухудшается с каждым годом. Произошла сильная девальвация национальной валюты, наблюдается инфляция, что отразилось на социальном положении населения. Однако антизападная риторика правящего режима находит поддержку среди населения. У правительства есть шанс свалить причины ухудшения экономического положения на Запад. Там говорят, мол, смотрите, враг на нас давит, поэтому наше экономическое положение ухудшается. А такая риторика консолидирует общество. Западные аналитики, которые ожидают  роста внутреннего недовольства в Иране, ошибаются. Они до конца не изучили эту страну. Внешний «враг» сильно сплачивает иранское общество.

— Можно ли назвать хотя бы приблизительную сумму ущерба, который может быть нанесен Азербайджану, в связи с вступлением в силу новых санкций против Ирана?

— Экономические отношения Азербайджана и Ирана исчисляются не такими уж и большими суммами. Основными экономическими партнерами Азербайджана являются Евросоюз и Россия. Поэтому больших потерь для нас не ожидается. Однако транспортный коридор «Север-Юг», благодаря которому мы рассчитывали заработать на транзите, может быть заморожен.

Бахтияр Сафаров

Minval.az