От ответа на этот вопрос зависит выживание Армении как государства 

Выражение «виртуальная реальность» принято относить к технологиям компьютерных игр. Но случается, что придуманную «картинку», имеющую мало общего с реальным миром, выстраивает вокруг себя целая страна. Это, возможно, позволяет оттянуть необходимость отвечать на неприятные вопросы, но вот в какой-то момент эта картинка рушится, безжалостно выбрасывая своих фанатов «из зоны комфорта». Нечто подобное сегодня как раз и происходит в Армении. Где после заявлений американских дипломатов местный «болтающий класс» вдруг обнаружил, что по крайней мере США видят урегулирование конфликта в Нагорном Карабахе совсем не так, как Армения. Реакция оказалась резкой, бурной и неоднозначной. Одни, включая, скажем, газету «Голос Армении», публикуют тексты в стиле «наш ответ Чемберлену» с предсказуемыми выражениями типа «армянский народ вопрос «Арцаха» (здесь и далее кавычки наши — Ред.) решил и навсегда закрыл», и вообще «лучший ответ и Миллсу, и всем остальным участникам процесса дали на днях в «Арцахе»», где, во-первых, «Бако Саакян заявил о возможности строительства третьей дороги, соединяющей Армению и «Арцах» — по берегу Аракса», а во-вторых, «обсудили предстоящее строительство 20 квартир в поселке Агавно «Кашатагского» (Лачинского —Ред.) района и 50 домов в «Карвачаре» (Кельбаджаре — Ред.)». Правда, назвать этот квартал решили «Сидней». Судя по всему, здесь пришли к выводу, что новоизобретенное армянское название «Агавно» звучит как-то не очень.

Но, справедливости ради, есть в Армении и те, кто советует хотя бы прислушаться к тому, что происходит за пределами Армении. Так, депутат парламента от «пашиняновской» фракции «Елк» Эдмон Марукян заявил газете «Аравот»: «Это заявления дипломатического характера, которые не могут отличаться от заявлений их основных ведомств. Если вы посмотрите на другие заявления Госдепартамента, по сути, между ними не будет больших различий». Отвечая же на вопрос газеты, не означает ли это, что в Армении не донесли своей позиции до посла, заявил: «То есть, посол должен был передумать, сказать – освобожденные территории? Ну, теперь человек честно выразил свое мнение, дал интервью, то есть, чего вы хотите, чтобы по нашему желанию все говорили вещи, которые ласкают слух армянскому народу и гражданам Армении? Наоборот, я думаю, что это мы должны уметь выслушивать другие мнения, иные подходы, чтобы шире видеть картину, как международное сообщество видит нас, наши проблемы».

Это, конечно, безо всякой иронии очень здравая мысль. В связи с чем  мы посчитали возможным обратиться к господину Эдмонд Марукяну и изложить ему собственное видение возможного варианта урегулирования конфликта.

Сторонами конфликта, согласно решению СМИД ОБСЕ, являются Азербайджан и Армения, заинтересованными сторонами — армянская и азербайджанская общины Карабаха. 

Правовой основой для урегулирования должны стать международно признанные границы Азербайджана и Армении и четыре резолюции СБ ООН, которые требуют безоговорочного вывода армянских войск с захваченных территорий Азербайджана. Это и есть «правовая папка» урегулирования. Международно признанные границы и резолюции СБ ООН — это документы, имеющие международную правовую силу. Все остальное, включая Мадридские принципы, Бишкекский протокол и т.д., правовыми документами не является и силы не имеет. 

На практике первым шагом к урегулированию, согласно этим самым резолюциям СБ ООН, должен стать вывод армянских войск со всех оккупированных азербайджанских земель — то есть и нагорного, и равнинного Карабаха. Где размещаются международные наблюдатели (не миротворцы, а именно наблюдатели), представляющие международные организации, куда входят либо и Азербайджан, и Армения (ООН, ОБСЕ, Совет Европы), или же ни одна из сторон конфликта (НАТО или Евросоюз), имеющие опыт подобного мониторинга. Миротворческие силы могут быть размещены на государственных границах Азербайджана и Армении —так, как это предлагает Украина в случае со своим конфликтом. Незаконные вооруженные формирования в самом Карабахе разоружаются. 

Вслед за выводом войск НЕМЕДЛЕННО восстанавливается транспортное сообщение между Азербайджаном и Арменией, в том числе транзитное. Если к этому моменту абхазский конфликт еще не будет разрешен, Армения получает возможность автомобильного и железнодорожного сообщения с Россией и странами Европы по территории Азербайджана. 

В Карабах, и нагорный, и равнинный, возвращаются беженцы и вынужденные переселенцы.

Нагорному Карабаху предоставляется статус самоуправления с широкими полномочиями. Без сомнения, армянская община Нагорного Карабаха получает все гарантии безопасности и самые широкие возможности для полноценного национально-культурного развития: обучение на армянском языке в государственных учебных заведениях, газеты, телевидение, театры и т.д. Обеспечивается религиозная свобода. На Нагорный Карабах распространяется действие азербайджанской программы социального и экономического развития регионов — а это весьма серьезные инвестиции. 

В самые короткие сроки проводятся новые выборы органов местного самоуправления — с участием обеих общин Карабаха, и армянской, и азербайджанской. Беженцы, согласно всем международным нормам, имеют право на возвращение и должны быть возвращены в места своего постоянного проживания. Точно так же согласно нормам международного права, страна-оккупант не имеет права менять этническую структуру населения на захваченных территориях. На практике это означает, что немногочисленные «добровольцы», «заселенцы» и т.д. переселенные на оккупированные азербайджанские земли уже после их захвата Арменией, права на участие в выборах иметь уже не будут. Точно так же, как и возможности легализации своей «собственности» на дома, землю и т.д., предоставленные им оккупационным режимом в Ханкенди.

Возможно, конечно, что организовать массовое возвращение беженцев, с учетом того, что в Карабахе разрушена инфраструктура и т.д., в столь короткие сроки, каких требует проведение выборов местных органов власти, будет просто физически невозможно. Но в Азербайджане с его мажоритарной выборной системой действуют избирательные структуры районов, ныне находящихся под армянской оккупацией, со всей системой регистрации избирателей и т.д. Этим структурам вполне по силам, под контролем международных наблюдателей, провести «азербайджанскую» часть выборов органов власти. 

Плюсы такого урегулирования очевидны. Исчезает угроза войны. Азербайджан получает мир, восстановление своей территориальной целостности и возвращение беженцев. Армения получает мир и долгожданное разблокирование коммуникаций. Карабах, включая армянскую общину — мы прекрасно понимаем, что господина Марукяна в первую очередь волнует ее положение — получает мир, безопасность, легальный правовой статус, инвестиции и развитие.

Конечно, это не совсем то, что обещали с митинговых трибун в Ереване. Но…будем реалистами: армянские притязания на Карабах превратились в утопию уже после того, как СССР распался, Азербайджан и Армения были признаны ООН в существующих границах. Тем более они не имеют шансов на реализацию сегодня, с учетом нынешнего расклада сил и на дипломатической арене (о чем напомнили Джордж Кент, Ричард Миллс и т.д.), и в военно-силовом «прочтении». Но этот план позволит и гражданам Армении, и армянам — жителям Карабаха спокойно жить своей жизнью, со всеми правами, легальным статусом, возможностями для личного развития. Установки же насчет «вот придут такие-сякие турки и устроят «геноцид»» лучше оставить для малоадекватных «пятиминуток ненависти» и их участников. Просто вспомним: ныне покойный Шарль Азнавур называл происходящее в Армении, с ее вялотекущей экономической катастрофой и опустошающей миграцией, «белым геноцидом» и предупреждал, что уже очень скоро страна может превратиться в «пустую раковину». Так что еще немного того «самоопределения», о котором так легко и приятно рассуждать с митинговых трибун — и армян в Карабахе, да и в самой Армении просто не останется.

Но, к сожалению, такой план в Армении готовы принять далеко не все. Во всяком случае, Никол Воваевич Пашинян, и.о. премьер-министра Армении, в очередной раз подтвердил, что к реальным компромиссам его страна не готова. «Очень часто представители международного сообщества или на разных переговорах мне задают вопрос о том, готова ли Армения к компромиссам. Я обычно даю следующий ответ на этот вопрос: «А готов ли Азербайджан к компромиссам?» Я не считаю, что Армения должна первой ответить на этот вопрос, и почему-то, после избрания на пост премьер-министра Армении, я чувствую, что существует такая логика, что не знаю, кто и где решил, что первой на этот вопрос должна ответить Армения. Армения не собирается первой отвечать на этот вопрос» — разглагольствовал он в посольстве Армении в Ливане, добавляя, что «народ «Арцаха» имеет решающий голос в этом вопросе». И наверняка сорвал аплодисменты аудитории, Только вот…задумался ли, чем может закончиться для его страны такое вот «истинно карабахское упорство»?

Так что здесь, возможно, надо вспомнить, что слово «премьер» имеет несколько значений. чаще всего употребляется в значении «глава правительства», но так называют еще первого танцовщика в балете или первый мужской голос в опере. Так что Николу Воваевичу просто надо решить, какой именно он премьер и что его интересует —аплодисменты и восторг фанатов или же реальное управление страной. Для которой решение конфликта в Карабахе, пусть и не по сценарию «армянской мечты», превращается в вопрос выживания.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az