Его поездки в Москву и Ханкенди могут иметь и «карабахский», и «внутриполитический» подтекст

На излете СССР советские острословы придумали всем вождям СССР эпитеты, начинавшиеся на букву «Т»: Ленин — «теоретик», Сталин — «тиран», Хрущев — «тупица», Брежнев — «турист», Андропов и Черненко — «живые трупы», Горбачев — ну конечно же, «трезвенник».

Нынешний президент Армении Армен Саркисян тоже вполне заслуживает определения «туриста». Армянские СМИ регулярно сообщают о его зарубежных поездках — по сути дела одной строкой. А уж нашумевшая фотография Армена Саркисяна в США, у памятника Теодору Рузвельту, во главе небольшой депутации и с группой «рейнджеров», которые следят за порядком в национальных парках США, расставила все точки над i.

Но теперь визиты Армена Вардановича сначала в Москву, а затем в оккупированный Ханкенди приобрели совершенно новое «прочтение». Сначала выяснилось, что на минувшей неделе президент Армении посетил Москву, где встречался с главой МИД России Сергеем Лавровым и его заместителем Григорием Карасиным. По сведениям «Коммерсанта», сообщившего об этих переговорах, в центре внимания были российско-армянские отношения, ситуация в Армении накануне возможных парламентских выборов и, конечно же, «судебный наезд» Пашиняна и его «команды» на действующего генсека ОДКБ Юрия Хачатурова. Упоминалось ли на переговорах имя Роберта Кочаряна, неизвестно, однако наблюдатели тут же напомнили: после того, как второй президент Армении оказался в СИЗО в качестве подозреваемого по делу о трагических событиях 1 марта 2008 года, Сергей Лавров весьма жестко одернул «ереванцев», причем сделал это не в режиме конфиденциальности, а открыто, «на камеру». Была ли затронута в ходе переговоров тема урегулирования конфликта из-за Нагорного Карабаха, также не уточняется. Сам Саркисян от подробностей и комментариев воздержался, ограничившись лишь фразой, что в Москве «приятный ужин был».

Однако вскоре после Москвы Армен Варданович отправился в оккупированный Ханкенди — на ярмарку «Праздник урожая».

И вот тут армянские эксперты встрепенулись: а может, обсуждал Армен Варданович в Москве в первую очередь Карабах? И там были высказаны некие новые идеи? А в Ханкенди президент Армении не только беседовал с фермерами, но и обсуждал с Бако Саакяном этот самый новый план? Идет ли речь о реанимации того самого «плана Лаврова», который предусматривал освобождение не то трех, не то пяти, не то аж семи районов?

Казалось бы, все вполне логично. Николу Пашиняну остро необходима не столько даже пауза, сколько «страховка» на карабахском направлении, пока он занят внутриполитическими «разборками». Тем более что на внутриполитическом поле Армении наступил, как говорил популярный в советские годы спортивный комментатор Константин Махарадзе, «опаснейший момент». Пашинян на волне народных протестов занял кресло главы правительства, и ему очен хочется показать, как неправы все те, кто считает его «кратковременной фигурой» на политическом Олимпе. Но при этом «народно-революционный премьер» не может не понимать, насколько шатким остается его положение, особенно при «нелояльном» парламенте, большинство в котором принадлежат РПА. Которая уже продемонстрировала свою силу, почти что протащив через Национальное собрание законопроект, который существенно затруднял проведение вожделенных досрочных выборов. У Пашиняна вроде бы есть «план В», согласно которому, он подает в отставку, парламентские фракции не выдвигают других кандидатов, нового премьера избрать не удается, и Национальное собрание Армении распускается, но вот вариант этот слишком рискованный хотя бы потому, что депутаты могут взять и выдвинуть нового кандидата в премьеры и даже проголосовать за него. Пашинян в этом случае тоже может бросить клич своим сторонникам, но, во-первых, революционного пыла за это время в Армении поубавилось. А во-вторых, нет уверенности, что и на сей раз в дело не вмешается Россия со своим солидным вооруженным «кулаком» в Армении. На первой волне армянской революции Никол Воваевич еще мог на конфиденциальных встречах с российскими дипломатами заверять, что он будет вести себя хорошо, но теперь, после судебной атаки на Юрия Хачатурова и недвусмысленного «подзатыльника» от Лаврова, который прямо обвинил новое руководство Еревана в нарушении договоренностей, прежней уверенности в российском нейтралитете у него уже нет, а проверять «методом тыка» тоже рискованно. У Никола Воваевича есть свой «силовой козырь» в лице выпущенных из тюрьмы террористов «Сасна Црер», но они могут обеспечить ему победу над охраной «олигархов», но не в случае схватки с российской военной полицией, не говоря уже о регулярных подразделениях или тех же коллективных силах оперативного реагирования. Которые и создавали для противодействия «цветным революциям».

А это уже диктовало Пашиняну вполне понятный план действий: сделать этакий «дипломатический подход» на встрече в Душанбе, продемонстрировать готовность к диалогу и, убедившись, что на фронте установилось относительное затишье, заняться внутренней политикой.

Но небезынтересно и другое. О том, что переговоры с Азербайджаном будет вести не премьер-министр Армении, а ее президент Армен Саркисян, ереванские эксперты впервые заговорили еще в конце июня — начале июля 2018 года. Ереванская «Грапарак», о чем тогда рассказывал Minval.az, даже сообщила, что Армен Варданович вообще собирается прилететь в Баку.

Уже тогда высказывалось и множество доводов в пользу такого выбора. Армен Саркисян — политик куда более опытный, чем Никол Пашинян. За время работы послом Армении в Лондоне он понабрался и дипломатического политеса, и связей. Утверждали, что он консультировал нефтяной гигант ВР. Наконец, он выдвиженец «карабахцев», и ему будет куда легче договориться с Бако Саакяном и т.д.

Но уже тогда высказывались и сомнения. Во-первых, в Армении у президента не так много полномочий. К тому же весь Ереван шептался о том, как разошлись взгляды Пашиняна и Саркисяна на внешнюю политику. Более того, в атаке на Амулсарский рудник усматривали подрыв бизнес-интересов премьер-министра. К тому же Саркисян для Пашиняна — уходящая натура.

И самое главное, и тогда, и сейчас нет никаких признаков, что Пашинян готов к реальным компромиссам в Карабахе. И провокационное «миротворчество» его супруги, и выход на политическую авансцену тех же боевиков «Сасна црер» с их обещанием устроить автопробег в Карабах — тоже информация к размышлению. А без компромиссов переговоры невозможны. И тут уже трудно исключать, что, выдвигая на первый план Армена Саркисяна, Никол Пашинян заодно готовит и пути к отступлению и отказу от договоренностей: в этом случае уже укрепившийся у власти премьер может обвинить президента в том, что он «неправильно» договорился, слишком много уступил и т.д., и просто пожертвовать им для внутриполитического спокойствия. Тем более что в число сторонников Пашиняна Саркисян не входит. В общем, «помер Максим — и черт с ним».

Только вот такого рода «обманные маневры» могут сработать на внутриполитическом поле Армении, но никак не на линии фронта. Где попытки Никола Пашиняна заменить переговоры мошенничеством только приближают силовой вариант.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az