«Я носил форму сборной Германии с огромной гордостью и огромным волнением, но теперь всего этого нет… Расизм неприемлем ни при каких обстоятельствах», — эти слова 29-летнего полузащитника  лондонского  «Арсенала»  Месута Озила  произвели эффект разорвавшейся бомбы. По сути, теперь уже бывший футболист сборной ФРГ сказал о том, о чем предпочитают молчать миллионы политиков, общественных деятелей и рядовых обывателей по всему миру. Он указал на то, что в Германии существует расизм.

И тут я позволю себе небольшой экскурс в историю.   Немецкий  поэт, драматург и национал-социалист Ганс  Иост является  автором пьесы «Шлагетер». У пьесы было посвящение: «Написано для Адольфа Гитлера, с трепетным благоговением и неизменной преданностью». На премьере пьесы в Берлине (1933 г.) присутствовал рейхсминистр народного просвещения и пропаганды Йозеф Геббельс.

Да, в конечном итоге, в 1949 году Йост был признан причастным к преступлениям нацизма и приговорен к тюремному заключению с конфискацией имущества. Но дело его, как выясняется, живет. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить  фразу из пьесы «Шлагетер»: «Когда я слышу слово «культура», я снимаю с предохранителя свои револьвер». Эта фраза – отрицание гуманистической  ценности  культуры и ее общественной роли.

Мультикультурализм — одна из тех самых ценностей культуры, точнее — слияние всех культур в одну. Всех, в том числе и турецкой культуры, носители которой стремятся  интегрировать в общество страны своего проживания, быть ее неотъемлемой частью. К тому же стремился и турок Месут Озил, который родился в Гельзенкирхене — одном из центров тяжелой промышленности Рурской области на западе Германии.

В годы своего  футбольного взлета Месут Озил превратился в символ успеха интеграционной политики Германии и любимца национальной сборной.  Та же Ангела Меркель восхваляла его как первого немецкого «мультикультурного» футболиста мирового уровня. То есть, когда немецкой политической элите было выгодно, она использовала турка Озила в своих целях. Но, все это вовсе не означало то, что Месут стал для немецких политиков своим. Нет, он был и остается для них чужаком. И вся эта фальшь в их заявлениях стала очевидной ныне, после того, как в ФРГ начали настоящую охоту на Озила.

Формальным подом для травли стала фотография Месута Озила с президентом Турции Эрдоганом . Она появилась в соцсетях в мае, когда президент Турции находился с визитом в Лондоне. Фото вызвало бурю возмущения в немецкой прессе, тут же поставившей под вопрос лояльность Озила и целесообразность включения его в сборную Германии. Более того, Месут Озил был срочно вызван тренером сборной Йоахимом Лёвом из отпуска в Берлин и был вынужден оправдываться, объясняя, что фото с Эрдоганом — никакое не политическое заявление, а лишь дань уважения родине его предков.

Ситуация стала просто невыносимой после провального выступления сборной Германии на чемпионате мира.  Немецкая  федерация футбола принялась  оправдываться и… вспомнила об истории со злополучной фотографией Озила с президентом Турции.  В итоге, президент Немецкого футбольного союза Райнхард Гриндель вновь призвал Озила объяснить, зачем он снимался в компании Эрдогана. Месут совершенно справедливо оценил это как попытку свалить на него ответственность за неудачное выступление сборной и сделать его козлом отпущения.

И он сделал свое знаменитое заявление, указав на расизм, на дискриминацию по национальному и религиозному признаку со стороны руководства немецкой футбольной Федерации. Руководителем которой, замечу к слову, является тот самый  Райнхард Гриндель, который  в свою бытность членом парламента заявлял, что мультикультурализм — это миф и что немецкие города чересчур исламизированы.

«В 2010 году я получил премию «Bambi» как пример успешной интеграции в немецкое общество, в 2014 году я получил «Серебряную лавровую ветвь» от Федеральной Республики Германия, в 2015 я был футбольным послом Германии. Но я явно не немец?» — вопрошает Озил. И приводит примеры личных оскорблений со стороны немецких политиков правого толка , в итоге заключая: «Эти люди использовали мое фото с президентом Эрдоганом как возможность выразить свои доселе скрытые расистские настроения, и это опасно для общества»…

Конечно, тот же Гриндель пытается ныне неуклюже оправдаться, но по сути он жаждет лишь замять скандал,  вскрывший то, что ранее долго замалчивалось. Кроме того, Гриндель пытается дезавуировать самого себя, ранее отрицавшего существование мультикультурализма и спекулировавшего на теме «исламизации Европы». И его слова, замечу, мало чем отличаются от тех, что звучали в пьесе Иоста «Шлагетер».  Допускаю , что рука Гринделя также  тянется к пистолету, но только тогда, когда он слышит слово мультикультурализм.

Данный случай доказывает, что в Германии, а шире — и в Европе — процветает нетерпимость к носителям мусульманской религии. Достаточно вспомнить Андерса Брейвика,  который был организатором и исполнителем теракта в Осло, в результате которого  погибло 77 человек и 151 получил ранения.  Брейвик ведь заявлял о ненависти к современным мультикультуральным системам и к мусульманам, которые, по мнению этого террориста, разрушали норвежское общество, прикрываясь европейскими паспортами.

Попытайтесь найти большие различия между заявлениями Брейвика и Гринделя о мультикультурализме и мусульманах. По сути, все они весьма созвучны тем, что звучали в пьесе «Шлагетер» национал-социалиста Ганса Иоста. Но об этом вряд ли напишут ведущие немецкие СМИ. Им проще поливать грязью Месута Озила,  который всего лишь сделал фото с президентом страны,  являющейся Родиной его предков.

И в этой связи вынужден напомнить еще кое о чем. Дело было 9 сентября 1999 года. В тот день тогдашний президент Армении Роберт Кочарян вручил армянские паспорта двум игрокам сборной Франции — Юрию Джоркаеффу и Алену Богосяну.  Повторяю — не сфотографировался с ними в третьей стране, а вручил паспорта Армении. И никто не стал устраивать травлю против двух этих футболистов сборной  Франции армянского происхождения. Ни тогда, ни сейчас, когда Кочаряна называют кровавым диктатором и убийцей уже в самой РА. Это и есть пресловутые двойные стандарты — категория столь же неистребимая, как европейский расизм.

Акпер Гасанов

Minval.az