Упустив шанс на мирное урегулирование, Ереван может столкнуться с самыми тяжелыми последствиями для себя 

На свете есть безошибочно узнаваемые шедевры живописи: «Мона Лиза» Леонардо да Винчи, «Сикстинская Мадонна» Рафаэля, «Ночной дозор» Рембрандта…В их числе, без сомнения, и поражающее своей экспрессией полотно Карла Брюллова «Последний день Помпеи». Гибель этого античного города в результате извержения Везувия — возможно, самый известный, но, к сожалению, далеко не единственный прецедент гибели целого города в результате извержения вулкана. Чуть больше 100 лет назад извержение вулкана Мон-Пеле на острове Мартиника погубило город Сен-Пьер — вместе с жителями. Исландскому острову Хеймаэй повезло больше: когда началось извержение вулкана, людей успели эвакуировать, но город был засыпан вулканическим пеплом практически «по крыши». Лава сожгла город Плимут — столицу острова Монсеррат. Казалось бы, жить у подножия вулкана — безумие. Но уже давно известно: вулканический пепел и лава, разрушаясь, создают весьма плодородную почву, вокруг вулкана вырастает пышная растительность, а люди привыкают ко всему. В том числе к мелким землетрясениям, к облачку на «срезанной» вершине горы, даже к огненным ниточкам лавы, изредка протягивающимся от ее вершины, особенно если все это хоть и на расстоянии прямой видимости, но все же не на пороге дома.

И точно так же люди привыкают и к войне. Особенно если масштабных боевых действий как бы не ведется. Только вот война от этого не перестает быть войной.

Между войной и переговорами

На Южном Кавказе вновь заговорили об опасности возобновления боевых действий между Арменией и Азербайджаном. Напомним: в докладе «Всемирная оценка угроз», опубликованном директором Национальной разведки США Дэниелем Коутсом, в числе прочего, указывается, что напряженность вокруг Нагорного Карабаха может перейти в крупномасштабный военный конфликт между Арменией и Азербайджаном, и в этот конфликт может втянуться Россия — для оказания поддержки своему региональному союзнику. По мнению авторов документа, «нежелание обеих сторон идти на компромисс, усиление давления со стороны, стабильная военная модернизация Азербайджана и приобретение Арменией нового российского оружия в 2018 году могут привести к крупномасштабным боевым действиям».

Доклад американкой разведки — это, строго говоря, не ответ на вопрос, мира или войны следует ждать в Карабахе. Задача этого документа совсем другая — обозначить, какие «точки» на карте мира, условно говоря, могут стать «горячими» и где может вспыхнуть война. То, что Карабах здесь в зоне риска, ни для кого, в общем-то, не секрет. И не надо быть провидцем, чтобы понять: если войска одной страны оккупируют территорию другой — это всегда несет в себе опасность будущей войны. Более того, эксперты уже говорят о возможном проецировании на Южный Кавказ и внерегиональных процессов — к примеру, напряженности на Ближнем Востоке.

По логике вещей, осознание опасности будущей войны должно бы подстегнуть переговорный процесс. Где уже логично ожидать и новых идей, и «прорывов». Во всяком случае, на этом фоне депутат Милли Меджлиса Азербайджана, политолог Расим Мусабеков в интервью агентству АрмИнфо изложил свое видение возможного компромисса по Карабаху. Отметив, что перенос президентских выборов в Азербайджане с октября на апрель 2011 года призван не позволить затянуть паузу в карабахском урегулировании, политолог изложил и свое видение возможного компромисса. По словам Расима Мусабекова, «сразу же с принятием «рамочного соглашения» осуществляется освобождение на первых порах 2-3 районов, вкупе с миротворческой операцией и открытием коммуникаций Азербайджана и Турции для Армении. Это не так уж мало, если принять во внимание, что Армения может получить железнодорожный выход через Турцию в Европу и Ближний Восток, а через Азербайджан (Нахчыван) на Иран, а также на Россию, Центральную Азию и Китай. Нагорный Карабах может получить одобрение Баку на осуществление авиационного сообщения. Повышение уровня доверия и снижение конфронтационности позволит перейти к следующему шагу, в ходе которого можно согласовать промежуточный статус Нагорного Карабаха, позволяющий включить его в политический диалог и осуществлять хозяйственно-экономическую деятельность с выходом на внешние рынки. Взамен можно осуществить деоккупацию еще 2-3 районов». Проще говоря, речь идет об идее «разделить» уже известные планы урегулирования на несколько более мелких «пакетов». Или «этапов» — это уже дело вкуса.

Строго говоря, это ни в коей мере не официальный план урегулирования и не принятая сторонами «дорожная карта». Более того, Расим Мусабеков, авторитетный и уважаемый политический эксперт и депутат парламента, излагал не официальную позицию Азербайджана и даже не «утечку» о появлении чего-то такого на переговорах. Он просто высказывал свое личное мнение и собственное видение развития ситуации. И да, еще одна прописная истина. В отличие от дипломатов, у депутата парламента и политолога право на такое личное мнение есть. Плюс ко всему искушенные наблюдатели могут вспомнить, что об освобождении «двух-трех районов» в обмен на открытие коммуникаций намекали еще во время армяно-турецких переговоров 2010 года. Наконец, метод «политического зондажа» тоже изобретен не вчера и даже не на прошлой неделе. И вот этот зондаж, если он являлся таковым, уже принес результаты.

Армения: когда молчание информативнее слов

В армянском языке есть такое специфичное выражение – «азганпаст кннаркумнер». По-русски это означает что-то вроде «обсуждения во благо нации», то есть вроде бы обычные посиделки с разговорами о политике, но с небывалым патриотическим пафосом и шансом на самолюбование в стиле царя из филатовского «Федота-стрельца, удалого молодца»: «Я ж не просто балаболю — я политику веду!». Мятеж в Каталонии, отставка президента Южной Африки, повышение мировых цен на кокосовую копру — все может быть расценено как повод собирать «круглые столы» и обсуждать, как это событие может повлиять на интересы Армении. В ходе этих самых «азганпаст кннаркумнер» армянские политологи не выказывали ровно никакой способности отличить, где официальная позиция, а где -уже чьи-то фантазии. Достаточно вспомнить, как отправку армянскими лоббистами в Карабах свободно продающейся на рынке системы видеонаблюдения, предназначенной для коммерческих объектов, здесь пытались выдать за получение мифических «гарантий безопасности от США». Но интервью Расима Мусабекова в Армении ожидаемого отклика не вызвало — притом что появилось оно в агентстве АрмИнфо. И это молчание куда информативнее самых пространных комментариев. Потому как в Армении по-прежнему и слышать не желают ни о каком выводе войск с чужих захваченных земель. Здесь все еще рассчитывают как минимум легитимизировать свою оккупацию и Нагорного Карабаха, и прилегающих к нему районов, а как максимум — «прихватизировать» еще солидный кусок территории Азербайджана вплоть до Куры. И признаков, что эта истерия с территориальными аппетитами идет в Армении на убыль, не просматривается. Более того, как показали те же армяно-турецкие переговоры, в Ереване все еще не научились отличать миролюбие от страха. Здесь по-прежнему уверены, что их «маленькая, но гордая многострадальная христианская Армения» обладает на мировой арене особым статусом и находится под особым покровительством, что при любом посягательстве на интересы и аппетиты Армении за нее тут же обязаны вступиться если и не все страны мира, то уж во всяком случае те, кто в первую мировую воевал против Османской Империи…Словом, если в Азербайджане или Турции выступают с мирными инициативами, ереванским «болтающим классом» это воспринимается исключительно как результат несуществующей «политики выкручивания рук». Из чего во всем блеске местной логики делается вывод: «международное давление» сработало, теперь главное — не продешевить и «дожать». Территориальные захваты первой половины девяностых, российские «оружейные подарки», включая «Искандеры», активность «армянского лобби» — все это приятно кружит голову. Только вот…

«Иллюзия успеха» в отрыве от реальности

Здесь, пожалуй, нужно небольшое отступление. Внешнеполитический торг — особое искусство. Его успех, конечно, во многом зависит от дипломатических талантов участников. Но куда важнее личных способностей другие соображения. Здесь, предупреждают знатоки, прежде всего надо четко представлять себе расстановку сил, знать, где можно уступить, а где надо «упереться». И самое главное, не пропустить тот момент, когда визави перестанут предлагать «конфетки» и компромиссы и начнут давить. Вот и в Армении, судя по всему, еще не все взяли в толк, что расстановка сил изменилась. И не в пользу Еревана. Информацию к размышлению, кстати, дают не только апрельские бои, но и события куда более недавние. В Армении оказались не на шутку разочарованы последним заявлением сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Посредники, напомним, дежурно призвали стороны воздержаться от резких заявлений и действий. По совести говоря, Минской группе уже давно следовало бы назвать Армению агрессором. Но в Ереване явно ждали другого. Здесь были уверены, что дипломаты вслед за армянскими политиками «жестко отреагируют» на то, что Президент Ильхам Алиев напомнил о подлинной истории тех земель, на которых сегодня расположена Армения, причем сделают это максимально адресно. А сопредседатели вновь выступили с призывом к обеим сторонам.

А вот это уже для Армении весомый повод задуматься: а есть ли у Армении этот самый «особый статус» на мировой арене? Да, «двойные стандарты» в политике существуют, но, как издавна говорили в азербайджанских селах, «достаточно ли прочна эта веревка, чтобы на ней в колодец спускаться?»

Не дают прежней уверенности, как оказалось, и «оружейные подарки» России. В особенности на фоне санкций и Сирии, чей президент Башар Асад тоже в числе «клиентов» Москвы. Апрельские бои 2016 года не оставили сомнений: Азербайджан за прошедшие годы создал современную и боеспособную армию. Да, наша страна заинтересована в урегулировании конфликта и намерена использовать весь ресурс дипломатии, но урегулирования по ереванскому сценарию не будет. А вот если в Ереване будут упорствовать и дальше, то реальность военного сценария многократно возрастет. И тут уже дело вряд ли ограничится одной высотой.

Хотят ли русские войны

По логике вещей, на таком фоне в Армении давно должны были бы задуматься о необходимости компромиссов. Но тут с истинно карабахским упорством продолжают гнуть прежнюю линию. Что это — банальная «зашоренность» и неспособность адекватно среагировать на сложившуюся ситуацию? Или…

Вот это «или» и заслуживает самого серьезного разговора. Просто потому, что сегодня ключевые для судьбы Армении решения уже давно принимаются не в Ереване, а в Москве. Той самой Москве, которой ну совсем не по нраву ни «Южный газовый коридор», лишивший «Газпром» желанного статуса монополиста по крайней мере на рынке Южной Европы, ни железнодорожная магистраль Баку-Тбилиси-Карс, создавшая вместе с транскаспийской паромной переправой для стран Центральной Азии не контролируемый РФ выход в Европу, ни, наконец, сама по себе независимая внешняя политика Азербайджана. Да, в Баку согласны и готовы сотрудничать с РФ на основе взаимных интересов, но вот рихтовать свою политику под интересы Москвы во вред собственным — уже нет. И к собственной независимости относятся серьезно и с уважением. И если вспомнить, что конфликт в Карабахе с самого начала использовался Москвой как рычаг давления и на Азербайджан, и на Армению, то ситуация становится понятной. Но если в Азербайджане, несмотря на агрессию со стороны «любимого форпоста России», смогли выстроить и дееспособную экономику, и собственную государственность, то для Армении «карабахская ловушка» сработала безотказно. Стремление во что бы то ни стало удержать под контролем чужие, то есть азербайджанские, захваченные земли привело к тому, что в Ереване были готовы расплачиваться за «Искандеры», «Корнеты» и прочие «Грады» не только железными дорогами и сотовой связью, но и государственным суверенитетом. Другое дело, что об этом не объявлено официально. И Москве по-прежнему удобно — назовем вещи своими именами — вести в регионе этакую «подрывную политику» не от своего имени, а от имени Армении. Только вот «на выходе» это означает, что и все результаты такой политики Армения тоже примет на себя. А они при нынешнем раскладе, с учетом Крыма, санкций и т.д., вряд ли окажутся для нее такими уж позитивными. Но реальной возможности повлиять на ситуацию у Армении, судя по всему, уже нет.

Нурани, специально для Minval.az

Minval.az