Сегодня весь музыкальный и культурный мир вспоминает гордость азербайджанкой музыки – великого Кара Караева. 2018-й год в Азербайджане будет проходить под эгидой 100-летия великого азербайджанского композитора.

В рамках культурной программы, открывшей приуроченные к 100-летию К. Караева мероприятия, 3 февраля в Государственном Театре Оперы и Балета состоялась премьера балета «Гойя» — на музыку Кара Караева и Фараджа Караева.

Василий Медведев – хореограф-постановщик балета, уже известен зрителю государственного театра оперы и балета. В 2008 году он поставил балет «Семь красавиц», музыку к которому также написал маэстро Кара Караев. Впоследствии, этот спектакль получил высшую азербайджанскую театральную премию «Зирвя», учрежденную Министерством культуры и туризма, и в феврале 2011 года был показал на сцене Большого театра в Москве.

Уникальное и яркое либретто было написано специально по заказу руководства театра оперы и балета известной писательницей Яной Темиз, автором нашумевших романов «Приют для перелетных птиц» и «Алиби для Алины» и «Рай на земле».

Балет «Гойя» одноактный (40 минут), но постановщикам удалось гармонично уместить в одном акте шесть пронзительных сцен, рассказавших о жизни, любви и болезни великого испанского художника.

Оригинальным спектакль был с самого начала: в ложах был размещен хоровой состав, одетый в черные костюмы, со свечами. Хористы исполнили молитву «Аве Мария», под которую медленно открылся занавес и зритель погрузился в атмосферу волшебной феерии, причем, волшебства, порожденного болезненными образами, роящимися в воспаленном воображении великого Гойи – одного из самых загадочных творцов в истории мировой живописи.

Скорее всего, авторы хотели рассказать зрителю не столько о последних днях гения, сколько о страшном периоде жизни, когда Гойя отправился в Кадис, где перенес неожиданную и загадочную болезнь. Некоторые исследователи полагают, что причиной этой болезни могли стать сифилис или отравление ядом. Как бы то ни было, Гойя был парализован и частично потерял зрение. Несколько месяцев художник провел на грани между жизнью и смертью. Именно в этот период были написаны его лучшие работы – офорты «Капричос», состоявшие из 80 картин.

Обстановка, созданная режиссером-постановщиком балета, вернула меня в Сарагосу – на родину великого мастера, в его дом-музей, где все его офорты были передо мной как на ладони – в мрачной черной комнате, драпированной алым освещением и белыми пятнами неонового света над каждым офортом.

Игра свето-теней на сцене Государственного театра Оперы и Балета, задуманная постановщиками, являлась определенной темой, своеобразным и страшным лейтмотивом страданий больного художника, окруженного созданными его собственным разумом чудовищами.

Зритель проникся неистовой игрой, лавированием Гойи (Анар Микаилов) по краю бездны, яростной попыткой сжиться с демонами, пожирающими душу и разрушающими плоть.

Спектакль был пронизан пронзительными сценами любви и страсти. Великолепная герцогиня Коэтана Альба (заслуженная артистка Нигяр Ибрагимова) представляла на сцене тройственность: любовь, ревность и сладострастие. В истории Каэтана более всего известна как покровительница и муза великого художника, хотя ей приписывали и любовную связь с Гойей.

Кошмар являлся художнику в образе страшного Инквизитора, словно восставшего из глубин Ада (заслуженный артист Макар Ферштандт). Королеву – образ богатства, успеха и абсолютной власти танцевала Аян Эйвазова — бронзовый призер международного конкурса артистов балета в Германии.

Прекрасные декорации, тонко продуманные постановщиками, дополняли развернувшуюся на сцене драматичную феерию. Декораторы представили самые известные картины Гойи (в том числе и обеих Мах – одетую и обнаженную), его офорты «Крон, пожирающий своих детей», «Ведьма» и «Санбенито». Главной декорацией являлось большое полотно, на котором был изображен главный офорт из серии «Капричос» «Сонм разума порождает чудовищ» — как апогей, наивысший предел воспаленного сознания больного художника.

Стоит отметить отличную работу костюмеров: необычные наряды, максимально приблизившие зрителей к страшной эпохе инквизиции, свирепствующей в Испании во времена Гойи, были весьма убедительны и эпатажны. Очень понравилась задумка со шляпой художника, украшенной свечами. Тут авторы постановки скорее всего, воспользовались идеей режиссера Милоша Формана, который представил аналогичный головной убор в своем гениальном фильме «Призраки Гойи».

Ну, и, конечно же, прекрасная игра симфонического оркестра театра Оперы и Балета под руководством заслуженного артиста Азербайджана дирижера Эйюба Гулиева подарила зрителям радость слышать музыку великого азербайджанского композитора.

Стоит отметить, что инициатором постановки на бакинской сцене балета «Гойя» является дочь маэстро Кара Караева – Зулейха Багир, которая была хозяйкой вечера вместе с супругом Эльшадом Багировым – известным музыкантом.

Зулейха ханум рассказала, что в рамках культурных мероприятий, приуроченных к 100-летию маэстро, проводится очень напряженная масштабная работа. Кроме того, балет «Гойя» на азербайджанской сцене был поставлен впервые, и работать с ним пришлось долго и кропотливо.

Кстати, хорошая новость для тех, кто желает посмотреть волшебную феерию еще раз: спектакль уже внесен в репертуар государственного академического театра оперы и балета. И я просто уверена, что он всегда будет проходить в режиме аншлага.

Яна Мадатова

Minval.az