14877900_10154669147944133_1324487289_n

Эксперт Нариман Агаев о том, почему государству необходимо создавать 120 тыс. рабочих мест ежегодно, а гражданам – не платить за заполнение бланка в агентствах по трудоустройству

В январе 2016-го года министр труда и социальной защиты населения Салим Муслимов сделал заявление, что в Азербайджане на 30-40 процентов будет повышен размер пособия по безработице, ибо Президент Азербайджана Ильхам Алиев дал соответствующие поручения. Министр также подчеркнул, что необходимо не допустить в стране стагфляцию: власти должны предпринять все меры для того, чтобы снижение производства, рост безработицы и инфляция не произошли одновременно. Слова министра звучали обнадеживающе, и многие, кто прочел эту информацию в СМИ, заранее обрадовались. Особенно безработные граждане. Ведь не секрет, что по состоянию на 1 сентября этого года в стране 34,4 тысячи человек имеют статус безработных. 37,8% из них – женщины.

Но статистика учитывает только зарегистрированных граждан. А потому количество безработных в Азербайджане гораздо больше. И если учесть, что страна находится в состоянии экономического кризиса, их число угрожающе растет. Закрываются объекты малого бизнеса, сокращаются рабочие места (и оплата труда).

Есть еще несколько важных причин, из-за которых люди остаются за бортом.

В связи со всей этой информацией, сотрудница сайта Minval.az побеседовала с Нариманом Агаевым главой центра исследований устойчивого развития, который ответил на ряд вопросов, связанных не только с вышеуказанным фактом.

— Январское выступление – ни что иное, как обычный прогноз года. Министр не мог тогда знать, каким будет уровень инфляции в Азербайджане. Но у нас уже обсуждается закон о страховании безработицы. Если этот закон вступит в силу, и будут еще поступления в Фонд, господин Муслимов может поднять планку пособия по безработице, но для этого – опять же – необходим Указ Президента. Думаю, что во втором квартале следующего года этот Указ все же будет – с учетом инфляции, по итогам 2016 года.

— Насколько вам известно, в Азербайджане очень много предприятий, которые работают по принципу черной и белой бухгалтерии. По законодательству, этих работодателей наказывают крупным штрафом. Наказывают ли действительно у нас наказывают?

— Во всех странах постсоветского пространства (кроме Прибалтики и Грузии) эта практика уже превратилась в своеобразную норму. Уход от налогоображения и скрытие прибыли – вот по каким статьям обычно наказывают таких предпринимателей. Думаю, что постепенно (лет эдак через 30) мы придем к искоренению этой проблемы. Теневая экономика – это спрут, с которым очень тяжело бороться. И потому государству надо бросить все силы для ее искоренения.

— Что, по-Вашему, способствует росту теневой экономики? Неужели нечистоплотные работодатели не боятся закона? Ведь Закон для всех одинаков.

— Я скажу так: не сколько они боятся закона, сколько сами люди создают благоприятную почву для беззакония. Нельзя так халатно относиться к сомнительным предложениям подобного рода. Ведь любой из нас рано или поздно должен получать свою законную пенсию.

— Да, но для того, чтобы получать пенсию, нужно еще суметь устроиться на работу, а как мы уже отметили выше, сегодня с рабочими местами в стране конкретная напряженка. Очень хотелось бы задать вам вопрос относительно прозрачности деятельности агентств по трудоустройству.

Не секрет, что 60% фирм по найму рабочей силы – афера чистой воды. В некоторых случаях фирмы по трудоустройству не оправдывают ожиданий: предлагают малооплачиваемые вакансии, тянут время или не звонят вовсе. А иногда бывает и так: сотрудники агентств договариваются с работодателями, человек принимается на работу и получает свою первую зарплату — но без заключения трудового договора, потому что проходит так называемый «испытательный срок». Фирма получает с него свои 40-50% (или первую зарплату целиком, смотря как договорятся). А потом человека с работы увольняют под предлогом того, что он, якобы, не прошел испытательного срока. Некоторые действуют еще наглее — берут деньги за гарантию устроить в крупную компанию. «Липовое» кадровое агентство все время создает видимость деятельности: запрашивает паспортные данные, приглашает на собеседование, составляет совместно с кандидатом резюме. Но работу такое «агентство» так и не находит, и кандидату остается только махнуть рукой. Есть компании, которые предлагают своим клиентам за небольшую сумму разослать его резюме по существующим вакансиям. Скажите, насколько сегодня актуальны эти агентства, и нельзя ли их за ненадобностью просто упразднить?

— Упразднить агентства по трудоустройству мы не имеем права, потому что это один из видов предпринимательской деятельности. Вопрос в том, как они работают. Если эти агентства вступили в заранее спланированный преступный сговор с предпринимателем, то это уже расценивается как преступная группировка и, соответственно, за это и директора агентства, и самого предпринимателя строго накажут. И потом, человек не должен платить за заполнение бланка. Ведь если он безработный – откуда у него средства? Руководство агентства должно это понимать. Если же это политика агентства, то они обязательно должны выдавать чек. Иначе требование денег с человека расценивается в уголовном Кодексе как вымогательство. Если же человек все же платит эти деньги и не требует чек, значит он вступает в добровольную связь с аферистами и мошенниками. А еще лучше будет, если все эти агентства – что маклерские, что по трудоустройству – перейдут на электронный формат, чтобы любая вакансия регистрировалась. Если работодателю нужен тот или иной сотрудник, он просто делает заявку, и ему присылают ряд предложений по разным людям – с учетом их профессионального опыта. Госсотрудники службы занятости не до конца исполняют свою работу, и этим пользуются некоторые предприниматели. Как говорится, свято место не бывает пусто. Как только появляется малейшая лазейка – они уже тут как тут.

— Скажите, а кто должен проверять эти агентства? Трудовая инспекция, к примеру?

— Само собой. Но в первую очередь – налоговая инспекция. И правоохранительные органы. Скажу больше: деятельность агентств по трудоустройству периодически обязана проверять прокуратура – в рамках предупреждения роста преступности и правонарушений в сфере оказания услуг потребителю.

— Сейчас я повторю знаменитую фразу Джека Лондона: «работа – это кость». И в условиях жесткого экономического кризиса за эту кость происходит грызня. Люди в страхе потерять работу, согласны на все. А тем более, когда на горизонте 40 лет. Ведь Вам известно, что людям после 40-ка в Азербайджане очень тяжело найти работу.  Кстати, а почему? Ведь чем человек старше – тем статус его как сотрудника возрастает, а у нас в Азербайджане почему-то все происходит с точностью наоборот: чем человек старше, тем скорее его выбрасывают за борт. Да и вообще, объявления о найме пестрят своеобразными маразмами: требуется бухгалтер до 35 лет, например.

— Это, прежде всего, издержки психологии предпринимателя. Не только возраст, но и гендерное неравенство. Некоторым работодателям выгодно взять на работу мужчину, нежели женщину, потому что в этом случае не придется оплачивать декретный отпуск. И я не покривлю душой, если скажу, что эта проблема сегодня имеет характер мировой. Пока существует такое понятие как коррупция, такие факты будут.

— Нельзя ли устранить проблему возрастного барьера при приеме на работу на законодательном уровне? Ведь человек должен обеспечивать семью. А как же он сможет это сделать, если грань его возраста уже неформально подошла к «критической отметке»?

— Не так давно я и сам прочел объявление о том, что на работу требуется сотрудник до 25 лет – с высшим образованием, с совершенным знанием английского, русского и азербайджанского языков и компьютерных программ. Я еще подумал, что, наверное, даже не все разведчики имеют подобные навыки.  Согласен, что дискриминация по возрастному принципу — это грубейшее нарушение закона. Главными критериями при приеме на работу должны быть профессиональные качества, психологический портрет, к примеру. А возрастные критерии рассматриваются только в том случае, если это предприятия, связанные с повышенной группой риска: шахты, метрополитен, высотные линии. При приеме на такие рабочие места возраст и состояние здоровья – главные критерии. Еще существует верхний предел возраста – соответственно выхода человека на пенсию.

Но и тут нужно уметь видеть положительную динамику: человек не должен опускать руки, и предпринять попытку работать на себя, заняться предпринимательством. Пусть продает свои знания и опыт.

— Но вы же прекрасно знаете, что положение с малым бизнесом в Азербайджане сегодня аховое – несмотря на распоряжение Президента – не мешать предпринимателям. И не секрет, что распоряжение Главы государства его чиновники поняли шиворот-на-выворот. Но вернемся к рабочим местам. По словам С. Муслимова, в Азербайджане создан миллион рабочих мест. Многие граждане, кто прочел эту информацию в СМИ, считают этот миллион мифическим. Скажите, насколько информация, озвученная министром, соответствует действительности?  

— За 10 лет – да. Был создан этот миллион. Послушайте сентябрьское выступление И. Алиева на расширенном заседании Кабинета Министров. И еще: не все открывшиеся рабочие места – постоянные. Есть еще и временные, сезонные. Из миллиона открытых рабочих мест около 300 тысяч мест были временными. Ежегодно в наши средние школы поступает от 130 до 145 тысяч детей. Из них 25-30 тысяч поступают в вузы. Остается 100 тысяч. Из них я минимум 60 тысяч отделяю, потому что девочки чаще всего не работают, выходят замуж. А потому ежегодно нам необходимо создавать 65-70 тысяч рабочих мест. А если учесть и проблему безработицы прошлых лет, то и все 120 тысяч – ежегодно. Государство обязательно должно создавать резерв рабочих мест. Только в этом случае ситуация может переменится в лучшую сторону.

Беседовала Яна Мадатова