400478720

Глава исследовательского центра «Атлас», политолог Эльхан Шахиноглу в интервью Minval.Az рассказал о том, почему переговоры по Карабаху в американском Ки-Уэсте провалились, США не введут санкции против Азербайджана и Кремль не позволит Вашингтону в одиночку заниматься посредничеством в решении конфликта.

– Эльхан бей, президент Ильхам Алиев в поздравлении с днем рождения своему американскому коллеге Бараку Обаме отметил, что Азербайджан возлагает большие надежды на усиление роли Соединенных Штатов, как сопредседателя Минской группы ОБСЕ, лично хозяина Белого Дома для быстрого и справедливого решения карабахского конфликта. Означает ли это, что в решении конфликта Ильхам Алиев надеется на Вашингтон?

– В этом письме Ильхама Алиева Бараку Обаме нет ничего нового на счет Карабаха. Месяц назад Ильхам Алиев отправлял Бараку Обаме поздравительное письмо по случаю Дня независимости США. В том письме президент также подчеркнул, что возлагает надежды на усилие роли Соединенных Штатов, как сопредседателя Минской группы ОБСЕ, и лично на американского президента. Это стандартные фразы. Я не стал бы делать из этого далеко идущих выводов.

 

– Верите ли вы в то, что президент Обама активизирует свои усилия для решения карабахского конфликта?

– Для Барака Обамы карабахский конфликт стоит на последнем месте в списке ожидающих решения проблем. В отличие от Обамы, бывшие президенты Билл Клинтон и Джордж Буш, возможно, и проявляли интерес к этому конфликту. Однако и они не настраивали своих дипломатов на решение этой проблемы. Нынешнее состояние карабахского конфликта не мешает проведению главой Белого Дома региональной политики. Вашингтон в первый и последний раз показал свои дипломатические возможности в начале 2000-х годов, когда президентствовал Джорд Буш. Тогда Госдепартамент собрал президентов Азербайджана и Армении в американском городке Ки-Уэст (штат Флорида). Целью являлось подписание мирного соглашения. На этой встрече присутствовал тогдашний госсекретарь Колин Пауэлл, но это не дало результатов.

– Как считаете, почему эта встреча оказалась безрезультатной?

– Потому что предложенный Вашингтоном план не соответствовал интересам Азербайджана.  До этой встречи в Ки-Уэсте президенты Азербайджана и Армении встречались в Париже. Тогдашний президент Франции Жак Ширак тоже предложил свой план решения карабахского конфликта. Однако и этот план не соответствовал нашим интересам, потому что Азербайджан взамен на освобождение своих земель должен был дать согласие на проведения референдума в Нагорном Карабахе. Понятно, что это значило для нас. В этом смысле план Вашингтона не сильно отличался от плана Парижа.

– Выходит, и Париж, и Вашингтон сказали «нет» Баку…

– Да, тогдашний президент Азербайджана Гейдар Алиев принимал участие в переговорном процессе вплоть до последнего раунда, как в Париже, так и в Ки-Уэсте, но в итоге не согласился с содержанием предложенных документов. По имеющейся у меня информации, в этом процессе сыграл роль и Ильхам Алиев. Хотя в то время он и не был президентом, но будучи приемником на этом посту покойного президента, уже начал активно участвовать в государственных делах. Я хочу сказать, что Ильхам Алиев тоже сыграл роль в том, что документ, предложенный в Ки-Уэсте, был отвергнут. И тогда, и сейчас Ильхам Алиев заинтересован в том, чтобы перенести процесс в другую плоскость, вовсе не подписывая никакого соглашения, нежели подписать какое-либо соглашение во вред Азербайджану. Я тоже считаю, что пока у этой политики нет другой альтернативы. То есть, если в подготовленных сопредседателями документах будет указана точная дата референдума, то лучше мы продолжим затягивать период режима прекращения огня, чем подписывать такой документ.

– Когда же Вашингтон может проявить интерес к решению карабахского конфликта?

– Во-первых, даже если такой интерес возрастет, то это еще не будет означать, что очередной предложенный документ станет соответствовать интересам Азербайджана. Во-вторых, до тех пор, пока в Карабахе не начнется локальная война, Вашингтон не проявит интереса к этой проблеме.

– Если это произойдет, позволит ли Россия США заниматься посредничеством в одиночку?  

– Кремль не позволит США в одиночку заниматься посредничеством в решении карабахского конфликта на любой его стадии. Ведь Кремль считает Карабахский сепаратизм своим, как сепаратизм в Абхазии, Южной Осетии, Днестре и Донбассе, и не хочет, чтобы кто-то другой играл активную роль в этих процессах. Москва желает, чтобы Вашингтон согласовывал с ним все предложения. На самом деле, Вашингтон до сих пор не предпринимал каких-либо шагов по карабахскому вопросу, выходящих за пределы пожеланий Кремля.  Кремль знал о документе, подготовленном в Ки-Уэсте. Сейчас сопредседатели Минской Группы ОБСЕ от США координируют свои шаги с российскими коллегами.

– Россия не заинтересована в справедливом решении карабахского конфликта, а США не хотят активизировать свою роль. Как же ускорится процесс решения этого вопроса в таком случае?

– Как человек, который с 1980-х годов наблюдал и анализировал переговоры вокруг карабахского конфликта, могу сказать, что кроме нас самих, никто не ускорит решение этого вопроса. Хватило всего нескольких успешных военных операций нашей армии в начале 1990-х годов, чтобы армянские сепаратисты дали устное согласие даже на культурную автономию. Просто отсутствие монолитной власти, внутренние расколы не позволили оформить наш успех. Я не сомневаюсь, что наши успехи, которые будут достигнуты на линии фронта, снова заставят армянских сепаратистов пойти на уступки.

– Россия и США в этой локальной войне станут всего лишь наблюдателями?

– У США мало возможностей для вмешательства. Если мы начнем освобождать наши оккупированные земли в Нагорном Карабахе и вокруг него, то США не введут санкции против Азербайджана. К тому же, США вынуждены быть партнерами с Турцией. Анкара в свою очередь не позволит Вашингтону ужесточить политику в отношении официального Баку в случае начала локальных столкновений.  Главным игроком в регионе все еще остается Россия. Наши планы может нарушить только лишь Кремль. Но я полагаю, что мы не должны до конца жизни терпеть оккупацию задаваясь вопросом: «А что же подумает и как поступит Кремль». Мы не должны повторять ошибку президента Грузии Михаила Саакашвили, которую он допустил в 2008 году. Он не рассчитал как следует свои силы и захотел освободить Южную Осетию от русских «миротворцев», в результате Тбилиси надолго потерял как Южную Осетию, так и Абхазию. Наше преимущество заключается в том, что, во-первых, в Нагорном Карабахе, хоть и номинально, нет русских «миротворцев», мы будем воевать с сепаратистами, а во-вторых, мы не собираемся нападать на Армению, чтобы Москва вмешалась под предлогом защиты Еревана. Ну и наконец, наши танки и бронетехника будут ориентированы на освобождение не Ханкенди, а всех оккупированных районов вокруг Нагорного Карабаха.

Это право у нас никто не может отнять. Армянские сепаратисты и сами не готовы сражаться до последнего вздоха за Агдам, Физули и территории, на которых они никогда не проживали. Естественно, локальные столкновения – это риск, но без этого риска решение карабахского конфликта за столом переговоров закончится не в нашу пользу.

Minval.Az