Профессор Тогрул Исмаил – «Минвалу»: За погромами в Турции стоят внешние силы

Профессор Тогрул Исмаил - "Минвалу": За погромами в Турции стоят внешние силы

Минувшей ночью в ряде турецких городов прошли акции протеста и погромы против сирийских беженцев. Как сообщалось ранее, причиной стало изнасилование маленькой девочки сирийским беженцем. В результате возмущённые люди провели акции протеста в Газиантепе, Бурсе, Стамбуле. В ряде мест наблюдалось также избиение сирийцев и погромы в их объектах. Какие силы стоят за прокатившимися по Турции протестами? Были ли они стихийными или преследовали определённую спланированную цель? Прокомментировать эти вопросы Minval.az попросил турецкого политолога, профессора Университета Кахраманмараш (Турция), Тогрула Исмаила.

– Можно охарактеризовать происшедшее минувшей ночью в Турции провокацией? Если да, то кто за ней стоял?

– Давайте начнем немного издалека. Согласно астанинским договорённостям, Турция в ряде регионов Сирии проводит антитеррористическую операцию, благодаря которой удалось обуздать переселение беженцев и пресекать попытки террористов совершать свои злодеяния. Наряду с этим, был также согласован с США и Россией вопрос совместного вытеснения террористических групп от границы Турции на расстояние 30 километров. К сожалению, эти страны не выполнили свою часть договорённости, что, впрочем, не является предметом нашего разговора. Однако мало того, что договорённости не были выполнены, не исключено, что именно эти государства подстёгивают интерес различных террористических групп к регулярным провокациям против Турции.

Профессор Тогрул Исмаил - "Минвалу": За погромами в Турции стоят внешние силы

Поэтому в последнее время Турция предпочитает вести в регионе собственную политику, одно из направлений которой подразумевает достижение соглашения с режимом Асада по вопросу переселения беженцев. В Турции много беженцев из этой страны, что вызывает довольно серьёзные проблемы среди населения. Вот почему известный факт о насилии сирийского беженца к пятилетнему ребёнку лишь подлил масла в огонь.

Турецкое государство пытается реализовывать свои планы относительно беженцев, что не нравится определённым силам как в самой Сирии, так и в более отдалённом зарубежье. Плюс не стоит забывать о группах, разделяющих взгляды Курдской рабочей партии, которые при любом благоприятном стечении обстоятельств пытаются извлечь пользу из дестабилизации. Так что речь идет об откровенной провокации, учинённой сторонними силами. И свидетельством служит то, что акции протеста начались сразу во многих местах страны. Причина? Она проста: Турция принесла в регион мир и свела на нет войну. И хотелось бы также отметить, что поддерживаемая Турцией народная сирийская армия взяла под контроль места, где совершались погромы, и вывесила турецкий флаг, что означает, что наша страна вполне способна справиться и с такого рода провокациями.

– Недавно прозвучало заявление турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана о том, что Турция готова наладить отношения с руководством Сирии. Но готов ли к этому режим Асада?

– Имеются астанинские договорённости между Турцией, Россией и Ираном, предусматривающие конституционные изменения в Сирии, проведение выборов и построение более демократического режима с учётом территориальной целостности этой страны. А демократические выборы нужны для того, чтобы в них могла принять участие и оппозиция. И постепенно асадовский режим смягчается. Раньше со стороны Асада звучали довольно жёсткие заявления о том, что Турция должна покинуть регион. Но в последнее время наблюдается смягчение риторики и такого рода тематика больше не затрагивается. При этом важным остаётся подход России к вопросу. Асад здесь не играет основной роли. Гораздо важнее Россия, которая торгуется с Турцией и прибегает к разным уловкам. Позиция Турции в украинском и южнокавказском вопросах известна, и в ответ Россия ведёт свою игру уже в других регионах мира. Например, в той же Сирии или в Ливии. Такой торг ведётся постоянно — это долгоиграющий и развивающийся процесс. И потому на происшедшее нынешней ночью следует смотреть не в локальном плане, а учитывая всю конъюнктуру и происходящее в других регионах мира. Только так удастся увидеть полную картину.

– Беженцы в Турцию стали прибывать из Сирии с 2011 года, то есть с начала боевых действий в этой стране. Какова их численность в вашей стране на сегодняшний день?

– По беженцам существуют данные как официальные, так и неофициальные. С первыми можно ознакомиться на сайте Министерства внутренних дел Турции. В целом их в стране примерно 4,5 млн человек. Но согласно неофициальной статистике их гораздо больше, и особенно в таких крупных городах, как Стамбул и подобных ему. И это похоже на правду, поскольку невозможно контролировать всё на сто процентов. И потому вынуждены принимать во внимание как официальные данные, так и те, что выдают, например, оппозиционные структуры или другие специализированные социальные организации. В них разница в сторону роста числа беженцев на 2-3 млн человек.

– Сирия не сможет принять всех беженцев, и это факт. Эта страна просто не сможет этого сделать из-за своего сложного социально-экономического состояния. А Россия, как вы отметили, торгуется и ведёт свои игры. Если вопрос беженцев окончательно упрётся, то к каким крайним мерам может прибегнуть Турция?

– Турция постепенно переселяет людей на территории, очищенные от террористов. Сегодня более 900 тысяч сирийцев уже вернулись на свою Родину.

– Вы имеете в виду ту 30-километровую буферную зону, которую создала Турция?

– Нет. На этой буферной зоне террористические группы пытаются построить своё курдское этническое государство. Поднимался даже вопрос проведения референдума, что очень негативно было воспринято Турцией и в последствии он угас. Хотя он лишь передвинут на задний план, но не устранён полностью. Да, случившееся в Турции можно связать и с этим фактором, поскольку там идут реальные игры с использованием этнической карты в колоде. Игра в том, что арабов и туркменов изгоняют с мест их постоянного проживания и пытаются заменить их курдами, создать некое курдское государство. Сценарий тот же, что реализовывался некогда на Южном Кавказе с армянами, которых некогда массово туда переселяли. Проблема в том, что курды никогда не жили компактно на какой-то территории и всегда жили возле каких-то других народов. Были отдельные курдские деревни или поселки, но не больше, они терялись в массе других, где жили люди других национальностей.

Но если вернуться к вопросу расселения сирийских беженцев, то Турция размещает их на тех территориях Сирии, которые очистила своими силами, возводя для этих людей целые поселки. Причём работы ведутся под контролем и при содействии ООН.

– Турция осуществляет эти работы за счёт собственных средств или привлекает финансирование извне? 

– Частично за счёт собственных средств, частично благодаря донорской помощи извне или финансированию по линии ООН. Ведь большая часть этих переселенцев находится под международным контролем, и любое действие по ним осуществляется на основе международных договорённостей. Другое дело — насколько правильны были некогда все эти решения, позволившие возникнуть такому количеству беженцев. Но сейчас мы об этом не говорим. К тому же здесь есть и другой не менее важный вопрос. Соответствующее соглашение о финансировании было подписано и с Европейским Союзом, и впоследствии, как известно, оно вызвало недовольство, поскольку не было выполнено со стороны европейцев. Но турецкое правительство исходит из того, что соглашения незыблемы, и продолжает вести свою политику в рамках этих договорённостей. И как результат, в последнее время усилилась борьба и против массовой миграции в Европу. Кстати, были силы, которые пытались заработать на этом немалые деньги и делать реальный бизнес. Хотелось бы отметить ещё один момент, связанный с массовым притоком беженцев в Турцию. Когда в страну хлынул поток беженцев, у Турции не было собственной законодательной базы, регулирующей вопросы, связанные со столь мощным людским притоком. В законодательстве имелись пустоты, и этим могли воспользоваться различные враждебные силы. Приведу простой пример: с 1923 по 1993 годы в Турцию для проживания переселилось всего полтора миллиона человек, и большая их часть была этническими турками. И эти люди без всяких проблем ассимилировались в обществе. Но теперь ситуация совершенно иная, что и объясняет столь ускоренное формирование законодательной базы в этой области. По некоторым вопросам она ужесточается, по другим — наоборот, смягчается.

– Насколько сильно ночные акции протеста могут разрастись?

– Они уже достигли максимума, и не следует ждать развития в сторону негатива. Вопрос полностью под контролем властей. К тому же после того, как будут урегулированы определённые вопросы, в Сирию смогут вернуться ещё 2 млн беженцев, что разрядит ситуацию. Но здесь есть нюанс. Не все прибывшие из Сирии — это люди, бежавшие от войны. Среди них есть и те, кто бежал от режима Башара Асада. Там нет демократии, и это следует учитывать. И какой будет судьба этих людей, если их вернуть в Сирию и передать в руки того же режима? Данный вопрос довольно серьёзно беспокоит турецкое общество. Оно очень деликатное. Можно, конечно, выйти на улицу и покритиковать власти, как это делают некоторые оппозиционеры. Однако надо учитывать фактор международных соглашений по беженцам и то, что часть этих людей бежала от режима. А люди, бежавшие от войны, обладают соответствующим международным статусом. Плюс, если подойти к вопросу ещё более глобально, то увидим, что в Турции сегодня живут люди, бежавшие от войны не только в Сирии, но и в России, Украине, Пакистане, Афганистане и даже в Мьянме и Африке. По мере того, как Турция приобретает мощную экономическую основу, она превращается в некий центр притяжения для жителей многих мусульманских стран. Турция сегодня — демократическая страна со своими свободами, и здесь люди не подвергаются гонениям и преследованию. Потому люди в нашу страну и едут. Но отсутствие должной законодательной базы по интеграции мигрантов в турецком обществе ведёт к серьёзным проблемам. Взять хотя бы тех же сирийцев, которые до сих пор не выучили турецкий язык, хотя их здесь и обучают языку. Они не хотят интегрироваться и живут по какой-то клановой схеме обособленно, что и ведёт к разногласиям.

– Какую цель преследовали организаторы последних беспорядков? Кто являлся целью: правительство страны, отдельные группы населения, в целом Турция как политический актор в регионе?

– Нет, к правительству данный вопрос не имеет никакого отношения. Целью была сама Турция как страна, которая обладает собственным влиянием в регионе. Такого рода инциденты следует расценивать в качестве некоего месседжа, посланного на международном уровне. С большой долей вероятности можно утверждать, что за происшедшим стоят внешние силы. Однако такие акции не реализуются без поддержки определённых внутренних сил. Взять хотя бы террористические акты в России. Было бы ошибочным утверждать, что их можно было осуществить какими-то малыми силами. Однако назвать конкретного внешнего заказчика тоже сложно. Это некая игра в игре, и получить из неё выгоду хотят многие как на уровне жителей конкретных поселений, так и отдельных стран. Каждый преследует свои цели. А внешние силы, если даже не смогут непосредственно воздействовать на процесс, то вполне способны раздуть масштабы происшедшего, и это уже приобретает форму определённого воздействия извне.

Рауф Насиров