В США и Европе активизировались разговоры о вмешательстве России в предвыборные кампании

В США и Европе активизировались разговоры о вмешательстве России в предвыборные кампании

Не поймешь иногда политиков западного мира. То одно утверждают, то другое. А иногда одновременно третье, четвертое, пятое, включая абсолютно противоречивые заявления по какому-то конкретному направлению. Вот, скажем, уже как не один год, что США, что Евросоюз, утверждают, насколько сильно санкции ударили по России, и в скором времени РФ столкнется с неимоверными трудностями, выход из которых будет затруднен, и страна окажется в состоянии стагнации.  

Однако параллельно Вашингтон с Брюсселем, да и большинство других столиц западного мира, единогласно заявляют, например, о вмешательстве Кремля в предвыборную кампанию на европейском континенте (в преддверии предстоящих в июне выборов в Европарламент) или на американском (ноябрьские выборы президента Соединенных Штатов). А отсюда вопрос: ежели Россия так слаба и еле сводит концы с концами, даже не видя путей выхода из экономического тупика, откуда у Москвы силы и средства влиять на предвыборную кампанию в наисерьезнейших геополитических центрах мира?

Директор Национальной разведки США Эврил Хейнс на состоявшихся на этой неделе слушаниях в сенатском Комитете по разведке, назвав РФ наиболее активной «иностранной угрозой для наших выборов», целью Кремля очертила «подрыв доверия к демократическим институтам США» и «обострение социально-политических разногласий в стране». Присовокупив к этим пунктам направленность деятельности Москвы на «ослабление поддержки Украины со стороны Запада», Хейнс, наряду с Россией, включила в число «наиболее значимых» внешних сил, стремящихся «повлиять на американские выборы», также Китай и Иран.

Что касается аналогичных опасений европейских политиков в преломлении к евровыбрам-2024, еще в конце 2022 г. глава европейской дипломатии Жозеп Боррель высказал уверенность в «серьезных попытках внешнего вмешательства и манипуляций», включая кибератаки. С начала этого года, а с наступлением весны в особенности, данная линия стала одной из основополагающих для европейских и американских лидеров.

Прежде всего, советник Джозефа Байдена по национальной безопасности Джейк Салливан подчеркнул реальность «многих причин для беспокойства» на этом треке. Затем замглавы Еврокомиссии Вера Юрова актуализировала использование Кремлем июньских выборов в целях достижения остановки европейской поддержки Украины. Вслед за чем Брюссель объявил о начальных шагах в расследовании предполагаемого (обратим внимание на данное определение) вмешательства Москвы в выборы в Европарламент. В частности, спецслужбы Бельгии высказались о наличии «пророссийских пропагандистских сетей», функционирующих в ряде стран европейского континента. Целью чего было обрисовано «укрепление в Европейском парламенте промосковского нарратива». На фоне чего заместитель пресс-секретаря Госдепа Ведант Патель заявил о совместном отслеживании США и ЕС «относительно возможного» (обращаем внимание и на это словосочетание) вмешательства РФ «в избирательные процессы».

В свете озвучиваемых опасений аналитические статьи в котируемых в мире информационных агентствах громогласно фиксировали, что, «несмотря на санкции и невиданную по масштабам высылку российских шпионов, которые работали в странах ЕС под видом дипломатов, Кремль продолжает предпринимать интенсивные попытки влияния на политику Европы». И это тоже интересно. Оказывается, Россия, о которой, повторимся, на Западе уверенно говорили как о стране, теряющей свой потенциал во всех сферах, умудряется не просто вербовать агентов, но и курировать целые зарубежные отрасли.

Но если это так, то возникает вопрос, а где же серьезные мозговые центры Запада со своими проектами, планами, отчетами, должными заблаговременно оказаться на столе у первых лиц государств, опасающихся российского влияния на общества возглавляемых ими стран? Или знали, но не предпринимали никаких усилий для противостояния?

Однако ряд аналитиков выдвигает следующую версию на данный счет. По их предположению, тема вмешательства Москвы в выборы в Европарламент стала активизироваться по мере усиления позиции ультраправых, уверенно рвущихся к своему серьезному успеху в июне 2024 г. То есть, как предполагают данные эксперты, акцентом чуть ли не на курацию Москвой выборной кампании в Европе нынешние европейские лидеры заранее ищут оправдание, возможно, слабым результатам ведомых ими политических партий.

Аналогично данная когорта аналитиков рассуждает и в преломлении к США, считая, что упор вашингтонской администрации на тему вмешательства России в президентские выборы преследует цель (в случае поражения Байдена) – обосновать отрицательные для Демократической партии итоги «русским следом».

Наверняка в ближайшее время тема воздействия Москвы в избирательные кампании на Западе будет только обрастать новыми гранями. А уже результаты выборов «продемонстрируют» силу то ли РФ, так сказать, то ли «западных демократий», сумевших достичь положительных для себя итогов, несмотря на «попытки давления извне».

Теймур Атаев