Мирас Жиенбаев – «Минвалу»: В портфеле имеется ряд проектов, среди которых экспорт урана через Азербайджан

Мирас Жиенбаев - «Минвалу»: В портфеле имеется ряд проектов, среди которых экспорт урана через Азербайджан

Азербайджан является важнейшим торгово-экономическим партнером Казахстана на Южном Кавказе. Можно с уверенностью сказать, что отношения между двумя странами за последние годы поднялись на новый уровень, и важную роль в этом направлении сыграли взаимные визиты глав государств. В нашем «портфеле» имеется ряд проектов, имеющих важное значение как для наших стран, так и для региона в целом. Это расширение пропускной способности Среднего коридора, прокладка волоконно-оптической линии связи по дну Каспийского моря, экспорт нефти и урана через Азербайджан, поставки пшеницы из Казахстана на азербайджанский рынок. Наши страны являются участниками всех шести международных организаций тюркской направленности, и это самое яркое подтверждение того, что Астана и Баку видят вектор развития интеграции Организации тюркских государств (ОТГ) в одном ключе.

Об этом и о многом другом в эксклюзивном интервью Minval.az рассказал руководитель программы анализа внешней политики и международных исследований аналитического центра MIND Maqsut Narikbayev University Мирас Жиенбаев.

– Прежде всего, хотелось бы узнать, как вы оцениваете будущее Организации тюркских государств и сотрудничество Азербайджана и Казахстана в рамках этой структуры?

– Отмечу, что форматы многостороннего сотрудничества в современной дипломатии становятся все более важными механизмами, предохраняющими систему международных отношений от ускорения разломов и развития кризисов. В целом, мир сегодня более сложный, непредсказуемый и опасный чем когда-либо в человеческой истории и это требует от государств разумных стратегий адаптации.

В этих условиях мы развиваем Организацию тюркских государств (ОТГ), смысл которой концептуально сводится к задаче создания «пространства стабильности» для этих государств. И это принципиально важное условие для безопасности наших государств и развития. Так или иначе, отношения Астаны и Баку сегодня меняются беспрецедентно динамично, что стало возможным во многом благодаря многоуровневому кризису системы глобального управления: в условиях, когда привычные десятилетиями правила, нормы и ценности подвергаются ревизии, мы создаем отношения иного типа.

Для казахской внешней политики ОТГ будет оставаться одним из наиболее важных приоритетов. Особое внимание к этому формату демонстрирует президент Токаев и мы видим широкую общественную поддержку идей тюркского мира среди нашего общества. Тем не менее реальный успех ОТГ будет по-прежнему тесно связан с динамикой внутренних социально-экономических и политических факторов в каждом из государств-членов Организации, что в отдельные временные периоды в будущем может иметь и сдерживающий характер. Так или иначе, и Астана, и Баку заинтересованы в сохранении этой площадки в долгосрочном периоде не только ввиду экономических соображений, но и, прежде всего, различных аспектов собственной безопасности.

– Транскаспийский международный транспортный маршрут (ТМТМ) приобретает все большее значение и для нашего региона, и для всего мира. Каким вам видится его потенциал и дальнейшая роль для экономик двух стран?

– Успех и потенциал ТМТМ или Среднего коридора будет определять способность наших государств к адаптации к глобальным сдвигам. Санкции, торговые войны и рост протекционизма в мире создают вызовы принципиально иного порядка: глобальные цепочки поставок и вся система мировой торговли едва ли оправившись от последствий пандемии, входит в системный кризис от санкционного противостояния. Оба наших государства подверглись «шоковой терапии» в направлении внедрения в мировую торговлю. Если ранее мы торговали преимущественно по так называемым «традиционным» маршрутам через территорию России, то возникший санкционный режим в ее отношении буквально заставил нас пересмотреть свои алгоритмы и подходы к торговле с миром. Прежние соображения только экономической рентабельности стали фактически рудиментом прошедшей эпохи.

Мы наглядно увидели последствия «складывания яиц в одну корзину», когда коллапс одного маршрута оказал немедленный эффект на наши экономики и общества. С этой точки зрения развитие ТМТМ – фактически безальтернативная задача для наших государств. Но в широком измерении задача стоит еще более масштабная – нам необходимо расширять емкость этого проекта. Всемирный банк видит потенциал превращения коридора в важный проект регионального уровня, прогнозируя трехкратное увеличение совокупного грузопотока по ТМТМ к 2030 году до 11 млн тонн.

Стратегически этого недостаточно и это необходимо четко понимать. Безусловно, базовый прогноз указывает на расширение возможностей для ключевых стран-бенефициаров Коридора – Казахстана, Азербайджана и Грузии – что в целом окажет позитивные эффекты на развитие национальных экономик и трансрегиональной взаимосвязанности Центральной Азии и Южного Кавказа. С другой стороны, нам необходима комплексная гармонизация подходов и более активная работа для того, чтобы обеспечить устойчивость проекта на среднесрочном коридоре планирования.

В нашем «портфеле» имеется ряд проектов, имеющих важное значение как для наших стран, так и для региона в целом. Это расширение пропускной способности Среднего коридора, прокладка волоконно-оптической линии связи по дну Каспийского моря, экспорт нефти и урана через Азербайджан, поставки пшеницы из Казахстана на азербайджанский рынок. Каждый из этих проектов имеет стратегическое значение для наших государств: мы вместе работаем над встраиванием региона в систему мировой торговли, по треку информационной и продовольственной безопасности. И, конечно, мы с огромным оптимизмом наблюдаем за кратным ростом транзита казахской нефти и урана – фундаментально важных экспортных позиций для нашей экономики через Азербайджан в Европу, что наглядно демонстрирует высокий уровень взаимодоверия между нашими государствами.

– Как вы оцениваете возможности стран «каспийской пятерки» по реализации совместных инновационных проектов, способных ускорить рост региональных экономик? Какую роль играет цифровая экономика во взаимных контактах прикаспийских стран?

– Вопрос передовых инновационных проектов в каспийском регионе сегодня фактически сводится к треугольнику «Астана – Баку – Ашхабад». Это обусловлено наличием санкционных режимов и ряда системных издержек в отношении прочих государствах «пятерки». Цифровая экономика в каспийском регионе является несколько иным уровнем сотрудничества.

Цифровая повестка концептуально действует безотрывно от прорывных технологических решений и возможности их имплементации. Здесь возникает сложный пазл ограничений и издержек, связанный с патентным правом и запретом на экспорт подобных технологий, софта и решений согласно санкционным ограничениям. Мы по-прежнему можем работать вместе в части обеспечения устойчивого развития прибрежных территорий и экологической ситуации на Каспии. И это задача самих государств каспийской «пятерки» – определить контуры этого сотрудничества.

– В этом году Баку примет Конференцию сторон Рамочной конвенции об изменении климата СОР29. Казахстан в ближайшие годы проведет два крупных климатических саммита под эгидой ООН. Какими знаниями в этом направлении могла бы поделиться Астана с Баку?

– Казахстан готов предоставить любую поддержку братскому Азербайджану в этом вопросе. На практике мы сфокусированы на наращивании компетенций всех наших региональных партнеров для реализации задач устойчивого развития и реализации ЦУР ООН на региональном уровне. Это невозможно без постоянного обмена опытом, тестирования инноваций для их совершенствования, консолидации усилий и совместной работы.
В конечном счете, ни одна из стран не в силах в одиночку решить проблему изменения климата. Последствия этого глобального тренда влияют на жизни миллиардов живых существ на Земле. От аномально высоких температур летом и проблемы засухи и деградации земель до паводков весной и аномально низких температур в зимний период – это новая нормальность нашей жизни сегодня.

Нам необходимы новые технологии и прорывные инновации для решения этих проблем. Мы заинтересованы в фасилитации «зеленых» секторов и в Азербайджане, предоставляя весь потенциал страновой экспертизы и опыта Казахстана. В конечном счете, эти новые сектора экономики станут основой нашего сотрудничества через десятилетия. С этой позиции мы придерживаемся линии максимальной поддержки совместных инициатив в борьбе с последствиями изменения климата как на уровне регуляций и нормотворчества, так и на уровне реализации этих проектов.

– Сегодня через территорию прикаспийских стран проходят различные международные маршруты, в том числе коридоры Север-Юг, Восток-Запад и т.д. Какую роль могут сыграть Азербайджан и Казахстан в развитии транспортного потенциала региона?

– Следует предполагать, что геополитика продолжит деактуализацию ряда существующих сегодня и привычных для нас маршрутов и коридоров. В подобных условиях нам важно выстраивать устойчивый транспортно-логистический каркас континентальной взаимосвязанности, который необходим нам для дальнейшего развития.
Геостратегически нам важно иметь альтернативные маршруты и поддерживать диверсифицированный подход в связях наших государств с другими в системе мировой торговли. Это понятная стратегия хеджирования возможных рисков, которая обеспечит большую устойчивость в условиях возникающих кризисов. И это то самое измерение международного сотрудничества, в котором государства будут поддерживать исключительное сотрудничество при любых обстоятельствах.

В конечном счете, государства должны постоянно торговать друг с другом, в том числе экстерриториально, что делает транзит и его беспрепятственный режим безусловным требованием для существования. Так, на фоне всеобщей заинтересованности в поддержании континентальной взаимосвязанности между европейской и азиатской частью Евразии, Казахстан и Азербайджан естественным путем обретают особую значимость.
Прежде всего, без конструктивного взаимодействия и активного участия Астаны и Баку широкий круг стейкхолдеров утратит способность реализации Среднего коридора. Наша задача – развивать пропускные мощности и собственный транзитный потенциал.

Также, нам необходимо поддерживать постоянную синхронизацию действий. Это важно для недопущения искажений и перегибов в пропускной способности по разным берегам Каспия. Наконец, реализация или не реализация транзитного и транспортного потенциала региона – конечный итог реализации политик самих государств региона. Есть ряд задач из разряда «домашней работы», которые мы должны реализовать сами, без привлечения внерегиональных партнеров. Способность завершить этот этап быстро и эффективно определит роль и место макрорегиона Центральной Азии и Южного Кавказа в зарождающейся системе мировой торговли.

Ясмин Мамедова