Эмин Алекперли: Если среди владельцев акций есть и наши граждане, то их права пострадают

Эмин Алекперли: Если среди владельцев акций есть и наши граждане, то их права пострадают

В России вовсю идет процесс национализации предприятий, которые были переданы в частные руки еще в начале 1990-ых в ходе приватизации. Буквально вчера прокуратура этой страны объявила, что не считает покупку на бирже акций Соликамского магниевого завода добросовестным приобретением. Как результат права на владение ценными бумагами предприятия лишились как мажоритарные, так и миноритарные акционеры, то есть даже владельцы мелких пакетов. Прокомментировать вопрос о том, может ли стартовавший в России процесс национализации предприятий затронуть интересы и азербайджанских владельцев этих акций, Minval.az попросил эксперта в области экономики, кандидата географических наук, сотрудника кафедры экономической и социальной географии БГУ, Эмина Алекперли. 

– Можно ли сказать о том, что в России стартовал процесс изъятия собственности у владельцев акций, который грозит стать массовым? Причем изъятия коснутся не только владельцев крупных пакетов акций, но и мелких, то есть миноритарных инвесторов?

– Начало 2024 года знаменуется возобновлением проблемы передела собственности, а именно возвращения государству приватизированных предприятий. Этот процесс в России начался в прошлом году и по стране прошла волна подачи исков со стороны прокурорских органов, но все затихло к осени 2023-го. Самое громкое дело было связанно с миллиардером Андреем Мельниченко, которое закончилось мирным соглашением, кроме этого, также были национализированы несколько предприятий у бизнеса среднего уровня.

Также началась национализация Ивановского завода тяжелого станкостроения и спустя буквально пару месяцев было завершено дело, возбужденное против владельцев Челябинского электрометаллургического комбината.

То есть, этот процесс в России уже стал массовым и государство возвращает стратегические активы. Среди уже национализированных предприятий мы можем видеть предприятия машиностроения, металлургии, химической и нефтяной промышленности.

– Наверняка, определенная часть и граждан Азербайджана владеет акциями российских предприятий? Получается, если процесс изъятия собственности у акционеров получит в России массовый характер, то права собственности на эти ценные бумаги, а значит, и своих денег лишатся и эти люди?

– Не думаю, что в России дали бы возможность нашим гражданам инвестировать в такие серезные и крупные предприятия стратегического назначения. Но если среди владельцев этих предприятий есть и наши граждане, то пострадают и права этих инвесторов.

– Куда именно могут обратиться граждане Азербайджана с жалобой, лишившиеся таким образом акций российских предприятий? В российское посольство, в местные суды на территории России?

– Учитывая отношение правительства России к инвесторам на сегодняшний день, вряд ли обращение в посольство даст результаты. Думаю, нашим гражданам правильнее будет обращаться в Экономический суд СНГ, так как Азербайджан и Россия являются членами СНГ, но и Международный арбитражный суд тоже является не последней инстанцией, которая может решить данную проблему.

– Через стартовавшую в начале девяностых приватизацию на пространстве бывшего Советского Союза прошли многие государства, в том числе Азербайджан. Известны ли вам на этом пространстве другие подобные случаи изъятия у представителей частного сектора некогда приватизированной собственности?

– Учитывая политическую нестабильность в 90-е годы сегодня все чаще говорят о несправедливой форме приватизации предприятий в бывших республиках после развала СССР. Поэтому все выше сказанное позволяет наблюдать в последние годы и процесс национализации предприятий, приватизированных в 90-ые годы. Например, в России в 2014 году состоялась деприватизация Башнефти, в Беларуси предприятий «Мотовело», «Красный пищевик», «Обувь – Луч» и так далее. Список большой. Что касается процесса национализации предприятий в Азербайджане после приватизации в 1990-х, то таких фактов вроде бы и не было.

– Есть в мировой практике прецеденты, когда государство через суды возвращает себе право на собственность спустя более 20-ти и более лет после того, как собственность уже стала частной?  

– Да, конечно, в мировой практике есть такие случаи, и я могу привести пример национализации предприятий в странах Европы, которые следовали после их приватизации. Например, в Литве в 2011 году был национализирован банк Snoras, в Черногории в 2012 году – алюминиевая компания Kombinat aluminijuma Podgocia, в Польше в 2013 году, в свою очередь, состоялась национализация активов частных пенсионных фондов, в Венгрии в 2010 году – алюминиевый завод MAL AG и этот список тоже можно продолжить.

Рауф Насиров