Союзники или предатели? Почему делегации Украины, Грузии и Молдовы отказались принимать участие в голосовании в ПАСЕ

Союзники или предатели? Почему делегации Украины, Грузии и Молдовы отказались принимать участие в голосовании в ПАСЕ

Есть известное высказывание лютеранского пастора Оскара Нимелера: «Когда нацисты пришли за социалистами, я оставался безмолвным. Я не был социалистом. Когда они пришли за членами профсоюза, я не стал протестовать. Я не был членом профсоюза. Когда они пришли за евреями, я не возмутился. Я не был евреем. Когда они пришли за мной, не осталось никого, кто бы выступил против».

Эта цитата как нельзя лучше подходит к тому, что накануне происходило в ПАСЕ. Чья верхушка, как в дворовой перебранке, решила оставить последнее слово за собой и после азербайджанского демарша все же провести голосование и ограничить полномочия азербайджанской делегации.

Но речь не только о том, куда попадает камень, брошенный вдогонку. Напомним: всего за ограничение полномочий азербайджанской делегации проголосовало 76 депутатов, против — 10, четверо воздержались. Провокационное предложение горячо поддержали делегаты Армении, Австрии (5 из 6), где-то делегации голосовали далеко не полным составом (от Великобритании, к примеру, один из 18, от Германии — 4 из 18). Против проголосовала делегация Турции (за исключением представителя прокурдской HDP). А делегации Украины, Грузии, Болгарии, Греции, Кипра, Латвии, Лихтенштейна, Молдовы, Венгрии, Нидерландов, Польши, Северной Македонии, Сербии, Словакии, Черногории, Чехии и Эстонии отказались принимать участие в голосовании.

Еще раз: среди покинувших зал оказались делегации Украины, Грузии и Молдовы.

Можно при желании изобрести объяснение: дескать, в Киеве, Тбилиси и Кишиневе рассчитывают на поддержку европейских лидеров и не хотят идти против их мнения. И вполне возможно, что руководство этих делегаций оперировало примерно такими аргументами. Искренне полагая, что нашли «лучший» выход.

Конечно, огромное уважение вызывает представитель Украины Алексей Гончаренко, который при таком раскладе заявил с трибуны, что «этот институт очень жестко относится к Азербайджану. В чем причина этого? Азербайджан является членом Совета Европы с 2001 года. С тех пор ситуация в Азербайджане ничуть не ухудшилась. Единственное, что изменилось, это то, что республика восстановила свою территориальную целостность в пределах законных границ». Но это не снимает вопросов к остальным — ни в личном, ни в «межгосударственном» измерении.

Во-первых, все три страны вместе с Азербайджаном входят в ГУАМ. И как бы должны координировать свои действия на международных площадках. И в такой ситуации Азербайджан был вправе ожидать большей принципиальности от делегатов от всех трех стран. Неважно, хватило бы их голосов «переломить» исход голосования или нет — это тот случай, когда важна собственная позиция. Та, которую выразила, к примеру, делегация Турции.

И самое главное, все три страны уже сегодня сталкиваются с нарушением собственной территориальной целостности и оккупацией своих территорий. В Грузии не могут остановить «проволочную агрессию», в Украине — настоящая масштабная война. И эти самые делегаты в ПАСЕ не могли не понимать, что «наказать» Азербайджан здесь вознамерились именно за то, что страна восстановила свою территориальную целостность и вышибла оккупантов.

И что же — представители Грузии, Украины, Молдовы просто не догадались, что этот вопрос касается и их? Они реально решили, что «теневая верхушка» ПАСЕ, которая готова наказывать Азербайджан, к их границам и территориям отнесется с большим уважением? И там не решат «спасать лицо Кремля», «искать мирный выход» и не вспомнят о дипломатии в стиле Даладье?

И вот тут уже, возможно, для самих этих стран важны не только отношения с Азербайджаном. Их, скажем так, «осторожная и сбалансированная позиция» оказалась нечаянной демонстрацией, что в вопросах уважения границ и территориальной целостности эти страны занимают вовсе не такую уж принципиальную позицию.

И этот опыт вполне может быть распространен уже и на их границы. О чем еще накануне рассказывал Minval. Так что цена «осторожности» в ПАСЕ может оказаться очень высокой.

Отдел политики Minval.az

Из этой рубрики