Расим Мусабеков: «Это означало бы ввергнуть страну в длительный период турбулентности»

Расим Мусабеков: «Это означало бы ввергнуть страну в длительный период турбулентности»

Прошлая неделя ознаменовалась для Азербайджана двумя важными событиями – объявлением о досрочных президентских выборах и договоренностями, достигнутыми между Азербайджаном и Арменией и демонстрирующими взаимную политическую волю для продвижения мирной повестки и нормализации отношений между странами. Политолог, депутат Милли Меджлиса Расим Мусабеков в интервью Minval.az прокомментировал происходящее и заявил, что не видит непреодолимых препятствий на пути достижения мирного договора.

– Насколько соглашение, которое удалось достигнуть в ходе переговоров представителей Администрации президента Азербайджана и Аппарата премьер-министра Армении, следует считать фундаментальным? Оно действительно закладывает основу для подписания мирного соглашения между странами, или, возможно, это всего лишь игра армянской стороны, нацеленная на то, чтобы мы освободили максимально большее число военнопленных? Ведь похожие заявления Арменией делались и ранее, но ощутимого прогресса достичь не удавалось.

– В контексте мирного урегулирования армяно-азербайджанских отношений продуктивный прямой диалог является эффективным каналом. Меры, которые реализуются посредством соглашений, выработанных аппаратами первых лиц, обмен задержанными военнослужащими и поддержка в международной климатической программе важны сами по себе, и вдобавок анонсируют другие действия для создания атмосферы доверия между находящимися в конфликте сторонами.

– Насколько теперь четко прояснились контуры взаимоотношений Азербайджана и Армении?

– Говорить о четкости и стабильности в контексте нормализации армяно-азербайджанских отношений рановато. Стороны все еще находятся в переговорном процессе.

Какие факторы, на ваш взгляд, могут помешать сторонам добиться мира в регионе? Каковы реальные угрозы?

– Непреодолимых факторов я не вижу. Риски со стороны самой Армении или же поддерживающих ее, притязания держав (Россия, Иран, Франция и др.) минимальные. Задержки в согласовании и подписании соглашения об установлении межгосударственных отношений могут происходить, как вследствие желания самих сторон обеспечить в данном документе некоторые преференции, так и форсмажорных событий, предсказать которые заранее невозможно.

– Ряд экспертов полагает, что в будущем особенно сложно будет достичь взаимопонимания по вопросу открытия транспортных коммуникаций. Здесь предвидятся трудности, даже похлеще, чем в обсуждении вопросов по делимитации и демаркации границ. Но опять же, одно дело договориться, а другое запустить эти коммуникации, причем полностью обеспечив их безопасность. Так ли это на самом деле? По какому пункту мирного соглашения сторонам будет сложно договориться?

– Думаю, что вопрос делимитации границы потребует больше времени. Это объективно. Вспомним, что переговоры по делимитации российско-азербайджанской границы длились более 10 лет, а после подписания соответствующего соглашения еще несколько лет осуществлялась демаркация госграницы. Эта работа пока еще не завершена примерно на четверти азербайджано-грузинской, а также на армяно-грузинской границах. Важна не длительность переговоров по делимитации границы, а предотвращение перерастания споров в военную напряженность. Коммуникации будут открыты и все. Споры будут в очередности открытия тех или иных маршрутов, в их финансировании, режиме функционировании и пр. Главным является необходимость подвести черту под многолетней военной конфронтацией и предотвратить ее в будущем.

– Глава азербайджанского государства утвердил свое положение в роли президента-победителя. Так что серьезной конкуренции для него не ожидалось даже в ходе выборов 2025 года. Зачем нужно было переносить сроки президентских выборов?

– Полагаю, что есть политическая и техническая предпосылка. В силу сложившихся обстоятельств в Азербайджане должны проводиться очередные муниципальные выборы в декабре 2024 года и через короткие промежутки времени в феврале 2025 года истекают полномочия депутатов Милли Меджлиса, а в апреле того же года полномочия действующего президента. В короткий временной промежуток проведение подряд выборных кампаний означало бы ввергнуть страну в чрезмерно длительный период политической турбулентности. Разводить по времени было необходимо президентские и парламентские выборы, так как муниципальные выборы должны были проходить в обычном порядке, в оговоренные законом сроки. Президент решил вопрос в пользу досрочных выборов главы государства своим указом, назначив их на начало февраля будущего года. Одновременно он посредством выборов имеет возможность подтвердить собственную высокую легитимность, представить азербайджанскому обществу и миру новые приоритеты и цели развития страны после решения важнейшей национальной задачи – восстановления территориальной целостности и суверенитета в полном объеме.

– Что следует ожидать народу Азербайджана после февраля 2024 года, то есть после приближающихся президентских выборов?

– Перед страной и правительством стоит грандиозная задача восстановления разрушенных в годы армянской оккупации территорий, причем в соответствии с высокими экологическими и социальными стандартами, возвращение на них сотен тысяч внутренних перемещенных лиц. Президент Ильхам Алиев анонсировал новые управленческие системы, которые тестируются на освобожденных территориях. Есть большие планы по развитию «зеленой» энергетики. Наверное, в ходе избирательной кампании прозвучат и иные важные инициативы. Не будем торопить события и подождем их оглашения.

– Как можно охарактеризовать отношения между Азербайджаном и США после того, как глава государства все же принял Джеймса О’Брайена?

– Визит помощника Госсекретаря США Джеймса О’Брайена в Баку и его переговоры с президентом Ильхамом Алиевым были важны, чтобы снять возникшую напряженность в американо-азербайджанских отношениях и предотвратить их дальнейшее ухудшение. Полагаю, что в этом смысле цель достигнута. В Баку приступил к работе после почти годичного перерыва вновь назначенный посол США Либби. Неоправданные ограничения в отношении визитов высших должностных лиц, которые опрометчиво были введены администрацией США, отменены. Полагаю, что стратегический интерес Вашингтона к Азербайджану сохраняется, а, в свою очередь, в Азербайджане нет желания искусственно ограничивать партнерские отношения с все еще являющейся супердержавой – США.

Просто в Вашингтоне должны переосмыслить роль и значение Азербайджана, который решил застарелый конфликт с Арменией, восстановил полный контроль над границами и государственный суверенитет, повысил авторитет в регионе и в мире, демонстрирует субъектность в международной политике. Полагаю, что американские политики, при всей их самоуверенности, умеют считаться и принимать реалии так, как они есть.

Рауф Насиров