Никол Воваевич Пашинян продолжает удивлять аудиторию своими заявлениями и постами в «Фейсбуке». Накануне сей субъект на полном серьезе заявил, что он-де считает необходимым «признать независимость «Арцаха»», который, по его версии, оказывается, «никогда не входил в состав независимого государства Азербайджан». И если в чем-то и убедил мир, то исключительно в своей некомпетентности. Во-первых, мировое сообщество, напомним в который уже раз, считает Карабах частью территории Азербайджана и никак иначе. Доказательств великое множество, от карт на официальном сайте ООН до ответов МИДов многих стран на запросы своих же депутатов. Во-вторых, перед тем, как озвучивать такие призывы, Пашиняну самому надо бы определиться, чем он считает Нагорный Карабах — независимым государством, частью Армении или еще чем-то.

А на следующее утро Никол Воваевич сменил пластинку. И разразился пространным постом в ФБ, который, несмотря на длинноты, стоит того, чтобы его процитировать:

«1. Во имя чего эта война? Статуса Карабаха.

2. Могли ли мы избежать этой войны? Да, если бы сдали территории и согласились на неопределённый статус Карабаха на неопределённое время, в условиях отсутствия механизма по определению будущего статуса.

3. Могли бы достичь приемлемого или какого-либо другого статуса Карабаха путём переговоров? Нет, поскольку последняя возможность для этого была исчерпана в 2011 году в Казани.

4. Можем остановить эту войну? Теоретически да, согласно формуле, чуть хуже той, что указана во втором пункте.

5. Может ли война решить вопрос статуса Карабаха? Да, если у нас будут успехи на войне.

6. Можем ли мы добиться успехов на войне? Да, если во имя этой цели сосредоточим потенциал нации и самоотверженно все вместе будем идти к этой цели».

Намеренно оставим за рамками пафосные разговоры в стиле «сосредоточим потенциал нации и самоотверженно будем идти к этой цели». Важно другое.

Прежде всего, Пашинян по сути дела признал, что у Армении был шанс избежать войны, если бы в Ереване «сдали территории и согласились на неопределённый статус Карабаха на неопределённое время, в условиях отсутствия механизма по определению будущего статуса». То есть согласились на те самые базовые принципы урегулирования, от которых Ереван высокомерно отказывался: вывод войск сначала из пяти районов, затем — еще из двух и уже после этого — разговор о статусе. Если называть вещи своими именами, Никол Воваевич признал ответственность своей страны за срыв переговоров по базовым принципам, что и привело к войне. Другой вопрос, что войны в Армении не ждали. И тем более не ждали той войны, которая идет сегодня в Карабахе — с безусловным военно-техническим и профессиональным превосходством Азербайджана, с планомерной «зачисткой» территорий от армянских оккупантов, с неожиданными маневрами и тяжелейшими для Еревана последствиями.

Но Пашинян теперь нечаянно выбалтывает: у Армении и сегодня есть шанс остановить войну, если она согласится на условия «чуть хуже», чем те, что она могла получить на переговорах без крови и без жертв. Оставим в стороне, «чуть хуже» или «капитально хуже» будут условия мира после военного разгрома. Во-первых, этим своим заявлением Никол Воваевич обнулил собственную «трескотню» насчет мифических планов Азербайдана и Турции «уничтожить вслед за Карабахом и Армению», «устанавливать халифат» и уж как минимум штурмовать Ереван. А во-вторых, и «в-главных», с той же легкостью «обнулил» и обесценил все то, что происходит сегодня на карабахском фронте. Потому как «успехи на войне» Армении не светят даже в самых розовых мечтах, шансов переломить ход событий у неё уже нет.

Но, возможно, куда важнее то, чего в статусе Пашиняна не оказалось. На фоне очевидного военного разгрома Никол Воваевич то интерпретирует историю переговорного процесса, то пытается рассуждать об общенациональном единении (то есть «выключить» оппозиционную активность и критику собственных действий), но не дает ответ на главный вопрос: готов ли он сегодня, сейчас, принять условия Азербайджана, выразить готовность убраться с чужих захваченных территорий и тем самым прекратить войну? Вместо этого Никол Пашинян пытается увести разговор в сторону, изобразить,  будто бы он «советуется с народом», торговаться по поводу будущего статуса…И не задумывается, что в это время Азербайджанская Армия продолжает военную «зачистку» Карабаха. Что понятным образом корректирует и повестку дня переговоров.

Если, конечно, к тому моменту, когда Пашинян закончит со своими безнадежными попытками торга, в этих переговорах вообще останется смысл.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az